Алматы 28.02.2022 26913

Между другом и союзником

С каждым днем развития событий в Украине все больше людей начинают понимать, что это касается далеко не только народов двух стран. В дело включаются эмоции, национальные корни, различные фобии, трезвомыслие и мысли, основанные на голой прагматике. Однако в данном случае, в первую очередь, нужно исходить из имеющейся правовой базы Республики Казахстан и международных документов, подписанных нашей страной. Сегодня наш правовой ликбез мы посвятим этой, безусловно, самой злободневной теме.


Начнем с фейков, а точнее – с неправильного понимания заявлений представителей высшей власти Казахстана. Напомним, один из американских телеканалов растиражировал новость о том, что Казахстан отказал Путину в помощи в войне против Украины. Что было на самом деле? В минувший четверг, день начала «спецоперации» России против независимой Украины, спикер сената Маулен Ашимбаев в кулуарах этого самого сената заявил журналистам, что произошедшее – это «военный конфликт» и необходимо «политическое решение путем переговоров». Здесь подчеркнем, что Ашимбаева можно назвать «вторым лицом в государстве», с точки зрения того, что он может стать и.о. президента, если действующий глава государства по каким-то причинам не сможет дальше выполнять свои функции. В то же время, спикер верхней палаты парламента не отвечает за внешнюю политику страны, и более четкую информацию следовало ожидать от президента или же от МИД РК.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Провокации и эмоции Симоньян

За два дня до этого, в магический день 22.02.2022 (за два дня до вторжения), министр иностранных дел Тлеуберди, комментируя признание Кремлем независимости «ДНР» и «ЛДНР», заявил, что вопрос о том, чтобы Казахстан признал эти самопровозглашенные республики, не стоит. Это относится и к участию нашей страны в военном конфликте в рамках ОДКБ. Этот «твит», скорее всего, и стал поводом для домысливания – что «Казахстан не захотел помогать Путину». Однако здесь все более банально – ОДКБ может послать своих «миротворцев» только в страны-члены Договора о коллективной безопасности. Тут только два варианта – либо эти «республики» должны войти в состав Российской Федерации, либо их нужно принять в ОДКБ. Второй вариант выглядит призрачным, так как для начала все страны-члены должны их признать, а это маловероятно. Что касается первого пункта, то хоть он и представляется неправдоподобным, но нужно вспомнить, что еще неделю назад большинство не верило, что Россия может вероломно напасть на Украину.

Что касается международного права, то сам Тлеуберди тоже сослался на Устав ООН, и что для отправки казахстанских военных на Донбасс нужны резолюция и мандат ООН. Это тоже из области фантастики, учитывая, что два дня назад Совет безопасности ООН продвигал резолюцию по событиям в Украине и документ этот весьма суровый. Даже имея в виду, что РФ наложило на резолюцию свое вето и после того, как она уйдет на голосование в Генеральную ассамблею и не будет иметь обязательного исполнения, Казахстану вряд ли стоит в нынешних геополитических условиях нарушать ее, резолюции, пункты.

Международные устои, безусловно, важны, да и нежелательность вхождения Казахстана в список изгоев (вместе с Россией и Беларусью) имеет место быть, но есть и межгосударственные договоры, от которых нам просто так не отказаться. Впрочем, отказаться есть кое-какие возможности – в соответствии с принятыми в прошлом году поправкам к закону о международных договорах, в которых оговариваются возможности выходя из подобных соглашений в одностороннем порядке. По мнению ряда казахстанских политиков и общественных деятелей, среди них могут казаться договора, принятые в рамках ЕАЭС, ТС или того же ОДКБ. Но это больше теория или даже утопия.

Мы же обратим внимание на двусторонние соглашения. В первую очередь, отметим правовую базу казахстанско-украинских отношений, среди которых следует отметить договор о дружбе, подписанный еще в 1994 году. Осенью 2019 года на встрече Нурсултана Назарбаева, который к этому времени уже пребывал в статусе «елбасы», с действующим президентом Украины Владимиром Зеленским, первый заявил, что «Казахстан всегда поддерживал территориальную целостность и суверенитет Украины». Причем, нужно напомнить, что Нурсултан Абишевич всегда испытывал теплые чувства к Украине.

В случае с Россией всевозможных договоров значительно больше, и они более конкретны. Говоря простым языком, если Украина является для нас «дружественной страной», то Российская Федерация – «союзником». В этом плане особое внимание заслуживает Договор о военном сотрудничестве РК и РФ, ратифицированный нашим парламентом дней десять назад. В нем следует интерес вызывает такое направление сотрудничества, как «совместное противодействие вызовам и угрозам региональной безопасности в случае обращения одной из Сторон». В то же время в нем есть и другая норма: «Настоящий Договор не направлен против каких-либо других государств и не затрагивает прав и обязательств Сторон, вытекающих из других международных договоров, участниками которых они являются». Тут поле правоведов, однако нужно помнить, что на территории Казахстана находятся немало российских военных баз, статус которых оговорен другими межгосударственными договорами.

В этом плане остается лишь уточнить, что соглашение о военном сотрудничестве является продолжением «устаревшего» аналога от 1994 года и, подчеркнем, еще не подписанного президентом Казахстана, верховным главнокомандующим Касым-Жомартом Токаевым. К слову, вчера Акорда сообщила, что Токаев переговорил по телефону с президентом Франции Эммануэлем Макроном (по инициативе последнего), а накануне пообщался с президентом Европейского Союза (вообще-то Совета, а не Союза, но мы процитировали дословно) Шарлем Мишелем. Подробности переговоров Акорда не сообщает. Впрочем, Елисейский дворец пока тоже молчит об этих переговорах, хотя на официальном сайте президента Пятой Республики есть информация о телефонных переговорах с главами Украины, Грузии, Молдовы и даже Беларуси.

Но вернемся в нашу страну. Здесь все не так однозначно. Об этом, наверное, мы поговорим отдельно. Хотя бы потому, что сегодня-завтра ожидаем определенных официальных сообщений и более четкой реакции наших госорганов. В том числе, надо брать во внимание один из главных факторов влияния войны (слово, запрещенное Роскомнадзором на территории РФ, кстати) в Украине – на самочувствие тенге и, следовательно, социально-экономическое самочувствие казахстанцев.

Итак, все неоднозначно, но, как мы договаривались, нужно исходить из норм права. Прежде всего, из норм Конституции и Уголовного кодекса Республики Казахстан. Если конкретно, то надо напомнить, что не только развязывание войны у нас карается по закону, но также ее поддержка, одобрение и призывы к ней. В том числе, и в социальных сетях. Также стоит напомнить, что статья УК «Наемничество» с недавних пор у нас усилилось по части наказания и уже имеет определенную правоприменительную практику (в том числе, в отношении «ополченцев» с казахстанскими паспортами на Донбассе). И еще. Напоминание правоохранительным органам – призывы к миру и плакаты «Нет войне!» не противоречат отечественному законодательству, в том числе закону о мирных собраниях.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов