Алматы

25.01.2022

Болат Берсебаев: «Это была попытка госпереворота»

Политолог Болат Берсебаев уверен, что январские беспорядки 2022 года стали следствием попытки государственного переворота. Но были и объективные предпосылки, одна из которых – резкое сокращение доходов населения. А потому, одним из главных приоритетов нового правительства будет улучшение социально-экономического положения казахстанцев.


НАШИ ЧИНОВНИКИ РАБОТАЮТ ТОЛЬКО НА СВОЕ ОБОГАЩЕНИЕ

-Болат, как вы считаете, можно ли было предвидеть, особенно, масштабы, недавних событий в Алматы, в целом в Казахстане?

-На мой взгляд, спрогнозировать или предсказать такие вещи очень сложно. Они из разряда «черных лебедей», которые только постфактум кажутся очевидными. Теперь, конечно, можно найти некоторые объяснения произошедшему, однако полная картина, думаю, появится еще нескоро.

Почему это произошло? Я бы выделил несколько факторов.

Во-первых, снижение темпов экономического роста и сокращение доходов населения. Казахстан оказался в так называемой «ловушке среднего дохода», когда экономика и доходы граждан после быстрого роста в «нулевых» начала стагнировать. Наша экономика, основанная на сырьевом экспорте, достигла своего предела и оказалась не в состоянии конкурировать с развитыми экономиками, имеющими высокий промышленный и инновационный потенциал. С 2014 года доходы казахстанцев не растут, а цены постоянно повышаются. Ситуацию усугубила пандемия, и в результате на сегодняшний день мы получили мощное социальное напряжение и сильные протестные настроения.

Второй фактор – кризис легитимности власти в Казахстане, вызванный неэффективностью государственных органов, экономическим неравенством и коррупцией.

Хотя, справедливости ради, нужно отметить, что снижение доверия населения к государственной власти – это мировой тренд, который является следствием так называемой «цифровой демократии». Интернет и коммуникационные технологии способствуют появлению более информированных граждан, которые имеют представление о том, что такое демократия, общественный договор, государственное управление. И самое главное – они дают возможность сравнивать. Люди видят и читают, что европейские чиновники ездят на общественном транспорте, уходят в отставку даже после незначительных скандалов, имеют средние доходы. Потом они смотрят на наших чиновников, и сравнение явно не в их пользу.

Из всего этого люди делают вывод, что наши чиновники не чувствуют ответственности перед народом, работают только на свое обогащение, а значит, не заслуживают уважения и не имеют права управлять страной.

Третий фактор – Казахстан переживает период транзита власти, а в такие периоды любое автократическое государство становится очень уязвимым.

МАТЕРИАЛ ПО ТЕМЕ:

Владислав Полит: «Провокаторов на Майдане легко вычислить, потому что в Украине протестующие не планируют силовых наступлений»

МЕЖЭЛИТНАЯ БОРЬБА

- Транзит власти… Но ведь это официально произошло в марте 2019 года.

- В 2019 году, когда первый президент ушел в отставку и выбрал своим преемником Токаева, казалось, что Казахстан на «отлично» сдал главный «демократический экзамен» – правовую и мирную передачу власти второму президенту.

Однако на деле, спустя два года, выяснилось, что успешному транзиту угрожают субъективные факторы. И тут мы вынуждены говорить о популярной, но очень непрозрачной из-за недостатка информации теме – об элитах.

Современная демократическая традиция не любит такие рассуждения, считая, что все политические процессы должно быть прозрачными и публичными. А элиты – это всегда про интриги, кулуарные решения, заговоры.

Но в реальности, особенно в автократических странах, элиты всегда играли и будут играть ключевую роль, так как у них есть власть, а значит, возможность контролировать силовые структуры, денежные потоки и расстановку кадров.

И вот, оказалось, что среди элит нет консенсуса по поводу новой властной конструкции во главе с Токаевым. По крайней мере, одна элитная группа попыталась изменить ее, воспользовавшись протестами, расшатать ситуацию в стране и прийти к власти. Иными словами, организовать государственный переворот.

- Сейчас его автором называют Карима Масимова.

- Следствие покажет… Мог ли Масимов это сделать? Конечно, мог! Он долгое время занимал ключевые позиции в госаппарате, был премьер-министром, руководителем Администрации, председателем КНБ. Были ли у него такие амбиции? Думаю, были.

ОДКБ И ИНОСТРАННЫЙ СЛЕД

-Официальные источники много говорят об иностранном следе, о подготовленных террористах. Выходит, что наша страна настолько уязвима? А спецслужбы, по сути, не заметили, что в стране готовятся теракты?

-Думаю, эти вопросы еще долго будут волновать людей не только внутри страны, но и за рубежом. И мне сложно найти варианты ответов, которые удовлетворили бы всех.

Противоречивость и неправдоподобность первых официальных сообщений можно объяснить масштабами событий и растерянностью власти в те дни. Когда практически по всей стране и буквально в одночасье митинги превратились в погромы и вооруженные нападения на государственные объекты, а самый крупный город – Алматы – на два дня оказался в руках мародеров, вполне возможно было подумать, что страна стала жертвой нападения извне.

Но факт высокой организованности беспорядков и подготовленности их участников остается вне всяких сомнений. Мирные демонстранты не штурмуют здания полиции и СИЗО, не пытаются захватить телевышку, не убивают полицейских. Этим могут заниматься только подготовленные боевики, которые имеют опыт участия в военных конфликтах или проходили специальное обучение.

Их целью был террор – напугать и посеять панику, показать беспомощность власти, добиться дестабилизации.

-Помощь миротворцев ОДКБ видится как логичный шаг. Мы входим в эту организацию, и наши правоохранительные силы не справились сами. Понятно, что для многих эта организация соотносится с Россией, отсюда и ощущение, что это начало конца суверенитета страны, и мы из автократии превращаемся в полноценное полицейское государство. Как вы считаете, это удел всех восточных стран?

-Это, пожалуй, самое уязвимое место для критики действующего президента. Любая военная активность России после украинского кризиса 2014 года очень болезненно воспринимается западными странами. Кроме того, страны ОДКБ часто обвиняются в нарушении демократических прав, и поэтому у США и Европейского Союза возникают подозрения, а не был ли ввод войск ОДКБ карательной операцией против протестующих. Думаю, мы еще долго будем наблюдать внешнеполитическое давление на нас по этой линии.

Если же убрать этот геополитический контекст, то приходится констатировать, что Казахстан столкнулся с угрозой государственного переворота на фоне (а может быть, и с использованием) террористических нападений. И страна оказалась не готовой к ней. Поэтому действующее руководство страны посчитало необходимым обратиться к союзникам для стабилизации ситуации.

Это была символическая помощь, поскольку контингент не выполнял никаких боевых действий, но она сыграла огромную роль. Она показала народу, участникам погромов, боевикам, что армии пяти государств-союзников по ОДКБ готовы в любой момент прийти на помощь. Это придало уверенности руководству страны для принятия дальнейших решений.

Я считаю, что сейчас нет никаких угроз нашему суверенитету. Была временная недееспособность государственной власти, вызванная попыткой переворота, которую президенту Токаеву удалось преодолеть.

Что касается перспектив превращения Казахстана в полицейское государство, то многое будет зависеть от того, смогут ли власть и общество осознать произошедшее, понять причины.

КУЛЬТУРА МИРНЫХ СОБРАНИЙ

- Как мирные протесты превратились в погромы и убийства? Может ли право на свободу собраний быть важнее права на жизнь или права частной собственности?

- У нас, к сожалению, пока еще не развита культура мирных протестов.

Да, митинги нужны. В одном только Берлине проходит до 5 тысяч митингов и пикетов в год. Но там у людей задача не свергнуть власть, а добиться своих целей.

Чем митинг – не важно, санкционированный или нет – отличается от беспорядков или бунтов? Участники митинга открыто заявляют о своих целях и требованиях, не применяя насильственные методы. Это реализация свободы мирных собраний, которая принадлежит главным гражданским и политическим правам.

Но как только в полицейских полетел камень или их ударили палкой – все, митинг прекращается. Начинается хулиганство, сопротивление власти, нападение и т.д. Так устроены законодательства всех демократических стран. К примеру, сегодня сотням американцев, штурмовавших Капитолий в январе 2021 года, грозят реальные тюремные сроки.

Если вы не владеете мирными методами борьбы за свои права и прибегаете к насилию, с вами будут бороться полицейскими мерами.

ДЕМОКРАТИЯ И ОБЩЕСТВО

- Наше общество, на мой взгляд, феодально ориентировано. Всегда нужен какой-то бай или бастык, которому можно все по праву его статуса. Сумеет ли президент Токаев не превратиться в долгоиграющего президента страны, как его предшественник?

-Бернард Шоу когда-то сказал, что демократия не может стать выше уровня того материала, из которого составлены ее избиратели. Все, что происходит в стране, не может зависеть от одного человека.

Конечно, в Казахстане очень важно, какое направление выберет президент и насколько последовательным он будет. Судя по его заявлениям и делам, можно сказать, что он настроен на строительство демократического государства западного образца.

Но этого все равно будет недостаточно. Чтобы государственные органы работали эффективно и прозрачно, необходимо участие всего общества. Партии, НПО, ассоциации и гражданские активисты должны понимать, что борьба с коррупцией, качество управленческих решений, контроль за расходованием бюджетных средств зависят от их активности, неравнодушия и принципиальности.

Президент Токаев уже заявил о своей готовности продолжить политические реформы и обсуждать их с обществом. Теперь мяч на стороне общества.

P.S.: Болат Берсебаев - магистр политологии, получил образование в Университете Фридриха Шиллера в Германии. Специалист по медиакоммуникациям.

Фото из открытых источников


Ботагоз Сейдахметова

Авторы


Информационный портал


Елтай Давленов

Нур-Султан


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область