Алматы 24.11.2023 6482

В этот день. Реабилитация автономий

Сегодня не круглая, но важная для многих дата. В том числе, для казахстанцев. 67 лет назад – 24 ноября 1956 года – вышло постановление ЦК КПСС «О восстановлении национальной автономии калмыцкого, карачаевского, балкарского, чеченского и ингушского народов». Это было восстановление справедливости, но своеобразное и неполное. Расскажем, как к этому все шло.


Наверное, нет особого смысла пересказывать то, как в 30-40-х годах ХХ века за тысячи километров были переселены целые народы – это отдельная большая и больная тема. Да мы как-то и поднимали ее на примере операции под кодовым названием «Чечевица», придуманным Лаврентием Берией – по насильственному переселению чеченцев и ингушей. По похожим же сценариям переселяли и других – десятками и сотнями тысяч, в товарных вагонах, нередко просто оставляя в голой степи. Многие выжили только благодаря внутренней силе и, конечно же, помощи местных, в том числе, и казахов, которые принимали репрессированных и попавших в немилость этносы, как братьев, попавших в беду.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. Приказ № 0428

В этот день. Ататюрк, молодежь и бухгалтерия

В этот день. День выборов

Не станем много рассуждать и на тему, что режим рассчитывал из свободолюбивых и потенциально протестных народов сделать покорных рабов, на фоне которых среднестатистический хомо-советикус выглядел бы вполне вольным и счастливым человеком. Для этого партия и правительство принимали все новые ужесточения, касающиеся спецпереселенцев. Одним из них, например, было постановление Совета народных комиссаров (СНК) СССР «О выселенцах», по стечению обстоятельств, также принятое 24 ноября, но 1948 года. Все эти нормативные акты, мягко говоря, нарушали не только фундаментальные права человека, но и противоречили Конституции СССР образца 1936 года, шли вразрез с генеральной линией Москвы и основными принципами марксизма-ленинизма.

Примерно об этом же был секретный доклад первого секретаря ЦК Никиты Сергеевича Хрущева, который он сделал в последний день работы знаменитого ХХ съезда компартии в феврали 1956 года. Заметим, что ранее, в декабре 1955-го, вскоре после визита в СССР канцлера ФРГ Аденауэра, был принят указ «О снятии ограничений в правовом положении немцев и членов их семей, находящихся на спецпоселении». После этого представители других народов также стали проявлять активность, отправлять сотник коллективных писем в Москву и даже снаряжать ходоков в столицу.

Но тут нужно иметь в виду два момента. Во-первых, необходимо учитывать социальное и политическое положение спецпереселенцев. Они не пользовались большинством прав обычных советских граждан, были на учете в спецкомендатуре, не могли покидать пределы поселений, а за любое нарушение правил «в шесть секунд» отправлялись в вотчину ГУЛАГа – в Якутии даже были отдельные лагеря для таких нарушителей-выселенцев. В общем, письма писали, собрания проводили и делегации собирали, но нередко, это делалось под надзором и с молчаливого одобрения органов.

Во-вторых, на самом деле процесс по реабилитации народов, попавших в опалу к Сталину и НКВД, начался еще весной 1953 года. Не вдаваясь в особые подробности скажем, что на уровне ЦК на официальном, но секретном уровне (в виде переписок) стал подниматься вопрос о правах спецпереселенцев и наложенных на них ограничениях. Был сделан вывод-намек на то, что «в настоящее время нет необходимости сохранять эти серьезные ограничения». То есть, сама власть спустя только полтора месяца после смерти Сталина стала подниматься тема, которая еще совсем недавно казалась невозможной. Ведь, заметим, различные ужесточения законодательно принимались вплоть до 1952 года.

Затем постепенно ограничения снимались или значительно облегчались. Для этого принимались различные нормативные акты на всесоюзном, республиканском и местном уровнях. Молодежь получила больше возможностей передвигаться по стране и поступать в вузы (только возвращаться на родину нельзя было), парней стали призывать в армию, а старшее и среднее поколения стали более активно и продуктивно вливаться в жизнь, в том числе советско-партийную. Но главное – люди стали чувствовать себя людьми на местах, в социальном отношении. Да, учитывая, что те же казахи, как говорится, со всей душой встречали чеченцев, турков, немцев и всех других, делясь кровом и хлебом, немало было таких, кто относился к ним, как к врагам народа, подчеркивая свое национальное и социальное превосходство. Так вот такого становилось меньше, хотя до конца так и не испарилось вплоть до развала СССР. Впрочем, такое шовинистическое отношение было и к коренным народам со стороны «старшего брата», но это отдельная история.

После ХХ съезда КПСС, в течение весны-лета 1956 года, также постепенно, но верно все шло к полной реабилитации репрессированных народов. Хотя замечено, что в своей знаменитой речи Хрущев не упомянул о немцах и крымских татарах. По советским немцам, как мы упоминали, уже были приняты кое-какие законодательные решения, но о восстановлении автономии никто речи не поднимал. В конце 1970-х было намерение ЦК сделать такую автономию на территории Казахстана, но народ оказался против. Это тоже отдельная история. Что же касается Крыма, то позже Анастас Микоян в своих мемуарах отмечал, что главной причиной того, почему не была восстановлена Крымско-Татарская АО была в том, что ее территория была уже заселена другими народами «и при возвращении татар пришлось бы очень много людей снова переселять». Он также отметил, что «крымские татары были близки к казахским татарам, да и к узбекам», посчитав, что «они хорошо устроились в новых районах, и Хрущев не видел смысла вновь их переселять, тем более что Крым вошел в состав Украины».

Вот такая логика у советского руководства была, равно как и политика заселения опустевших мест более подневольным (и чаще русскоязычным) населением, что практиковалось после голодоморов в Украине и Казахстане. Она относилась и к другим упраздненным автономиям – в домах чеченцев, ингушей, балкарцев и других уже по дюжине лет жили совершенно другие люди. Это, не говоря уже о рабочих местах и других бытовых проблемах.

Заметим, что в мае 1956 года на полном серьезе говорилось, что если и восстанавливать автономии, то только в пределах высылки – то есть, в Казахской и Киргизской ССР. Это могло вызвать возмущение и даже протесты коренного населения (как это было в Целинограде летом 1979 года), хотя тогдашнее руководство республик формально было не против. Так, например, чечено-ингушскую автономию предполагалось «восстановить» в Чимкенте (Шымкенте). Но в некоторых других регионах СССР, как на Алтае, в Тюменской и Новосибирской областях, местные партийные органы выступали против. Точно также власти Дагестана, Северной Осетии и Ставропольского края выступали против восстановления Чечено-Ингушской АО на Северном Кавказе.

В общем, восстановление справедливости (автономий, в данном случае), который предполагал возвращение десятков и сотен тысяч людей на родину, несло больше проблем для постсталинского режима, чем ликвидации этих автономий. При этом заметим, что несмотря на сохранявшийся запрет переселенцам возвращаться (в принципе, им можно было свободно передвигаться по стране, но только не на родину), в родные края стали ехать многие. И этот процесс уже было не остановить – заградбаты и пулеметные вышки уже не поставишь, не то время.

В общем, после многомесячной работы в Казахстане и Кыргызстане сразу нескольких комиссий из ЦК, Совмина и МВД, а также их докладов в Москву, Центр принял нелегкое для себя, но радостное для многих народов решение. 24 ноября было принято постановление ЦК КПСС, которое стало отправной точкой для последующих указов и других нормативно-правовых актов, включая изменения в конституции СССР, РСФСР и Грузинской ССР.

Правда, восстановление автономий было в меньших границах, чем они были до упразднения, но, как говорится, и на том рахмет. Согласно постановлению, само ре-переселение должно было проходить организованно и согласованно, растянувшись с 1957 по 1960 годы, но людей уже было не остановить. Все это утвердило имидж Хрущева в качестве реформатора, причем, не только среди реабилитированных народов, но и на международной арене.

Можно было еще написать о благодарности, которую эти народы выражали казахам, кыргызам и другим, но это всем известные вещи. А закончить сегодняшний материал, из которого, надеемся, вы узнали кое-что новое, мы хотим заключительным положением этого постановления, которое оставим без комментариев (и так все понятно): «Центральный комитет КПСС выражает уверенность в том, что восстановление национальной автономии калмыцкого, карачаевского, балкарского, чечено-ингушского народов вызовет подъем их политической и производственной активности, будет способствовать развитию экономики и национальной культуры, послужит дальнейшему, еще большему укреплению нерушимой братской дружбы народов Советского Союза».

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов