Алматы 30.11.2021 16066

Право на право

Как и предполагалось, наш материал о правах секс-меньшинств вызвал обратную реакцию у читателей. Большинство из комментариев исходило из того, что представители ЛГТБ-сообщества не должны иметь никаких прав и свобод. Понятная, но, в то же время, странная реакция тех, кто хочет жить в правовом государстве. Поэтому сегодня немного отойдем от продолжения ликбеза по тем или иным свободам казахстанцев, вернувшись к азам.


Для начала следует отметить, что некоторые из наиболее ретивых комментаторов не читали самой статьи, а если читали, то не поняли главного посыла. Если же поняли, то это уже серьезнее – подобные наши сограждане приравниваются к открытым нарушителям прав человека, коими у нас принято считать сотрудников правоохранительных органов, пенитенциарной системы и еще что-то в этом роде. Кстати, к этой теме мы еще вернемся, когда закончим наш правовой ликбез, а пока назрела необходимость рассказать некоторые фундаментальные вещи.

Можно было акцентировать внимание на том, что некоторые наши активисты, упорно заявляющие о своих правах, с таким же упорством игнорируют права других или же собственные обязанности. Понятно, что это немного не тема нашего ликбеза, но стоит напомнить, что, защищая права одних недопустимо нарушать таковые других или, как говорится, «ваши права заканчиваются в районе кончика моего носа».

Есть и юридическое определение этой мысли. Мы уже приводили цитату из статьи 39 Конституции РК, но, по всей видимости, стоит ее повторить (пункт 1): «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только законами и лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения». В данном случае мы акцентируем внимание не на «нравственности» (об этом, как раз, в прошлом материале шла речь) и не на «общественном порядке» с «конституционным строем» (это любимая фишка властей для оправдания нарушений прав человека), а как раз на «защите прав и свобод человека».

Конечно, отечественное законодательство нередко грешит тем, что само себе противоречит, а здесь могут возникать противоречия только в одном пункте. Но для разъяснений некоторых и существуют другие законы и нормативно-правовые акты – тут все зависит от конкретной правовой ситуации. В случае с секс-меньшинствами, как мы отмечали, особо не разгуляешься – ряд их прав ограничено другими законами и подзаконными актами. Но здесь следует обратить внимание на так называемую правоприменительную практику, а защищать свои права ЛГТБ-сообществу через суда, как говорится, себе дороже.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

ЛГБТ.кз: право на бесправие

Право на власть. «Убить дракона»

Право на митинг. Контролируемое право

Но мы сегодня не только об этом, но и обо всех других случаях нарушения конституционных (гражданских) прав. Обратимся к той же 39-ой статье, но на этот раз к третьему ее пункту. Она менее расплывчата, чем другие конституционные нормы. Читаем: «Не допускается ни в какой форме ограничение прав и свобод граждан по политическим мотивам. Ни в каких случаях не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 11, 13–15, пунктом 1 статьи 16, статьей 17, статьей 19, статьей 22, пунктом 2 статьи 26 Конституции». То есть, если говорить в общем, то данный пункт, кроме того, что дополнительно гарантирует защиту вышеизложенных прав и свобод, подчеркивает недопустимость их ограничений «ни в каких случаях».

Посмотрим, что это за случаи. Так, статья 11 говорит о том, что Казахстан не может быть выдан иностранному государству (кроме случаев, оговоренных в международных договорах), а также защищает их за пределами страны. Здесь все понятно и стандартно. 13-ая статья как раз подчеркивает наше право защищать права и свободы, в том числе путем необходимой самообороны. То есть, можно говорить о недопустимости нарушения чужих прав, но тут еще в лишний раз подчеркивается гарантированная возможность защиты своих.

Следующую статью (14-ую) мы тоже пару раз цитировали – в ней речь идет о праве на судебную защиту и недопустимости какой-либо дискриминации (ну, кроме по сексуальным мотивам). Следующая статья – это «право на жизнь». Тоже одна из фундаментальных. Ее хорошо бы тщательно рассмотреть отдельно, что мы, наверное, как-нибудь сделаем, поэтому идем дальше.

А дальше упоминается пункт 1 стать 16 – «Каждый имеет право на личную свободу». Здесь обратим внимание, что 39 статья, защищающая право на право, в данном случае отмечает только один пункт этой статьи – то есть, без каких-либо оговорок. Таким образом, если в правовой практике пользоваться нормами 14 статьи, то можно и нужно упоминать и статью 16 и ее первый пункт.

17-ая же статья подчеркивает неприкосновенность достоинства человека, а также говорит о недопустимости пыток, насилия или другого жестокого обращения. Это, в принципе, логично. Равно как и упоминание в этом контексте статьи 19, в которой речь идет о праве казахстанца «указывать или не указывать свою национальную, партийную и религиозную принадлежность», а также о праве пользования родным языком и культурой.

Более-менее ясно с упомянутой статьей 22, гарантирующей свободу совести, хотя и с оговоркой, прямо касающейся нашей сегодня темы: «Осуществление права на свободу совести не должно обуславливать или ограничивать общечеловеческие и гражданские права и обязанности перед государством». Другими словами, совесть свою тоже иногда нужно придерживать, думая о других – ближних или дальних. Интересно, что здесь упомянуты «общечеловеческие права», и этот факт можно использовать для защиты прав тех же секс-меньшинств или других ущемленных категорий граждан Казахстана. Впрочем, об обязанностях перед государством, как мы говорили в самом начале, тоже нужно помнить всегда.

Заканчивается список не подлежащих ограничению прав пунктом 2 статьи 26 – «Собственность, в том числе право наследования, гарантируется законом». Непонятно, как здесь оказалась эта норма, так как она касается имущественных прав, а если и оказалась, то почему без упоминания оговорок, связанных с решением суда и чем-то в этом роде. Но, как известно, что написано пером, то не вырубишь топором. Кстати, непонятно и другое – почему в списке «особых прав» нет статьи 20, гарантирующей свободу слова и запрет цензуры? Впрочем, это вопрос в большей степени риторический.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Права человека: ликбез для каждого

Сбой права на интернет

Право на жизнь. Доказательство аксиомы

А закончить наш сегодняшний правовой урок хотелось бы еще одной «фундаментальной» статьей Конституции РК – 12-ой. Ее мы приведем полностью и без каких-либо комментариев, хотя подчеркнем, что ее нормы в лишний раз гарантируют гарантии и дают право на право (впрочем, в этом отношении лишнего раза быть не может). Можете сами подумать над ее правовым содержанием (в качестве домашнего задания). Итак:

«1. В Республике Казахстан признаются и гарантируются права и свободы человека в соответствии с Конституцией.

2. Права и свободы человека принадлежат каждому от рождения, признаются абсолютными и неотчуждаемыми, определяют содержание и применение законов и иных нормативных правовых актов.

3. Гражданин Республики в силу самого своего гражданства имеет права и несет обязанности.

4. Иностранцы и лица без гражданства пользуются в Республике правами и свободами, а также несут обязанности, установленные для граждан, если иное не предусмотрено Конституцией, законами и международными договорами.

5. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать прав и свобод других лиц, посягать на конституционный строй и общественную нравственность».


Мирас Нурмуханбетов