Алматы

06.10.2021

Сбой права на интернет

Глобальный сбой в основных соцсетях показал, что одна «техническая ошибка» может не только лишить Цукерберга 6,6 млрд долларов, но и затронуть интересы практически каждого второго обладателя смартфона на Земле. Причем эти интересы и денежные, и моральные, и правовые. Интересно, что многие у нас даже не заметили, что сбой этот на несколько часов лишил нас одного из неотъемлемых прав человека. А что дальше?


Наверное, не обязательно сейчас пересказывать технические моменты «обрушения» Facebook, Instagram и WhatsApp – об этом уже достаточно много сказано и общие подробности знают даже те, кто впервые слышал термины типа «DNS-сервер». Напомним лишь главные моменты происшествия.

В первую очередь заострим внимание на том, что проблема коснулась 3,5 миллиарда пользователей. Даже если эти данные немного завышены за счет того, что у некоторых землян могут быть по два аккаунта или же кто-то зарегистрирован на «Фейсбуке», но не заходил туда уже пару лет, все равно цифры впечатляющие. Можно, конечно, смело отнять от этой цифры миллиард, учитывая, что Индия, Юго-Восточная Азия и Япония в это время спали, но по ночам люди тоже общаются и делают бизнес.

На бизнес тоже следует обратить внимание, так как ФБ с «Инстой» неплохо монетизированы, а через «ВатсАпп» многие привыкли вести дела и переговоры. Прямые и косвенные убытки от этого еще предстоит посчитать, и можно с уверенностью говорить, что сотни миллионов граждан недополучили или потеряли энную сумму денег. А это прямо касается имущественных и социально-экономических прав человека (к этой позиции мы еще вернемся).

Другой важной позицией является общественный и социальный резонанс за события вечера понедельника (в США – первая половина рабочего дня). Многие проявили изысканную сатиру и почти тонкий юмор, подшучивая над «инста-дивами» и «ФБ-блогерами», напомнившими золотых рыбок на полу, когда разбился аквариум. Отдельный блок шуток касался Марка Ц. – ему припоминали бан без особых причин и предполагали, что сбой мог случиться в результате обычной семейной ссоры. Немало приколов было относительно поправок Сарыма-Закиевой – мол, примерно так будет происходить, когда отключат соцсети в Казахстане.

Все это, конечно же, смешно и весело, даже учитывая, что в каждой шутке есть доля правды. Особенно, если касаться инициатив мажилисмена Айдоса Сарыма. Но необходимо помнить, что сбой все-таки касался практически всего мира, а не только Казахстана, да и само отключение тех или иных социальных сетей на практике выглядело бы немного иначе. Все это наводит на другую мысль – на то, что в одночасье практически половина населения Земли оказалась лишена права на интернет – того самого, которое закреплено бумаге, а не является теоретическим понятием.

За последнее десятилетие ряд стран закрепил в своих национальных законодательствах доступ к интернету, как неотъемлемое право человека. Среди них Франция, Эстония, Коста-Рика, Греция, Испания и даже Мексика, где со свободой слова, как таковой (и безопасностью журналистов тоже) как-то не очень. Некоторые государства даже уточнили технические характеристики этого права. Так, в Финляндии нарушением считается, если гражданин этой страны получает «инет» со скоростью ниже 100 мбит/сек.

Продвигаются эти вещи и на международном уровне. Так, Евросоюз принял по этому поводу ряд документов, а пять лет назад, летом 2016 года, Совет по правам человека ООН принял резолюцию, которая приравнивает доступ к сети интернет к базовым правам человека. Документ, в частности, запрещает кому бы то ни было (в том числе, властным структурам) ограничивать доступ или вообще отказывать в нем. Понятно, что для нас все это теория.

Фактически, если опираться на международные стандарты, в Казахстане с доступом в интернет все стабильно плохо, а сами наши сограждане с этим практически смирились. Ведь у нас возмущаться привыкли в онлайн-формате, а это трудно сделать, если тебе в этот самый ғаламтор не пробраться. Впрочем, к нашим делам мы еще вернемся, а что показал всемирный сбой?

Во-первых, свобода свободой, но получается, что в техническом плане она сконцентрирована в одних руках – в корпорации мистера Цукерберга. Мы ни в коем случае не хотим обвинить его в этом или (в данном случае) выступить против монополизации – просто понятно, что право на доступ в Интернет можно легко лишиться из-за каких-то технических сбоев. Это, между прочим, касается не только ФБ, «Инсты» и «ВатсАппа» – по большому счету, от таких скачков не застрахован никто.

Во-вторых, некий «сбой» произошел и с правовой стороны свободного доступа в интернет. Международные правозащитники в большей мере сконцентрировались на желании (нежелании) некоторых государств и их авторитарных правителей ограничить доступ, а ряд стран отметил скорость этого. Но механизмы, учитывающие форс-мажор, похоже, прописаны не были. То есть необходимо учитывать такие свободы с возможными техническими проблемами, в том числе, если они могут возникнуть преднамеренно.

Но кроме всего прочего, нам нужно еще раз пересмотреть, что дает землянам это право и чего мы будем лишены без него? Мир с его глобализацией и электрификацией настолько привык к некоторым вещам, что не мыслит себя без них – вон, даже в некоторых фильмах-апокалипсисах везде и всегда горит электричество. Понятно, что главным образом доступ в Интернет подразумевает свободу доступа к информации (особенно в странах, где проблемы с независимой прессой и свободой слова). Но это еще и общение, бизнес, связь с детьми и родителями и многое другое. Конечно, в некоторых случаях можно найти альтернативу, но, наверное, стоит подумать над тем, а что если такой сбой будет более глобальным, затронет всю Всемирную сеть и «забанит» ее не на шесть часов, а на сутки или двое? Это будет что-то, сравнимое с апокалипсисом, учитывая, что вооруженные силы, вся банковская система, персональные данные и так далее – все это подключено к Интернету.

Что касается Казахстана, то мы как будто привыкли к перманентным отключениям соцсетей, которые странным образом совпадали с «прямыми эфирами» из городу Парижу. Привыкли настолько, что большинство из нас даже особо не считает это нарушением своих прав, хотя такие «сбои» напрямую касались того же бизнеса. Поправки Сарыма-Закиевой внесли кое-какое оживление в общество, но опять-таки только в виртуальном формате. Почему такое происходит?

Скорее всего, основная причина лежит не только в инфантильности общества, но и его неверии. Причем неверии в себя, в торжество закона, в то, что можно что-то изменить не онлайн-петициями, а другими формами самовыражения. Власти же действуют вполне логично и оправданно (для себя). Поэтому упрекать их не стоит. Равно как и связывать сбой с новой порцией «панамских бумаг» из «ящика Пандоры».

В общем, как показывает практика, человек будет защищать только то, что ценит и без чего ему трудно будет жить. На сегодняшний день можно констатировать, что несколько часов без соцсетей вызвали у нашего общества, в основном, «шутки юмора», а не тревогу и опасения. А если продвигать ограничения с доступом в Интернет постепенно (даже без «предварительных ласк»), то казахстанцы могут привыкнуть и не заметить, что фактически оказались лишены одного из основополагающих прав человека по версии ООН.


Мирас Нурмуханбетов

Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область