Алматы

16.11.2021

Право на власть. «Убить дракона»

Так уж сложилось, что попытки отдельных граждан пройти во власть и (или) «изменить ситуацию изнутри» многие считают либо наивностью, либо утопией – мол, все, в конечном итоге, сводится к желанию «убить дракона». Однако нужно помнить, что право «порулить» у казахстанцев все-таки есть, а властям, в принципе, выгодно, чтобы в народе ходили по этому поводу пораженческие и пессимистические настроения. Так стоит ли пробовать?


В нашем ликбезе мы уже припоминали одну из основополагающих статей Конституции РК – о том, что единственным источником власти в нашей стране является ее народ. Это настолько замыленная фраза, что даже у гражданских активистов она вызывает снисходительную улыбку. Поэтому мы не станем на этот раз разбирать правовой аспект этой и других похожих норм законодательства, тем более что тему избирательного права – главной возможности гражданина влиять на власть, мы довольно подробно рассмотрели в прошлый раз.

Сегодня же остановимся возможностях казахстанцев «рулить» или же, указывать, куда и как «рулить». Если не считать статью Основного закона об избирательном праве, то в нем есть и другая – 33-я, следующая сразу после той, которая гарантирует нам свободу митингов. В ней достаточно четко расписано, что и как. Первый пункт процитируем полностью: «Граждане Республики Казахстан имеют право участвовать в управлении делами государства непосредственно и через своих представителей, обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления».

Вроде бы, все ясно и понятно, даже если от этих строк немного веет снисходительным позволением «порулить». Но надо понимать, что эта статья, по сути, формальность, а в то же время – основа для других правовых актов и законодательных норм, регламентирующие госуправление. Впрочем, туда мы далеко заходить не будем, так как речь идет о праве, об общем, а не о частном.

Что касается обращений в государственные органы, то там немного сложнее – писать и вызвать граждане-то могут, а вот с реакцией властей на это большие проблемы. Причем, несмотря на то что, опять-таки, существует четко расписанный регламент запросов-ответов. Здесь следует напомнить о внедрении в настоящее время института петиций. Тут, как всегда, всплывают два момента. С одной стороны, можно приветствовать инициативу главы государства, а с другой – в конечном итоге, когда эти инициативы вливаются в букву закона, «получается, как всегда».

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Право на жизнь. Доказательство аксиомы

Идем дальше. Следующим пунктом статьи 33 Конституции идет сообщение о праве избирать и быть избранным, «а также участвовать в республиканском референдуме», но мы его пропустим – уже говорили на эту тему. А вот третий пункт повествует об ограничениях: «Не имеют право избирать и быть избранными, участвовать в республиканском референдуме граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда».

К слову, в Казахстане на сегодняшний день имеется 157 осужденных на 100 тысяч законопослушного (или ушедших от ответственности) населения. В численном отношении это примерно 25 000 казахстанцев. К ним можно было приплюсовать тех, кто уже отбыл наказание, получил право избирать, но по решению суда не может какое-то время занимать государственные посты (ведь именно об этом сегодня мы говорим). Однако их не так много. Поэтому подавляющее большинство наших сограждан теоретически могут стать акимами своих городов или, на крайний случай, ведущим специалистом в каком-нибудь министерстве – так, чтобы от тебя что-то зависело (просто исполнителей мы не трогаем).

Вообще, на середину текущего года в стране насчитывалось около 90 тысяч различного ранга, что на 10 процентов меньше, чем год назад – когда президент Токаев объявил о сокращении клерков. Понятно, что большинство из них, опять-таки, просто исполнители, «перекладыватели бумаг» или что-то в этом роде. Конечно, они тоже могут самоорганизоваться в своих ведомствах и попытаться что-то изменить изнутри, но существующая система этого просто не даст.

Гораздо больше шансов попытаться это сделать через различные общественные советы и (или) действуя в гражданском секторе. Безусловно, здесь тоже сплошные рифы и ограничения, сопряженные вжившимся в сознание недоверием в то, что что-то может получиться. Но можно с определенной долей уверенности сказать, что шансов на этом поприще гораздо больше, чем надеяться на «изменить изнутри», участвуя в партийном праймеризе.

И еще по теме ограничений. Одним из них является знание государственного языка. Об этой теме нам следует поговорить отдельно, но сейчас скажем коротко и ясно – казахский язык любой госслужащий, а в особенности тот, чья работа сопряжена с общением с гражданами, знать обязан. Других вариантов нет и исключения здесь исключены. В самой же Конституции это оговорено немного расплывчато – «Граждане Республики имеют равное право на доступ к государственной службе. Требования, предъявляемые к кандидату на должность государственного служащего, обусловливаются только характером должностных обязанностей и устанавливаются законом».

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Права человека: ликбез для каждого

Сбой права на интернет

Права кочевников: социально-экономические и культурные

Убить дракона?

В заключении же поднимем другой вопрос, с которого, в принципе, можно было начать сегодняшнее повествование – о двояком отношении общества к перспективам работы во власти. С одной стороны, казахстанцы весьма скептически относятся к этому, в лучшем случае, соревнуясь в шутках и сатире по отношению к чиновникам классов «А» и «Б». А с другой, бытует мнение, что все это из зависти и многие (но не все), оказавшись на месте хоть какого бы то ни было начальника, диаметрально меняют свое отношение. Тут и «сидром вахтера», и должность «директора шлагбаума», и возможность «делать деньги», и просто человеческое желание покомандовать и почувствовать хоть какую-то власть.

Дело в том, что такое противоречие и, в целом, сложившаяся ситуация вполне устраивает существующую систему, которая таким образом выставила естественные ограждения вокруг себя. Конечно, ни в Конституции, ни в каких-либо других нормативно-правовых актах об этом ни слова – хотя намеков полно (например, понятие «сословие», встречающееся, как в Конституции, так и в Уголовном кодексе – в печально знаменитой 174 статье). Другими словами, Систему вполне устраивает то, как к ней относится народонаселение.

Но означает ли это то, что надо прекратить попытки повлиять на власть через конституционные методы – в первую очередь, руководствуясь 33-ей статьей Основного закона? Естественно, нет! Особенно, если у тебя и (или) твоих единомышленников есть конкретные предложения, ты являешься специалистом по данному профилю и, самое главное, имеешь желание «победить дракона», в итоге не став им. А если что-то будет не получаться, возникнут непредвидимые и искусственные преграды, то, опять-таки, напомним о существовании Административного суда, где вы можете не только обжаловать действия (бездействия) тех или иных строптивых чиновников, о и добиться привлечения их к ответственности.


Мирас Нурмуханбетов