Алматы 28.07.2022 9824

В этот день. Штрафбаты

Ровно 80 лет назад Верховный главнокомандующий РККА Иосиф Сталин издал Приказ № 227. В армии его тут же назвали «28-07» – по дате выхода и зачитывания перед личным составом. Официально же он именуется «Ни шагу назад!» и считается неофициальным «днем рождения» советского штрафбата.


Это как раз тот случай, когда о приказе знали все, но обнародован он был много лет спустя. Мы же напомним некоторые основные моменты, заглянем в историю глубже, 28.07.1942 и невольно сравним с днем сегодняшним.

Это, пожалуй, самый неоднозначный приказ Верховного главнокомандующего за всю историю Второй мировой, если не считать приказ, ознаменовавший начало советско-финляндской войны. Но об этом мы поговорим как-нибудь в другой раз. Сейчас же, чтобы понять всю трагичность ситуации, нужно перенестись в лето 1942 года.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. Война во время войны

В этот день. Мифы и правда об Орбулакской битве

В этот день. «Спецоперация» Наполеона

После сравнительных успехов Красной Армии и контрнаступления под Москвой в декабре 41-го, немецкое командование изменило тактику и всю свою мощь направила в группу армий «Центр», заодно усилив атаки на Юге. В итоге Красная армия стала терпеть поражение за поражением, сравнимые по масштабности с катастрофой начала войны. Одним из основных факторов стал провал Харьковской операции, а также неудачных боев и провальных контрнаступлений в районе Воронежа, на Дону и Донбассе. РККА не просто отступала, а бежала, с соответствующими настроениями в действующей армии и среди гражданского населения. Кстати, только по официальным данным, упомянутым в приказе № 227, на оккупированной территории оказалось порядка 70 миллионов советских граждан и огромные стратегические ресурсы, не говоря о заводах, фабриках, посевных площадях. Коротко говоря, в Москве признавали, что СССР потерял перевес над Германией в людских резервах, запасах хлеба и, по сути, идеологическом настрое. И все это может грозить гибелью Советскому Союзу.

Не многие знают, что проект текста Приказа № 227 составлял начальник Генштаба Александр Василевский, но что там точно было, сейчас уже вряд ли кто расскажет. Иосиф Виссарионович попросту кардинально его переписал, не оставив от первоначального варианта практически ничего. Сохранился только смысл – надо было любой ценой заставить солдат и офицеров перестать бежать, поэтому кроме оформленных кадровым военным (Василевским) мыслей, нужно было добавить эмоции «Отца народов». И он добавил. В том числе, про проклятия Красной армии со стороны населения, попавшего под оккупацию. Впрочем, вполне возможно, проклятия и были, но стоит вспомнить кадры из фильма «Они сражались за родину», где казачка в укоризненной форме выговаривает герою Василия Шукшина все, что она думает об отступлении.

Но одно дело идеология, а другое – правовые, скажем так, методы решения проблемы. Да, расстрелы на месте в РККА (за паникерство, дезертирство и так далее) были и ранее, но сейчас вводились две структуры, которые стали дополнительными символами сталинской эпохи времен Второй мировой. Речь идет о штрафных батальонах и их непременных «сопроводителях» – заградительных отрядах.

Отметим, что Верховный упомянул о том, что у немцев к этому времени тоже были своего рода штрафбаты (про заградотряды не упомянул), и это было относительной правдой. Однако они существовали не в таких условиях, как у нас. Это были, скорее, дисциплинарные отряды, куда можно было попасть за какую-то провинность или ждать трибунала, если речь шла о военном преступлении или прямо нарушало устав Вермахта. В то же время надо напомнить, что прототипы штрафбатов были и ранее. В Средневековье за неповиновение приказам начальников можно было легко попасть на галеры в качестве гребцов, а в Античности – даже быть приравненным к рабу (чаще, в той же роли гребца). В России после петровских реформ, кроме ссылки на галеры, к дезертирам могли применить тяжкие крепостные работы или даже казнь каждого десятого или третьего (если был групповой побег) – в зависимости от того, сколько сбежало.

В Новом времени штрафные части были в Германии и в наполеоновской армии – тогда они чаще применялись для каторжных работ (в качестве искупления вины). Но более широко они стали распространяться во времена Первой мировой войны. Этим не пренебрегали в Австро-Венгрии, Германии, России и в некоторой степени – в армии Османской империи. Причем, было немало случаев, когда ссылкой в штрафные подразделения наказывали за политическую, в том числе, антивоенную деятельность.

Заградительные отряды и их аналоги также имеют давнюю историю. Во многих армиях мира они, в первую очередь, использовались для усмирения и контроля над подразделениями, сформированными из захваченных народов. Так было и во времена Античности, и в более позднее время – например, в армии Чингисхана и его потомков. Позже они в разном виде появлялись при Первой мировой, в локальных и гражданских войнах в США, Китае, Испании, африканских странах и так далее.

А вот Гражданская война в СССР и последующие события дали новый вид заградотрядов – продовольственный и репрессивный, который использовался против гражданского населения. Здесь казахи, к сожалению, не остались в стороне – специальные подразделения и пулеметные роты преграждали путь людям, которые бежали от голодомора в Китай и другие соседние регионы. В этом, между прочим, отличился будущий генсек Константин Устинович Черненко, командовавший в начале 30-х пулеметной ротой на Хоргосе.

Возвращаясь к нашей главной теме, скажем, что 29 октября 1944 года приказом Гаркома обороны И.В. Сталина заградительные отряды были расформированы «в связи с существенным изменением обстановки на фронте», а личный состав был отправлен в действующие стрелковые подразделения. А вот штрафбаты, по сути, остались. После войны они были переименованы в дисциплинарные батальоны, которые действуют до сих пор в вооруженных силах многих постсоветских стран – в особенности тех, кто еще сохраняет свою армию по образу и подобию советской.

Что касается действенности и последствий приказа «Ни шагу назад!», то об этом до сих пор нет однозначного мнения. Даже в ту пору он, мягко говоря, нагнал еще большего пессимизма на солдат и офицеров, широкомасштабное отступление продолжалось еще, как минимум, полгода, а кардинально переломить ход войны, «оттолкнувшись ногой от Урала», во многом помогли ленд-лиз и наращивание внутренних производств для нужд фронта.

Какие могут быть сравнения с днем сегодняшним? Да, в какой-то мере их можно считать натянутыми – хотя бы потому, что тогда, 80 лет назад, наша общая страна вела справедливую войну, а сейчас Россия развязала агрессивную. Однако нынешняя кремлевская идеология. Сейчас среди оккупантов тоже немало пессимистичных настроений, а на информационных временами появляются сообщения об осуждении дезертиров и отказников. Имеются не подтвержденные официально сообщения, что на передовую бросают именно таких – кто склонен к побегу или высказывал панические настроения. Про современную версию заградительных батальонов, если верить перехватам телефонных разговоров оккупантов, тоже можно говорить с определенной уверенностью.

Что касается ВСУ, то одно время было немало информации о том, что повестки на действительную службу вручаются разного рода штрафникам – кто комендантский час нарушил, решил «откосить» от армии или еще что-то. Но позже Офис президента и Министерство обороны Украины дали четко понять – что защита родины не может быть в виде наказания, таким образом дезавуировав все измышления российской пропагандистской машины, утверждавшей о создании в Незалежной подобия штрафбатов.

Как бы там ни было, память о штрафбатах и заградотрядах в народе живет генетически. И она только негативная. Действительно, заставлять любить (и защищать) родину под дулом автоматов – неправильно. Это надо делать только искренне, и чтобы появилась искренность, человек и гражданин должен понять, что он может потерять, если откажется «служить Отечеству»?

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов