Алматы 18.04.2022 15528

Несанкционированные санкции

Мы уже пару раз говорили о последствиях антироссийских санкций для Казахстана, а точнее – для нас с вами. Воде бы, Запад особых претензий к нашей стране не имеет в этом плане, однако, как выяснилось, многие казахстанцы не до конца понимают, о чем конкретно идет речь. Причем, это касается не только простых граждан, но и вполне авторитетных чиновников. Между тем, санкции санкциям рознь, и откреститься просто так от них не получится. И казалось бы, причем здесь Новый Казахстан и демонополизация?


Экономические последствия российско-украинской войны казахстанцы уже почувствовали на себе. Это, в первую очередь, касается неудержимого роста цен и тарифов буквально на все. С точки зрения правовой защищенности граждан РК, мы столкнулись с серьезными проблемами в социально-экономической сфере. Для многих наших соотечественников это, может быть, покажется не столь необычным – государство редко заботилось об этом вопросе, однако, пришло время не только вспоминать о своих правах, но и каждый раз напоминать о них тем, кто их должен обеспечивать и гарантировать.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Казахстан в санкционной «спецоперации»

Между Россией и Украиной

Казахстан-миротворец: миссия выполнима

Между другом и союзником

В своем мартовском послании президент, вроде бы, обозначил некоторые моменты – заявил о необходимости принятия срочных решений, касающихся экономических рисков (чуть ли не в течение 24 часов). Но прошло уже более месяца, но особой оперативности и креативности правительства и местной исполнительной власти (акиматов) мы не наблюдаем. Здесь, как заметил министр нацэкономики, все будет очень плохо или очень хорошо. Эта фраза, разлетевшаяся на мемы, в действительности демонстрирует истинное положение вещей – министерства и ведомства просто не способны прогнозировать ситуацию даже в обозримом будущем. Если что-то пойдет не так, то тот или иной министр, в лучшем случае, получит выговор, а миллионы казахстанцев станут жить еще хуже, лишаясь, по сути, прав на качественное образование, бесплатную медицину, хорошие продукты и так далее.

Другой аспект «правовых рисков» в этом плане – это все то, что связано с национальной безопасностью и безопасностью граждан страны. Здесь спектр опасностей широк – от угрозы межнациональных конфликтов, до провоцирования сепаратистских действий. Наверное, этому моменту нужно будет посвятить отдельный материал, а пока заметим, что в этом плане нам нужно только догадываться, что же на самом деле задумало руководство страны. Действительно, с одной стороны, первый замрук АП Тимур Сулейменов высказывает в Брюсселе довольно смелые идеи, а с другой – в Астане задерживают некоего «агента-русофоба». Более непонятно с передвижением войск по всей стране – это обычное весеннее военно-полевое обострение у МО или превентивные меры по прикрытию северных границ?

Все это, как вы поняли, реальные, но все же косвенные угрозы. Но есть и прямые. Пару месяцев назад МИД Великобритании заявил, что Республика Казахстан не рассматривается в качестве санкционных атак со стороны Запада. Это вполне логично – ведь мы, в отличие от Беларуси, открыто не поддерживаем агрессивную Россию, а интервью упомянутого Сулейменова как бы это подчеркивает. Но риски все же остаются. Они вновь появились на прошлой неделе в связи с выступлением министра финансов США Джанет Йеллен. Влиятельная The Wall Street Journal перевела ее выступление полностью, и в нем, кроме прочего, она заявила, что страны, сохраняющие связи с Россией после ее вторжения в Украину, рискуют столкнуться с изоляцией от мировой экономики, что станет предупредительным выстрелом для стран, которые до сих пор сохраняли нейтралитет в конфликте.

Тут необходимо выделить два аспекта. Во-первых, не стоит не придавать значения должности госпожи Йеллен, так как именно Минфин является ключевым ведомством, где решаются все основные технические моменты в связи с введением тех или иных санкций. Во-вторых, заявления казахстанских АП и МИД о нежелании поддерживать Россию и непризнание Крыма с «ДНР», не могут стать гарантией для Казахстана, что нас обойдут какие-либо санкционные действия со стороны США и Европы. Тут может всплыть даже косвенная поддержка, если через нашу страну в РФ будут поставляться те или иные «запрещенные» товары, осуществляться поддержка российским банкам, продаваться нефть и так далее. Выявить это, на самом деле, не так сложно. В таком случае, под ударом могут оказаться, прежде всего, государственные и квазигосударственные предприятия, нацкомпании, отечественные банки и еще что-то в этом роде. А это в одно мгновение может создать серьезные проблемы для казахстанцев, которые в субъективном плане могут быть похлеще, чем для россиян – так как мы менее подготовлены к этому, да и государственная идеология хромает.

При всем при этом, не стоит забывать и о других санкциях, вероятность которых близка к 100 процентам, а именно – о персональных или адресных. Заметим, февральское заявление МИД Великобритании прозвучало вскоре после выступления в парламенте Маргарет Ходж. Она озвучила ряд фамилий, которые еще вчера казались у нас неприкасаемыми, подчеркнув, что это клептократы, из-за которых в Казахстане нарушаются права человека, и призвала вводить те самые адресные санкции. Тут подчеркнем, что санкции санкциям рознь, а экономические ограничения в отношении страны и против физического лица – это совершенно разные вещи.

Что касается персональных ограничений, то это тот же самый «Акт Магнитского», который теперь распространяется и на казахстанских чиновников и олигархов (список достаточно широк – на сегодняшний день это несколько десятков человек). Если коротко, то введение таких санкций не должно прямым образом отразиться на простых гражданах. Предполагаемые меры касаются ареста недвижимости, наложение ограничений компании, связанные с фигурантами, и замораживания счетов фигурантов в юрисдикции стран, вводящих санкции, а также – запрет им и их родственникам въезжать на их территорию. То есть, удар наносится по самому больному – по выведенным активам и возможности жить припеваючи где-нибудь в европах. Впрочем, есть и исключение – на территорию Евросоюза фигурант санкционного списка может попасть, если (когда) там будет открыто судебное производство в его отношении. Так же ему позволят из замороженных банковских счетов рассчитаться с адвокатом по этому самому делу.

Помнят ли об этом казахстанские власти? Должны – ведь, многие из них тоже имеют домики в Чехии и счета в Швейцарии. В начале февраля президент Токаев заявил о необходимости разработки механизма возврата незаконно выведенных капиталов, дав на это два месяца. Срок прошел, но правительство так и не разродилось ничем конкретным – лишь выдало некие чисто теоретические меры по предотвращению дальнейшего вывода. А вот о том, как возвращать на родину наши (украденные) деньги – ни слова. Почему?

Точно сказать трудно, но можно предположить, что камбин по-прежнему игнорирует и саботирует инициативы Токаева или же они, инициативы, изначально не были нацелены на популизм и не предусматривали возвращения капиталов на родину. Ведь не будут же законодатели действовать против себя, своих семей и «честно заработанных» (но не совсем честно выведенных) капиталов.

Однако есть и другой выход. Сейчас начался процесс так называемой «демонополизации», который, кроме прочего, предусматривает пересмотр «необоснованной приватизации» многих объектов. Многие думают, что это является ударом по активам семьи Назарбаева и его приближенных или же предусматривает банальное перераспределение активов. Вполне возможны оба вариантов сразу, но нельзя исключать и третий – что это проводится как превентивные действия с целью вывести эти активы из-под удара компании, которые могут попасть под адресные санкции.  

В общем, нужно понять, что санкции в любом случае будут и они точно окажут то или иное влияние на каждого из нас и на нас, вместе взятых. Только все зависит от того, как мы будем к этому относиться. Тем более, что от некоторых санкций (адресных) можно получить и прямую выгоду – как политическую, так и экономическую – в виде реального возвращения выведенных капиталов.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов