Интервью

Владислав Полит: «Провокаторов на Майдане легко вычислить, потому что в Украине протестующие не планируют силовых наступлений»

14.01.2022

В интервью с коллегой из Киева Владиславом Политом попытались сравнить украинские майданы с митингами в Казахстане. По мнению журналиста, главное отличие протестной культуры в наших странах состоит в том, что в Казахстане ничего не меняется после них, потому что нет масштабной поддержки народа. Кроме того, в Украине всегда есть лидер революции, за которым люди готовы идти.

- Владислав, какие выдвигали версии и какую оценку давали ваши политологи и политики недавним событиям в Казахстане?

- Украинские политики не особо комментировали события в Казахстане, они заняты больше нашими проблемами. А именно эскалацией со стороны России у украинских границ.

А у наших политологов было несколько версий.

Первая - классический внутренний протест, вызванный повышением цен на газ. Люди вышли на протесты, и в ходе протестов у них появились и другие требования к власти помимо цен на газ.

Вторая версия - внутренний протест, который стал быстро развиваться. Токаев решил избавиться от клана Назарбаева с целью перетянуть финансовые потоки в сторону действующей власти, поскольку семья Назарбаева сохраняла и политическое, и финансовое влияние в стране до сих пор. Токаев же решил укрепить свое политическое влияние, и влияние на бизнес.

Третья версия появилась после введения сил ОДКБ, по сути, российских миротворцев - в Казахстане происходит вторая Беларусь, потому что Токаев договорился с Путиным, чтобы сдвинуть Назарбаева. Тут в Украине считают, что ваши северные территории очень интересны России. Лет 10 назад Кремль говорил об этом. При этом Токаев станет полностью подотчетен Кремлю.

Была также версия о том, что эти протесты - передел сферы влияния между Китаем и Россией за Казахстан. Это такая масштабная геополитика. Насколько правдива эта версия, вряд ли когда-то удастся узнать.

Тот факт, что протесты утихли, и то, что Токаев занял место главы Совбеза, сформировалось новое правительство, которое практически не изменилось по составу (как нам видится в Украине), заявления Токаева о помощи народу Казахстана, говорит о том, что основная буча была создана для смещения Назарбаева.

- Как официальный Киев оценивает ввод миротворцев ОДКБ в Казахстан?

- Официальный Киев никак не отреагировал, потому что это не наше дело. Мы не лезем, как Россия, в чужие дела. Мы по факту реагируем только на то, чтобы наши граждане, которые находились в Казахстане во время этих событий, были в безопасности.

- У нас в Казахстане многие тут же дали название нашим событиям - Туманная революция. Возможно это некорректное сравнение, но все-же какие-то параллели между Оранжевой и Туманной можно провести?

- Аналогий с нашей Оранжевой революцией не очень много, по той причине, что у нас революция собирает немало людей, и это происходит тогда, когда Украина хочет поменять власть, либо украинцам что-то сильно надоело. И пока люди не добьются своего, они не расходятся.

В основе ваших митингов, если судить по кадрам международных агентств, протестующие, те кто атакует правоохранительные органы - это мужчины лет 30-40, довольно спортивного телосложения.

А на наших майданах все - от малого до старого, и было много молодежи, студентов, которые выступали против правоохранительных органов только в случае, если их атаковали. У нас большое отличие в том, что пока нас не трогают, мы протестуем мирно, мы требуем, пытаемся добиться своего мирным способом. Но, если против нас власть, как это было при революции Достоинства (2014 года - Б.С.) отправляют отряды Беркута, работают снайперы, вот тогда люди начинают решать…Но чаще всего силовой ответ протестующих всегда был только в ответ на силу.

Еще одно отличие - у вас после вашей революции ничего не изменится, я так думаю. У вас не было масштабной поддержки народа.

У нас даже те пассивные, которые не выходят на протесты и наблюдают по телевизору за событиями, ментально поддерживают протестующих.

Кроме того, в Украине всегда есть лидер революции, за которым люди готовы идти. Во время Оранжевой революции мы выступали конкретно за Ющенко, он был лидер, за которым была готова и