Алматы

11.06.2021

Несанкционированный Казахстан


Почему у нас вспомнили о правах человека?

Намедни президент Токаев подписал указ «О дальнейших мерах в области прав человека». Объективно говоря, несколько обнадеживающее событие. Равно как и ответ МИД на призыв к «ответным санкциям» со стороны ЕАЭС. А на фоне этого малозаметно прошел визит спецпредставителя Евросоюза в Казахстан. Что может объединять эти события? Но главное – что и когда именно за этим может последовать?

Мы вам не тут!

Можно долго рассказывать предысторию последних событий, но вряд ли стоит это делать – будем надеяться, что читатель в курсе февральской резолюции Европарламента, перипетий с Евразийским договором и как обстоят дела с правами человека (и какого именно человека) в нашей стране. Поэтому изложим цепочку событий, произошедших за последнюю семидневку.

Итак, в конце прошлой недели замминистра иностранных дел России Александр Панкин заявил о готовящемся «совместном ответе Евразийского экономического союза на санкции Запада». Это что-то вроде контрмер в виде «не смешите наши искандеры», но уже не от своего имени, а от группы государств по предварительному сговору. Здесь важно отметить, что Россия опять по привычке стала выдавать единоличные решения за коллективные, заодно придавая статус проблем одного человека проблемам федерального значения. Но «искандеры» россиян уже давно никого не смешат – разве что в виде сарказма и карикатур. По всей видимости, такое решение было принято на сочинской встрече Путина и Лукашенко, которые довели свои страны до веерных санкций со стороны Запада.

Что касается казахских нацпатов (в том числе и в правильном понимании этого термина), то многие из них даже не успели толком возмутиться «совместном ответу», как родное внешнеполитическое ведомство отреагировало на высказывания Панкина. Наши предельно дипломатично, но достаточно четко дали понять, что Нур-Султан никакие подобные ответы не рассматривает и, вообще, против «политизации объединения». Мол, «санкции Запада направлены против отдельных государств, а не всего ЕАЭС», и мы здесь ни при чем. Впрочем, было отмечено, что «речь может идти только о совместных действиях по недопущению негативного влияния таких санкций на социально-экономическое развитие наших государств».

Можно было порассуждать о том, что социально-экономические проблемы, которые Казахстан и казахстанцы постоянно испытывают из-за «союза диктаторов», имеют политические корни, но сегодня о другом. Тем более, мы решили извлечь из этой новости положительную основу, а она там, безусловно, присутствует. Конечно, наш МИД мог бы традиционно промолчать, сделав вид, что это его не касается, но ответ на «ответные меры» прозвучал довольно четко и при этом не стоит забывать, что это родное ведомство нынешнего президента страны со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами.

Политика, любящая тишину

А тут как раз прошел рабочий визит Специального представителя Европейского союза по Центральной Азии Питера Буриана в Казахстан. Прошло это событие почему-то тихо с дежурными отписками на сайте МИД РК и краткой информацией на паре-тройке других медийных ресурсов; даже на европейских сайтах, так или иначе связанных с ЕС, мы ничего особого не нашли. Впрочем, возможно, это настолько рабочая (рутинная) поездка, что о ней и говорить не стоит. Однако в контексте происходящих в Казахстане и особенно за его пределами событий, она имеет определенное значение и для руководства страны, и для ее граждан.

Естественно, что политически подкованные казахстанцы вспомнят о февральской еврорезолюции. Об этом было упомянуто и в небольшом материале на данную тему, размещенным «Азаттыком» (одним из немногих, кому удалось обратить внимание на визит Буриана). Издание, ссылаясь на слова спецпредставителя, отметило, что «народ и правительство Казахстана сами выбирают путь развития, а Евросоюз только оценивает ситуацию в странах-партнерах». Он сравнил это с «преподношением другу зеркала с тем, чтобы он привел себя в порядок» и пояснил: «Если у вашего друга болячка на лице, и он ходит с ней, вы должны рассказать ему об этом, чтобы над ним не смеялись. Именно так должна восприниматься резолюция Европарламента».

Предельно дипломатично сказал, стоит отметить. В принципе, так оно, наверное, и есть нечего на зеркало пенять, коли… Хотя некоторые у нас (и у северного соседа) возмущаются не столько зеркалом, сколько тем, кто это зеркало преподнес.

Уже постфактум выяснилось, что г-н Буриан провел встречу с уполномоченным по правам человека г-жой Азимовой, а также с какими-то активистами в Алматы. Странно, но последний факт вообще прошел незамеченным: то ли встреча эта прошла подпольно, то ли еврогости попросили активистов особо не распространятся. Есть мизерная вероятность, что и с президентом Токаевым визитер провел секретную встречу, что она состоится 9 июня было сказано накануне (через то же Радио «Азаттык»), но ничего такого не произошло, по крайней мере, на президентском сайте ничего не было.

План планов

Зато в тот же день, 9 июня, Акорда сообщила, что Касым-Жомарт Кемелевич подписал указ, согласно которому правительство должно утвердить «План первоочередных мер в области прав человека». Там даже были расписаны конкретные направления. В первую очередь это «совершенствование механизмов взаимодействия с договорными органами ООН и специальными процедурами Совета ООН по правам человека». Стоит отметить, что это очень важный пункт, так как имеется много пробелов и недоработок в такого рода взаимодействиях. Проще говоря, международные организации не могут добиться понимания со стороны казахских государственных органов ни напрямую, ни через отечественные НПО. Виной тому не только бюрократизм и текучка кадров, но и совершенно не налаженный механизм совместной работы.

Далее в постановлении идет перечисление прав, которые войдут в «план мероприятий». Это обеспечение прав жертв торговли людьми, права человека в отношении граждан с инвалидностью, ликвидация дискриминации в отношении женщин, право на свободу объединения, право на свободу выражения мнения, право человека на жизнь и общественный порядок, права человека в области уголовного правосудия, исполнения и предупреждения пыток и жестокого обращения. Почти полный спектр того, о чем говорилось в резолюции Европарламента, кроме, наверное, только прав представителей ЛГБТ-сообщества. Об этом скромно умолчали.

Особо хотелось бы отметить затерявшийся среди других пункт «повышение эффективности взаимодействия с неправительственными организациями». Между тем это большая проблема, которая не видна гражданскому обществу и особенно тем, кто себя за него выдает. А ведь именно из-за того, что госорганы и профильные ведомства остаются глухими к обращениям от отечественных правозащитников и НПО, возникают и развиваются многие проблемы, сказывающиеся, в том числе, на международном имидже Казахстана, не говоря уже о доверии к власти внутри страны.

Право на права

Впрочем, это пока только план, который должно разработать правительство. Хотелось бы верить, что это произойдет в сравнительно быстрые сроки, и тому есть некоторые основания. Они построены на инсайдерской информации о том, что вопросы в этом направлении будут решаться форсированными темпами, и чисто из аналитики происходящих в последнее время событий.

Впрочем, руководство страны может «растянуть удовольствие». Исходя из президентского указа, кабмин должен предоставлять информацию о ходе выполнения плана мероприятий ежегодно к 25 января. Ежегодно, а не ежеквартально! Даже НСОД собирается каждые шесть месяцев (хотя, возможно, очередное собрание будет внеплановым – именно из-за этого указа-постановления). Понятно, что наше национальная отговорка «асықпаймыз» («не спешим») очень выгодна и правительству, и Администрации президента, и тому, что (кто) повыше, но, опять-таки, если исходить из поиска положительных моментов, то это стоит воспринимать, как некий шанс для тех же неправительственных организаций на то, что они будут услышаны. Тем более, настоящий указ становится неплохим козырем для НПО в работе с госорганами. Впрочем, сами правозащитники тоже должны уметь аргументированно и четко доносить свою позицию.

В общем, если для оптимистов (пессимистов сегодня мы не трогаем) указ президента является показателем, что еще не все потеряно в этой стране, то главным становится вопрос: а когда именно ждать изменений? В этом плане всю ответственность Акорда переложила на исполнителей – правительство Казахстана. А проблемы с исполнением и исполнителями в нашей стране являются острыми и иногда кажутся неразрешимыми. Вообще, создается впечатление, что это делается намеренно, чтобы те, кто отдает приказы и подписывает указы могли просто развести руками: якобы, мы-то сделали, что от нас зависит, а вот перегибы и недогибы на местах все портят.

При всем при этом нужно помнить, что события за прошедшую неделю так или иначе связаны с санкционными предупреждениями со стороны Европарламента и открытыми намеками на это с Капитолийского холма в Вашингтоне. Уж очень не хочется нам (точнее, нашим клептократам) попадать в такие списки наряду с Путиным, Лукашенко и иже с ними. Но еще раз подчеркнем: предстоящие санкции (а то, что они проявятся в той или иной степени, сомневаться не приходится) являются персональными, адресными и, по большому счету, к стране никакого отношения не имеют (поэтому и последовал такой ответ от нашего внешнеполитического ведомства). А политически азартным наблюдателям можно делать ставки. Что последует раньше: какие-то конкретные действия со стороны нашего правительства или же санкционные меры со стороны западных органов.

В любом случае речь идет о наших (а ничьих-то там) правах, поэтому хорошо бы быть не только наблюдателем, но и участником всего этого, что происходит вокруг этого. Если коротко, то нам нужно добиваться права на свои же права, а не ждать, пока за нас это сделают зарубежные или, тем более, местные дяди и тети.


Мирас Нурмуханбетов

Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область