Алматы

30.12.2021

«Белый пароход» дипломата Сакена Сейдуалиева

Дипломат и сенатор парламента стоял у истоков создания международных экономических связей независимого Казахстана.


Сакен Сейдуалиев родился и вырос в совхозе Суткент на юге Казахстана в 1946 году. Его воспитывали бабушки с обеих стороны, а потому с детства говорит на двух родных языках - казахском и карачаевском. В школу пошел в городе Арысь. После школы работал на разных рабочих специальностях. Признается, что по жизни его всегда вела надежда.

«Я как герой романа Чингиза Айтматова «Белый пароход» часто смотрел вслед проходящим мимо нашего городка поездам. Они ехали из Москвы в Ташкент, и обратно. Я думал, вот там едут люди, у всех свои мечты и цели в этой жизни. Вот бы и мне так объехать мир».

Его мечты и надежды, похоже, успешно реализовались.

После Политехнического института Сакен Сейдуалиев работал инженером в Экибастузе, второе высшее образование получил в Московском институте управления имени Серго Орджоникидзе. Учился и защитил диссертацию в аспирантуре Всесоюзной Академии Ордена дружбы народов внешней торговли со знанием иностранного языка в Москве.

Сейдуалиев был в составе советской группы специалистов, помогавших Нигерии в строительстве заводов.

Уже в качестве дипломата он организовал визит тайской принцессы в Казахстан, сопровождал ее в туре по святым для мусульман местам. Благодаря этому на родине у принцессы значительно вырос авторитет у исламской общины Таиланда.

Во время мощного цунами в Таиланде Сакен Сейдуалиев в качестве Временного Поверенного в делах Казахстана возглавил операцию по спасению казахстанцев, в своем интервью он рассказал и печальные истории, и счастливые случаи спасения людей.

Наш герой представлял нашу страны в международных организациях в Вене и Братиславе - МАГАТЭ и ЮНИДО.

Как не превратиться в цифровых рабов Китая и США

- Казахский язык может оказаться ненужным, когда уйдет наше поколение. Возможно, я один из последних могикан, который ратует за реальное, а не декларативное внедрение казахского языка в деятельность, в частности, в работу министерства иностранных дел.

На мой взгляд, здесь необходимо наличие трех компонентов.

Первый - изучение и развитие богатства и глубины казахского языка.

Второй - адаптация казахского языка к цифровому формату. То есть надо не только говорить и думать на казахском языке, но также оцифровать казахский алфавит.

Третий компонент, самый важный - это люди, которые все это могут сделать профессионально.

К примеру, я - не технарь, и не смогу перевести язык на цифровую платформу. Но специалисты по языку, начиная от Байтурсынова, до великолепного специалиста - академика Розы Сыздыковой понимали, как важно не растерять глубину языка.

Очень важно, чтобы дипломатия заговорила на казахском языке. Ведь казахский всегда был образным языком. Один из примеров - это айтысы, которые строятся на экспромте.

Сегодня немало специалистов по IT-технологиям, которые бесконтрольно тратят государственные финансы. А подрастающему поколению очень нужны эти знания, если учитывать то, что сегодня казахский алфавит переходит на латиницу. Важно, чтобы мы не превратились в электронных рабов для США и Китая.

Как еврей с Чайковским познакомил

- Со мной в Политехническом институте учился парень-еврей по имени Эмиль. Он учился на сплошные «пятерки», при этом ему не требовалась часами корпеть над учебниками как нам, ему все давалось легко.

Помню мы поехали в Баян-аул в стойотряд. Мы строили кошары из бутового камня размером 100 на 60 метров. Жара несусветная, мы с Эмилем прилегли в тень передохнуть. И тут он меня спрашивает: «Сакен, после какого стада остаются горошки». Я ему: «После баранов». Он дальше: «А лепешки?». «После коров», - ответил я ему мгновенно. И тут он: «Какое последнее произведение написал Чайковский?». А я впервые тогда услышал имя Чайковского. Эмиль мне на это говорит: «Эх, Сакен, ты, конечно, хороший парень, в навозе хорошо разбираешься, в вот в классической музыке ты профан». Я разозлился, схватил его за грудки и сказал: «Ты с детства ходил в музыкальную школу, в театры, а я вырос в ауле, откуда мне все это знать!».


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Мурат Ауэзов: «Нам нужна искренняя центрально-азиатская солидаризация»

Мадина Джарбусынова: «Вехи моей жизни вели в дипломатию»

Семь опор Кайрата Исагалиева


Вернулись мы со стройотряда с внушительной пачкой денег. Я на них накупил родителям и сестрам подарки, а оставшуюся сумму потратил на поход в оперный театр. Взял себе за правило посещать театр каждую неделю, при этом я ничего не понимал, особенно итальянские оперы.

В оркестре служил очень сильный скрипач Толгамбаев, он в свое время прошел немецкий концлагерь, после этого уже в СССР его много судили, пострадал он немало. Так вот, я дружил с его сыном, тот играл на фаготе. Мы после каждого спектакля вместе шли в гастроном, покупали вино, садились во дворах, и он меня просвещал. Объяснял суть оперных спектаклей, сюжеты, музыкальные арии. Таким образом я за четыре года довольно сильно поднял свой культурный уровень, многому научился, стал разбираться и полюбил театральное искусство.

После окончания института, после 5-го курса мы с друзьями пошли отмечать это событие в ресторан Иссык, я там встретил Эмиля. Стали вспоминать первый курс, я ему напомнил ту нашу беседу, а он мне: «Ну вот видишь, как тебе оказалось это полезно!».

Надо сказать, что я старался и литературный уровень поднять в эти годы, много читал мировую художественную литературу, изучал творчество известных европейских писателей. И по сей день люблю читать книги.

Иностранный язык я начал учить в 37 лет

- В Экибастузе был самый дешевый в мире уголь. Но у него был один существенный недостаток - оставалось много пепла, потому и тепла такой уголь мало давал. Когда я там работал, много думал, почему мы не можем продавать энергию в другие страны.

Выяснил, что во Всесоюзной Академии внешней торговли более глубоко изучают экономические науки, но для этого нужно знать иностранные языки. Вы поверите, я начал учить английский впервые в 37 лет, чуть с ума не сошел. У меня уже было трое детей, так что учиться было непросто. Но в процессе изучения иностранного языка наступает такой момент, когда вдруг все получается. Главное, не бояться делать ошибки.

В Академии мы изучали международное право, международную экономику, структуру ООН. Особенность этой Академии - здесь учились только молодые люди, девушек не брали. Это было связано с тем, что за границей девушкам было непросто работать.

Нигерийские мусульмане

- Меня после Академии послали на работу в Нигерию. Вот там я узнал о существовании болезней, о которых в Союзе давно забыли или вообще не подозревали.

Солнце там так сильно пекло, словно могло пробить насквозь мозги. На открытом пространстве больше 15 минут было опасно находиться для жизни. Вот почему девушек не брали в Академию.

Нигерийцы состоят из трех племен - йоруба, хауса и игбо. Культура йоруба была связана с морем, они христиане. А хауса были мусульманами. Они носили высокие тюрбаны. Там я проработал три с половиной года.

Генеральный директор завода был был нигериеец из племени хауса по имени Инуба, человек ростом под два метра. У меня с ним сразу сложились добрые отношения, потому что он был счастлив, что и я мусульманин. С советской стороны был наш Гендиректор Сафонов, он был родом из Киева.

Так вот, Инуба пригласил его, нового советского Генконсула и меня в гости, хотел выразить особое внимание мне как мусульманину. Потом Сафонов шутил, теперь мол ты понял, зачем я тебя взял на работу? Действительно, благодаря этому нам, советским специалистам, Инуба предоставил лучшие условия для работы, по сравнению с другими иностранными компаниями.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

«Олжас Сулейменов: Живем, опустошая недра»

Советкали Картбаев: «Дипломат должен иметь высокие духовные принципы»

Серик Примбетов: «Целиноград был третьей столицей на случай ядерной войны»


Жизнь в Нигерии не была безопасной. Так, однажды мы с коллегой чуть не погибли. Возвращались с работы по дороге, вдоль которой росли высокие кусты, они их называют буши, как вдруг из них к нам навстречу вышли три нигерийца с автоматами Калашникова. Направили на нас дула автоматов. Я по их тюрбанам понял, что это мусульмане, сказал, что мусульманин в мусульманина стрелять не станет. В доказательство прочитал молитву. Это и спасло нас. Нас, все же ограбили, но отпустили. Уже в нашем советском городке наши дипломаты сказали, что нам очень повезло, ведь нас могли убить.

Государственник

- В каждом деле должен быть профессиональный специалист. Только специалист сможет точно выразить свою точку зрения на проблему. Над своей кандидатской диссертацией я работал сутками, проделал большую работу, изучал мировую практику.

К примеру, до работы в ЮНИДО и МАГАТЭ, я изучал влияние энергии для развивающихся стран и защитил диссертацию на английском языке в Академии внешней торговли.

Помню, не хотел подводить Михаила Ивановича Исиналиева (Исиналиев - министр иностранных дел Казахской ССР- ред.), он был прекрасным человеком. Он же вырос в детдоме, жена у него была русская, а сам он истинный казах, за казахов душу мог отдать.

Назарбаев был тогда председателем Совмина, у него был помощником Владимир Васильевич Ни. Назарбаев написал помню на обычном листе бумаге: «Владимир Васильевич, Сейдуалиев закончил Академию внешней торговли, много сделал для страны. Такой человек нужен не Исиналиеву, он нужен Казахстану». Я отнес эту бумагу Ни вместе с моими предложениями.

Я уверен, если ты служишь своей Родине, ты должен забыть о своих личных амбициях и думать о государстве.

Смотрите полное интервью с Сакеном Сейдуалиевым на казахском языке на канале: " rel="noopener noreferrer" style="color: rgb(0, 0, 238);">Программа «Astana Embassy». Сезон 1. Сейдуалиев С.С. (интервью на казахском языке)


Ботагоз Сейдахметова

Первой убивают правду

Ботагоз Сейдахметова