Алматы 10.10.2022 2981

Релоканты как средство политики

Ситуация с наплывом россиян призывного возраста в Казахстан перешла в фазу стабильно напряженного характера. Если на границах ажиотаж несколько спал, а вместе с ним и космические цены на авиабилеты в нашу сторону, то рынок жилья продолжает предлагать завышенную арендную плату. Но есть и другие моменты, на которые нужно обратить внимание, особенно принимая во внимание казахстано-российские отношения на высшем уровне.


На исходе третья неделя после подписания Владимиром Путиным указа о «частичной мобилизации», что стало толчком для потока мигрантов в разные ближнего (для России) зарубежья. Наиболее привлекательным для них оказался Казахстан, даже учитывая тот факт, что наша страна стала транзитной. На сегодня все связанные с этим проблемы экономического характера уже перешли в плоскость стабильно критических, немного отойдя от главных новостей дня. Другими словами, мы уже стали постепенно привыкать к ситуации и уже почти не обращать внимание на группы релокантов на улицах (в кафе, банках, цонах, магазинах) наших городов.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Неприкасаемые: как на самом деле относятся к россиянам в РК

Чем сепаратизм опасен для Казахстана и мировой ситуации?

Постсоветский кризис доверия

Однако сами по себе проблемы не рассосались и, как мы говорили прежде, к уже существующим вскоре могут добавиться другие. Конечно, в первую очередь, это касается социально-экономической части – цен на недвижимость и аренду, конкуренции по определенным специальностям и так далее. Другой аспект – взаимоотношения на чисто бытовом уровне. Тут довольно широкий спектр – от повального восхищения гостеприимством казахов до мелких стычек, которые легко могут испортить общую картину и довести до «межнаца».

Об этом тоже много говорили, но некоторые вещи в суматохе подзабылись, поэтому напомним о некоторых из них. Еще в первые дни наплыва россиян в Казахстан президент Касым-Жомарт Токаев пообещал обсудить эту проблему с руководством Российской Федерации. Но до сих пор этого не произошло. По крайней мере, ни казахстанские, ни российские официальные СМИ не сообщили об этом. Таким образом остается непонятным, что думают по этому поводу Акорда и Кремль, хотя если по началу Касым-Жамарт Кемелевич и выражал свое мнение на данный счет, то Владимир Владимирович особо не распространялся.

Но более важна в этом направлении тема взаимоотношений Астаны и Москвы. Обе столицы делают вид, что «это другое» и больше обращают внимание на «дальнейшее развитие двустороннего сотрудничества». Это было на уровне правительств, а вот президенты тет-а-тет еще не встречались. Хоть Токаев и летал в минувшую пятницу в Санкт-Петербург на «неформальную встречу президентов» (или на 70-летний юбилей хозяина), но с глазу на глаз поговорить не удалось, а сам Касым-Жомарт Кемелевич, судя по всему, вернулся на родину, не дожидаясь вечернего банкета.

Возможно, тема решения проблем с мигрантами будет как-то обсуждаться на двусторонней встрече, запланированной на полях теперь уже официально саммита глав государств СНГ в Астане. И тут возникает некая коллизия. Ведь, помогая тем, кто бежит от мобилизации, Токаев может подпортить и без того нелицеприятный имидж Путину. А тут еще и с казахстанским обществом надо что-то предпринимать. Другими словами, создание благоприятных условий для релокантов вызывает недовольство определенной части местного населения и прямо сказывается на социально-экономической ситуации. Здесь речь идет в основном о непомерно высоких ценах арендного жилья и возможных проблемах на рынке труда. Но это также может вызвать неудовлетворение в Кремле – российской власти не нужно, чтобы где-то создавались благоприятные условия для уклонистов и дезертиров.

С другой стороны, меры, которые предлагает и продвигает казахское правительство по противостоянию таких возможностей, вызывает удовлетворение, как среди тех, кто осторожно относится к российским мигрантам, так и у руководства РФ. Это может касаться закрытия границ или усиления контроля, но эти меры не слишком реалистичны по многим причинам, в том числе, это может сказаться на других аспектах жизни казахстанцев.

Гораздо более реально выглядят некоторые правовые ограничения. Так, еще 26 сентября на сайте «Открытые НПА» появились предложения внести изменения в приказ министра внутренних дел от 04.12.2015 «Об утверждении Правил выдачи иностранцам и лицам без гражданства разрешения на временное ипостоянное проживание в Республике Казахстан». Поправки касаются двух пунктов. Во-первых, теперь для получения вида на жительство нужно будет предоставлять не внутренний (национальный), а заграничный паспорт. Во-вторых, документ (справку) об отсутствии судимости придется предоставлять в бумажном виде и с подписью, печатью и так далее.

Дело в том, что многие россияне уже в дороге или даже по прибытию стали задумываться над тем, как в Казахстане остаться на подольше. Немало было тех, кто теоретически подготовился, но исходил из существующих правил – думал получить справку об отсутствии судимости в электронном виде, а отсутствие загранпаспорта не слишком напрягало. «Обсуждение» этих поправок должно было закончиться вчера, 10 октября, и теперь дело за претворением их в жизнь.

Насколько оперативно это будет осуществлено, пока под вопросом, но уже сегодня понятно, что для немалой части россиян, изначально планировавших отсидеться в Казахстане, это повлечет за собой немалые трудности. Скажем, уже сейчас виртуальная очередь на получения заграничного паспорта в консульстве РФ в РК растянута на 10 месяцев. Но это еще не все – вряд ли российские власти будут выдавать своим гражданам этот документ, если они попали в списки подлежащих мобилизации.

И это то, что на виду. Нельзя думать, что Москва спокойно относится к тому, что ее подданные бегут в Казахстан (или куда-либо еще), а там начинают говорить вместо «специальная военная операция» - «агрессивная война против некогда братского народа».

Поэтому совершенно небеспочвенны версии о том, что вместе с «беженцами» в страну могут попасть «засланные казачки», не говоря уже о тех, убегает не по идеологическим или политическим причинам, а просто из страха быть убитым, при этом являясь носителем кремлевской пропаганды и шовинистических идей. То есть, надо учитывать то, что Кремль может использовать таких «перебежчиков», как мину замедленного действия. Это особенно важно на период предвыборной кампании, так как в ее ходе могут быть предприняты различные провокации, в том числе со стороны «реваншистов», которые имеют тесные связи по ту сторону северной границы.

С другой стороны, Касым-Жомарт Токаев может повернуть ситуацию себе во благо. Да, россияне не имеют право голосовать, но, как показывает практика, многие из них с удовольствием отдали бы голос за действующего президента. Кроме этого, кандидат-президент сейчас может набрать «очков» у электората, как-нибудь «поставив на место» своего кремлевского коллегу. Конечно, предложение Токаева по центру русского языка вызвало противоречивую реакцию в Сети, но надо учитывать, что в официальных релизах Акорды об этом не было сказано ни слова.

Релоканты и их положение в Казахстане могут использоваться и другими политическими и общественными силами обеих стран. Использоваться для воздействия на внутреннюю аудиторию. К сожалению, по большей части, это будет негативная реакция, передергивание фактов и откровенное вранье. Ну, а тем временем беженцы-мигранты-релоканты потихоньку обживаются, учат простые фразы на казахском, интересуются, где можно покушать настоящий бешпармак и поиграть в футбол. Впрочем, они не первые и, наверное, не последние, кого приютила гостеприимная казахская земля хотя бы за последние 100 лет.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов