Алматы

13.09.2021

Права кочевников: социально-экономические и культурные

Немногие знают, что кроме политических и личных прав, существуют еще и социально-экономические и культурные. Особенно это непонятно будет звучать, если их рассматривать через призму истории Казахского ханства и роли в ней гражданских прав кочевников. Однако, если сделать небольшой разведывательный шурф, то многое становится ясным. В завершении нашего небольшого цикла ликбеза по правам кочевников мы объединим эти две категории, добавив к ним еще и экологические права казахов, живших 200-550 лет назад.


Итак, мы практически полностью, хоть и нередко только тезисно, прошлись по правам человека применительно к эпохе Казахских ханств. Было рассмотрено несколько основных блоков и отдельных видов свобод, а сегодня мы решили объединить оставшиеся категории. Не потому, что считаем их менее важными – просто многое из того, что в современном мире стало обыденным и привычным, несколько веков назад не существовало.

Так, например, неприкосновенность собственности одними зарубежными правоведами относится к экономическим правам, а другими – к личным (например, во Франции это принято еще со времен Первой революции). Мы же не будем столь категоричны и объединим и то, и другое. Тем более с точки зрения кочевника, у которого главным имуществом был скот, а от этого скота, в свою очередь, зависело не только благосостояние, но и вся жизнь казаха. Не даром при приветствии было принято сначала спрашивать о состоянии скота, ведь от этого зависело и состояние дел, и здоровье, и настроение, и так далее.

К личным правам, о которых мы говорили в прошлый раз, относят и неприкосновенность жилища. Вроде бы естественно, но мы этот пункт все же упомянем и в связке с социально-экономическими правами. И не только с ними, но только в большей степени не с юридической, а с духовной и культурологической сторон. Но при этом сюда нужно добавить и упомянутое в прошлый раз право на свободу передвижения и выбора места жительства.

Наверное, вы догадываетесь, почему? Правильно – все эти вещи объединяет юрта. Это сакральное понятие даже для городского («асфальтного») казаха, объединяющее три мира, то, чем можно гордиться перед интуристами и что приводит в подсознательный трепет, когда, чуть наклонив голову, заходишь внутрь нее. Это нечто… впрочем, не будем отвлекаться. Неприкосновенность жилища (юрты) тоже была своего рода сакральной и для хозяев, и для гостей, и даже для врагов. К слову, в социально-экономических правах прямо оговорено и право на жилище. Сейчас в мировом масштабе это большая проблема, и далеко не каждый землянин имеет крышу над головой, а у кочевников она была всегда и везде. Впрочем, здесь надо не забывать и об оседлых казахах, среди которых были не только ремесленники, кузнецы и профессиональные земледельцы (шаруа), но обедневшие безлошадные соплеменники.

О семейно-бытовых правах (материнство, отцовство, охрана семьи и детства) мы говорить не будем – это заложено в национальных традициях, хотя в последнее время эти традиции либо перевираются, либо вырываются из контекста, да и уятменами что-то не хочется прослыть. Что касается права на социальное обеспечение, то здесь включалась роль общины, которая не бросала в беде сородича, да и обычное право казахов законодательно закрепляло гарантии того, что, например, вдовы и сироты не будут бедствовать. Опять-таки можно вспомнить традицию асара и других видов общественной и (или) точечной помощи нуждающимся. Так что, с социалкой здесь и тогда было все относительно нормально. Кстати, понятия «многодетные матери» тогда не было (на казахском это звучит, вообще, неуклюже) – все семьи были таковыми.

А вот с правом на охрану здоровья и образование в Великой степи по понятным причинам было не все так великолепно. Здесь, как говорится, гордиться особо нечем, разве что упомянуть о народных целителях и шаманах (бақсы), но у многих к этому до сих пор сохраняется непонятное предубеждение. Точно так же не стоит поднимать вопрос о праве на 8-часовой рабочий день – труд в поле и на джайляу не укладывается в эти рамки, поэтому промолчим, скромно улыбаясь.

Если говорить о культурных правах, то там всего два основных пункта: свобода наук и свобода преподавания. В целом же, как поясняют современные правоведы, «культурные права обеспечивают духовное развитие личности». Тут, думаем, тоже не обязательно все расписывать и пояснять – вряд ли найдется кто-то, кто будет спорить с тем, что духовное развитие казахов было на высоте. Это поражало практически всех западных (да и восточных с южными) путешественников древности и средневековья, об этом говорили русские этнографы и немецкие исследователи XVIII-XIX веков. Рост духовности обеспечивался как раз-таки свободным духом степи (извините за тавтологию), любовь к музыке и наукам, единение с природой и так далее. Коротко говоря, никто не думал подавлять культурные права, как в других, так и в себе.

А завершим мы наше сегодняшнее повествование, как и весь цикл историко-правового ликбеза, экологическими правами. То, что сегодня вызывает проблемы практически в каждом регионе Казахстана, тогда, во времена Казахских ханств, могло вызвать только недоумение соплеменников и гнев аруахов. Основополагающим правом в этой категории является право на благоприятную окружающую среду. Совсем не обязательно быть историком или экологом, чтобы сказать, что для кочевников это было одним из главных основ жизни наряду со свободой, как таковой.

Но чтобы не заканчивать на столь воодушевленной ноте, просто напомним, что Права человека не относятся исключительно ко внутренним делам отдельного государства – пусть даже из прошлого. Но лучше все-таки говорить про настоящее. Просто говорить об этом надо несколько в другом ключе, а не так, как говорят «проснувшиеся» общественные деятели. Но это уж точно совершенно другая история, о которой мы расскажем в следующий раз…

ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ:

https://check-point.kz/publication?id=213

https://check-point.kz/publication?id=215

https://check-point.kz/publication?id=216

https://check-point.kz/publication?id=222

https://check-point.kz/publication?id=227

https://check-point.kz/publication?id=230

https://check-point.kz/publication?id=234


Мирас Нурмуханбетов