Алматы 10.01.2023 2403

Усиление Токаева. Этап «Правительство»

Небольшое и в то же время резкое обновление правительства на прошлой неделе вызвало неоднозначную, но предсказуемую реакцию в обществе. Одна часть стала осуждать, а вторая – поддерживать. Причем, аргументы у тех и у других были примерно одинаковыми. Однако мало кто задумывался над тем, для чего это было сделано и, что более важно, что за этим последует.


Наверное, мы не станем перепечатывают краткие, но в большинстве своем яркие биографии новых министров. Сюда, кстати, можно включить и нового главу МФЦ «Астана» Рената Бектурова, которого совсем молодым назвать нельзя (ему 39 лет), но это показатель еще одного показательного момента.

Дело в том, что сейчас в правительстве и рядом практически не осталось первых руководителей, которых принято называть «назарбаевыскими кадрами». Одним из последних был управляющий директор Международного финансового центра Кайрат Келимбетов. Своеобразным исключением можно назвать назначение председателем Высшей аудиторской палаты Натальи Годуновой, которая ранее (и еще ранее – при прежнем режиме) возглавляла Счетный комитет.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Секрет выборов в сенат

Послевыборье. Чего ждать

Предвыборье. Итоги

Но это так, к слову. Безусловно, постепенное отодвигание с ключевых позиций тех, кто еще служил при Назарбаеве, имеет два основных момента. Во-первых, это должно положительно сыграть на имидже обновленного правительства среди населения (общества). Однако, честно говоря, этот аспект недостаточно широко проработан с идеологической точки зрения. Об этом пишут лишь несколько околовластных блогеров и придворных политологов. Впрочем, это их проблемы и решать за них что-либо у нас нет желания.

Во-вторых, самому переизбранному президенту тоже нужны чисто свои кадры, причем, не те, которых считают «переобувшимися» и не тем, кто поверил в «Новый Казахстан» по чиновничьей привычке верить всему, что скажет Верховный главнокомандующий. В общем, Токаеву нужны максимально «свои люди» (впрочем, это словосочетание можно и без кавычек поставить).

Заметим, что тот же Бектуров является выходцем из так называемого ПМКР – Президентского молодежного кадрового резерва, который Токаев, как знал, заложил еще в 2019 году. «Резервистами» оказались и еще разу два новых министра – Оралов и Сулейменова. О каждом из них, как и о других «новичках» можно было рассказать кое-что интересное, но мы пока не станем этого делать – чтобы не сглазить, да и критиковать, пожалуй, еще рановато.

В общем, всех новых назначенцев можно смело назвать «токаевскими кадрами», причем, еще раз подчеркнем – не «вовремя переметнувшимися» или «вынуждено переобувшимися», а выращенными и подготовленными соответствующим образом. Конечно, у некоторых из них за спиной «Жас-Отан» и почитание первого президента, но, как говаривал сам Нурсултан Абишевич, «С кем не бывает?».

С другой стороны, брать кого-то совсем нового, скажем, из представителей гражданского общества или независимых экспертов было бы еще более рискованно, чем оставлять «верных назарбаевцев». Ведь, по существу, аппарат этих министерств и ведомств все-таки построен по старой системе и многочисленные клерки и невидимые исполнители все те же. Но эта немного другая тема, и к ней мы еще как-нибудь вернемся.

Говоря о проведенных на прошлой неделе назначениях, нужно вспомнить и о новом вице-премьере Галымжане Койшыбаеве, до недавнего времени руководивший канцелярией премьер-министра. Той самой Канцелярией, которая буквально за день до группового назначения стала Аппаратом правительства. Вообще, Койшыбаев является коллегой и соратником Токаева, который всю жизнь проработал по дипломатической линии, и лишь после того (точнее, сразу после того), как «старший товарищ» перебрался из сената в Акорду, сменил профиль работы на внутриполитический. И как раз возглавил канцелярию.

Тут стоит отметить, что таким образом новый президент имел свои «глаза и уши» в кабинете министров. Скорее всего, это было согласовано с первым президентом и являлось одним из неписанных правил транзита власти, тем более, не секрет, что прежнего главу правительства (Аскара Мамина) Касым-Жомарту Токаеву удалось уволить лишь в январе прошлого года.

Но сейчас мы не о Мамине (и даже не о «Папиных»), а Койшыбаеве. По всей видимости, он сохранил верность президенту, и теперь переходит с канцелярской работы на практическую. Что-то мы еще не припомним такого перехода кого-либо в руководство правительства. Правда, еще не понятно, какое направление будет закреплено за новым «вициком» (шестым по счету) и что он будет курировать. Впрочем, это сейчас и на ближайшее будущее не так уж и важно.

Если в ближайшее время никого из действующих вице-премьеров не переведут на другую работу или не уволят вовсе, то возникает вопрос: что все это может означать? С определенной долей вероятности можно говорить о за Койшыбаевым может быть закреплена еще должность какого-то министра. Но для него, объективно говоря, есть только МИД (между прошлым и будущим), и хотя, между нами говоря, господина Тлеуберди (несмотря на его старания) неплохо было бы поменять, думается новый вице-премьер подготавливается для чего-то другого. В общем, как нам кажется, в течение предстоящих нескольких месяцев он должен развить бурную деятельность, акцентируя внимание на двух главных направлениях – стремлении понравится электорату (по «социалке», например, или выступая с яркими инициативами), а также четко, в срок и с красивым антуражем исполнять предвыборную программу шефа. В общем, ни у кого в казахстанском обществе, да и у зарубежных наблюдателей после парламентских выборов не должно возникнуть вопроса «Ху из мистер Койшыбаев?», когда того выдвинут кандидатом в премьеры.

Если наша теория верна, то тогда мы увидим, что Касым-Жомарт Кемелевич хоть и отказался от некоторых «суперпрезидентских» амбиций (и норм законодательства), все же желает сохранить влияние на страну и политику. Ведь, откровенно говоря, того же Алихана Смаилова трудно до конца назвать преданным президенту премьером, а для развертывания реформ Токаеву нужно нечто большее, чем автоматическое исполнение поручений.

Конечно, как было отмечено, мнение народонаселения будет учитываться, но, скорее всего, только в определенных рамках – чтобы на него в удобный момент можно было положиться, оперировать им и иногда «выпускать пар». Плохо это или хорошо, сейчас не важно – важно то, чтобы к весне сложилась основа для действительно нового (с точки зрения Администрации президента и его самого) правительства. А там уже и до парламентских выборов будет уже недалеко, после которых это правительство подлежит уже более кардинальному изменению. Главное, чтобы фонды ПМКП были готовы, а «отдел кадров» Токаева думал не только о президентских реформах, но и о тех, ради кого они якобы инициированы – о нас с вами.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов