Алматы

12.10.2021

Права человека: ликбез для каждого

В обществе и даже во власти не перестают говорить о правах человека. Если первые подчеркивают необходимость их внедрения в жизнь, то во втором случае используют выражение «дальнейшее совершенствование». Однако и те, и другие сводят это к теории, а те, кто пытается «копать глубже», предлагают либо вернуться к прошлой Конституции, либо потерпеть – якобы, все нужно делать постепенно. Так ли это на самом деле?


Заранее приносим прощения за частое и иногда тавтологическое использование слов «права» и «право» – это, так сказать, производственная необходимость, а также сразу же оговоримся, что «постепенно» у нас в стране права человека ограничивали, хотя в Основном законе они довольно четко и ясно прописаны. Это, как говорится, в доказательствах не нуждается, поэтому углубляться в эту тему не станем. Также следует пояснить относительно первой Конституции независимого Казахстана. Мы уже как-то говорили, что с ним, а точнее, с его возрождением, не все так просто – хотя бы потому, что он морально и политически устарел. Но нужно отметить нечто другое, о чем многие гражданские активисты даже не догадываются.

Действительно, в последние годы все чаще звучат призывы вернуться к Конституции 1993 года. Эмоциональные причины такого желания понятны и даже в некоторой степени приемлемы. На практике это мало осуществимо, причем дело даже не в политической составляющей, а в правовой стороне вопроса. Дело в том, что в ней как раз не были четко оговорены права человека. Там была глава о правах гражданина, а про «человеческие» права было сказано практически мельком. Если вдуматься, то между этими двумя понятиями существует огромная разница – и политическая, и правовая, и даже моральная.

Еще раз повторим – мы не собираемся оправдывать введение новой Конституции в 1995 году, предварявший это действо разгон Верховного совета XIII созыва и последовавший за этим постепенный «конституционный переворот». Просто нужно исходить из существующего права и ориентироваться на так называемую правоприменительную практику. Вот как раз о практике и поговорим. Тем более, что «придворные» правоведы тоже подчеркивают, что «права человека, являясь естественными правами, тем не менее, приобретают правовую защиту только будучи закрепленными в Конституции РК» и, конечно же, что «осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать прав и свобод других лиц, посягать на конституционный строй и общественную нравственность».

Второй цитатой больше любят пользоваться для ограничения даже фундаментальных прав, что, мягко говоря, неприемлемо. Но если касаться практики, то на деле это выглядит примерно так. Сейчас маслихат Алматы собирается существенно сократить маршрут для «мирных шествий», обосновывая это, в первую очередь, тем, что митингующие могут создать неудобства для других. Тогда как именно шествие является наиболее распространенным и эффективным методом для самовыражения и волеизъявления. Мы уже не говорим, что перекрытие улиц для проезда «слуг народа» и их зарубежных гостей как-то не заботит маслихатовцев. Кстати, шествия у нас проходят намного реже.

Но то, что власти и их представители трактуют Конституцию и все другие законы на свое усмотрение и в свою пользу, тоже априори. Недаром многие «правые» ее статьи дополняются чем-то типа «если это не…». Кроме этого, у нас есть немало законов и подзаконных актов, прямо или косвенно противоречащих Основному закону, а упование на него, которыми периодически пользуются активисты и просто граждане, чтобы доказать свою правоту, часто не срабатывают. Но как делать, чтобы представители власти (а именно они, как ни странно, являются нарушителями этих самых прав) хотя бы прислушались к сказанному?

Конечно, рядовой гражданин не может быть правоведом и разбираться во всех тонкостях законодательства. Но что делать, чтобы упование на конституционные права не выглядели болтологией, учитывая, что того, кому ты что-то доказываешь, тоже не является продвинутым юристом, хоть нередко бывает «при погонах»? Тут, естественно, многое зависит от ситуации, но есть и некоторые общие пожелания.

Во-первых, необходимо четко понимать, в чем именно затронуты твои права и есть ли у тебя конкретные факты, доказывающие это, кроме высоких слов и банальных понятий. Во-вторых, надо заранее понимать, какие контраргументы (кроме физической силы и короткого «Нельзя!») могут быть у оппонентов. В-третьих, безусловно, нужно помнить не только о правах, но и об обязанностях, а также о том, что ваши права заканчиваются там, где начинаются права других. Это сказано опять-таки не для оправдания (эх, и здесь корень «прав»), а для того, чтобы предполагаемый диспут не превратился в говорильню, граничащую с агрессией. Как ни странно это бы не звучало, но иногда, вообще, лучше не поминать о Конституции всуе, в том числе, в виду бесполезности этого.

Например, незачем об этом говорить сотруднику ОМОНа, который под руки тебя ведет с места проведения мирного, но несанкционированного (несанкционированного, но мирного) митинга. Тут устный приказ командира превыше всего. Можно, конечно, побеседовать об этом с непосредственным командиром или посредственным начальством сотрудника, но и это бесполезно – все это превратится лишь в громкие слова для разжигания митинговых страстей. Впрочем, если это делается ради лозунгов, то можно и попробовать. Другими словами, уповать на конституционные права лучше к месту и в случае, когда оппонент готов слушать и дискуссировать.

Большинство из читателей в митингах и других общественно-политических мероприятиях (к сожалению) не участвует, но это не говорит о том, что оно не должно пользоваться нашими шпаргалками по праву. Ведь конституционные права достаточно широки. В самой Конституции, они начинаются (сразу после пункта о праве защищать свои права) с того, что все равны перед законом. Учитывая то, что от сумы и тюрьмы не зарекаются и кое-кто любого за руку в суд может отвести, с этим может столкнуться каждый. Но в этом случае в 99% нужно полагаться на профессионализм адвоката, чем на банальные ссылки на Конституцию.

Но есть такие права, как право на жизнь, на достоинство, на здоровье, на образование и так далее. То есть на все то, с чем мы сталкиваемся каждый день. Скажем, требования права на здоровье могут столкнуться с невыплатой требовальщика ежемесячного ОСМС или же очередью узкого специалиста на три недели вперед. Тут остается только жаловаться в фейсбуке или писать письма в Министерство здравоохранения (или наоборот). Право на всеобщее образование может споткнуться о решение школьного комитета о принятой форме или приказ Минобра. В этом случае можем рекомендовать разбираться до конца, так как все-таки Конституция выше, и даже если это чревато тем, что вашего ребенка будут «буллить» (а это уже другая статья Основного закона). Но это все отношения «гражданин-государство», а нередко встречаются противоречия на уровне «гражданин-гражданин».

Скажем, сосед курит в подъезде, включает громко музыку или пытается как-то нарушить ваше личное пространство. Здесь на помощь должны прийти участковый инспектор вместе с Гражданским кодексом. Но еще раз напомним, что необходимо помнить не только о своих правах, но и о учитывать права других. А также нужно иметь в виду, что посредником в этом может быть не только участковый с Гражданским кодексом, но и кто-то посерьезней с Административным или даже Уголовным кодексом. Впрочем, можно их обернуть и против тех, кто нарушает ваши конституционные права. Но это уже немного из области фантастики.

(Продолжение следует)



Мирас Нурмуханбетов

Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область