Алматы 29.03.2022 16237

Казахстан в санкционной «спецоперации»

Тема санкций, а точнее – их влиянии на нашу страну и нас с вами стали появляться в большом количестве в отечественных СМИ. Причем, когда мы реально стали чувствовать их на себе и своем кошельке. Краткосрочные перспективы, мягко говоря, не вызывают оптимизма, а про долгосрочные боятся заикаться даже те, кто «и раньше предупреждал». Мы же посмотрим на эту проблему с другой стороны – с позиции права. Ведь об этом многие забывают в Казахстане, не говоря уже про Россию.


Для начала немного истории. Хозяин Кремля Владимир Путин, в принципе, был прав, говоря, что СССР всегда жил при санкциях, но вывод из этого тезиса (что «проживем и сейчас») весьма спорный. Действительно, практически сразу после подписания Брестского мира, национализации и отказа от международных обязательств, большевики получили первые экономические санкции. Если говорить языком цифр, то даже по сравнению и учитывая гиперинфляцию с 1918 годом в 1919-ом объем внешней торговли в рублевом эквиваленте упал более, чем в 40 раз.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Несанкционированный Казахстан

Железный занавес 2.0

Об этом знает вся Европа: санкционированный Казахстан

Следующим этапом стал, как ни странно, момент индустриализации в СССР. Вместе с тем, что США фактически был одним из главных ее, индустриализации, реализаторов (поставки станков и оборудования, строительство электростанций и заводов-гигантов и так далее), были введены ограничения на импорт из Страны Советов. В этом плане надо учитывать, что Штаты и Европа сами в это время переживали не лучшие времена. В годы Второй мировой. Как известно, многие ограничения были сняты. Напротив, в Союз по линии ленд-лиза стали поступать многие товары, как оборонного, так и социального предназначения, а также те же станки, сталь и многое другое.

В эпоху «холодной войны» западные санкции имели некий волновой характер. Они усиливались после вторжения в Венгрию (1956 год) или Чехословакию (1968-ой) и без особых заявлении спадали – особенно после встреч на высшем уровне. Но, безусловно, наиболее жесткими и запоминающимися стали санкции, введенные большинством западных стран и ряда международных организаций после начала «спецоперации» в Афганистане. С одной стороны, страна потеряла огромную статью дохода от продажи нефти, а с другой – в нее был закрыт доступ для многих товаров и технологий. Это если коротко, но, по мнению ряда экспертов, это и стало началом конца СССР – глубокий экономический кризис в итоге привел к краху системы и распаду страны.

Но дело в том, что в то время советские граждане особо не знали ни о каких санкциях, а если точнее – не способны были вычислить причинно-следственный эффект. Это касается и правовой стороны вопроса – «хомо советикус» был готов потуже затянуть пояса, но лишь бы победить в гонке вооружений. Сейчас же при желании о санкциях можно узнать все, вплоть до механизмов их работы и имен тех, кто принимал решения. А вот с идеологический характер, можно сказать, усугубился – антисанкции в России приобрели характер «победобесия» с оттенками мазохизма. С другой стороны, переживания по поводу закрытия «Макдональдсов» и уход мировых брендов из питерско-москвоских бутиков как-то волнует больше, чем потеря россиянами гражданских и других прав. Ну, тех, которые еще были де-юре и де-факто.

Впрочем, пусть это будет внутренним делом РФ – лучше обратим внимание на то, как это отразится на нас. Уже отражается. Мы, наверное, не будем перечислять все проблемы, с которыми столкнулись казахстанцы из-за вторжения нашего «союзника» в Украину – список уже большой и он пополняется с каждым днем – лишь отметим их блоки, исходя из конкретных направлений.

В первую очередь, конечно, это социально-экономические последствия, а проще говоря – рост цен буквально на все. И это имеет прямое отношение к целой группе прав и свобод казахстанцев. Прежде всего, это касается личных прав. Скажем, удорожание ряда лекарств в два раза имеет прямое отношение к праву на доступную и качественную медицину. Тоже самое касается право на образование, охрану семьи и даже некоторых культурных и экологических прав. Немалый урон наносится и по праву на социальное обеспечение – ведь те же пособия, пенсии, стипендии и зарплату у бюджетников фиксированные, а для их пересмотра в сторону увеличения нужно уйму времени и сил.

Конечно, правительство Казахстана что-то делает в этом плане, а президент даже дал «конкретные поручения», но пока никаких четких действий мы не видим. Точнее, нам дают обрывочную информацию о том или ином заседании, а ценники в соседней аптеке и ближайшем супермаркете переписываются каждый день, и не в сторону уменьшения.

Далеко неоднозначную реакцию вызвала инициатива по временном ограничению сопроводительных надписей на государственном (и на русском тоже, наверное) языке на отдельных видах товаров. Не будем вдаваться в подробности, но отметим, что это является явным нарушением личных и конституционных прав казахстанцев. К слову, нахождение Казахстана в составе ЕАЭС, да и ОДКБ, как говорилось ранее и сейчас подтверждается на практике, серьезно влияет на наши с вами социально-экономические, гражданские и политические права. То есть, именно различные союзы со страной, которая сейчас фактически стала государством-изгоем, стали главной причиной кризиса, в который сейчас все глубже погружается Казахстан.

Таким образом мы потихоньку подошли к нарушению политических прав казахстанцев. Наверное, уже никто не будет отрицать прямую взаимосвязь экономики и политики (или политики и экономики – кому как удобнее), поэтому не надо быть пророком или политологом, чтобы предсказать рост политических требований и протестов. Вскоре мы можем столкнуться с целым букетом проблем, включая рост напряженности в самом обществе, опасностью возникновения конфликтов на социальной и межнациональной почве и так далее. В основном это связанно с неопределенностью руководства страны к российско-украинскому конфликту.

Отдельно стоит отметить, риски возникновения проблем со свободой слова и свободой волеизъявления. Речь идет не только о опасности блокирования соцсетей, «благодаря» пресловутому закону Сарыма-Закиевой, но и в целом тенденции к новому витку преследования гражданских активистов и журналистов.

На самое главное, на наш взгляд, это неуверенность наших граждан в праве на получение личной защиты и защиты государства в целом. Это касается не только теоретической (но вполне реальной) внешней агрессии, но и информационных атак, которые стали усиливаться в последнее время, в том числе и со стороны «союзника». В любом случае, важно, чтобы о соблюдении любых гражданских прав помнили не только их носители, казахстанцы, но и власти, которые обязаны их соблюдать.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Право на право

Право на жизнь. Доказательство аксиомы

Права человека: ликбез для каждого

В конце прошлой недели Эльвира Азимова, уполномоченная по правам человека в Казахстане, предложила внести корректировки в законодательства по защите прав человека в условиях ЧП, в сфере правоохранительных органов, а также расширить мандат суда присяжных. Это вселяет некоторую надежду, но, по сути, больше относится к «январским событиям» и является реакцией пост-фактум. На деле же сейчас нужно не только оперативно решать свалившиеся на наши головы проблемы, но и уметь их предвидеть, принимать превентивные решения. И делать это лучше и надежнее при непосредственном участии гражданского общества. Более того – именно граждане и правозащитники должны иметь преимущественное право голоса. вот в таком случае потихоньку начнет возвращаться доверие к власти и появляться уверенность в завтрашнем дне.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов