Алматы 08.07.2022 24554

В этот день. Война во время войны

106 лет назад, 8 июля 1916 года вышел указ о мобилизации на принудительные работы 400 тысяч коренных жителей Туркестана. Это, как принято считать, вызвало волну вооруженных протестов, которую, по сути, следует называть антиколониальной войной. Однако, несмотря на немалое количество информации по этому поводу, официальная история не придает этому событию должного значения. Почему?


Следует отметить, что принудительная мобилизация стала лишь спусковым крючком для стихийного выражения недовольства, которое быстро перешло во вполне организованное вооруженное сопротивление. Не говоря уже о событиях конца XIX века, перед Первой мировой войной и в самом ее начале, Великая степь и коренные жители подвергались постоянным притеснениям. В первую очередь, с экономической точки зрения.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. Мифы и правда об Орбулакской битве

В этот день. «Спецоперация» Наполеона

В этот день. Возрождение казачества

Так, в ходе столыпинской реформы, в Казахстан стали направляться десятки тысяч семей переселенцев из центральной части России и Украины. Прибывшим крестьянам выделялись лучшие орошаемые земли. При этом существует малоизвестный и, казалось бы, нелогичный факт – с увеличением числа крестьян и хлебопашцев (за счет тех самых переселенцев) должны были увеличиться посевные площади, но за два года, с 1913 по 1915-ый, они сократились на 63 процента!

Существенно уменьшилось и поголовье скота – в 1914 году только из Семиреченской и Сырдарьинской областей было вывезено около одного миллиона овец. Число лошадей сократилось с 310 тысяч до 260 тысяч голов, что сильно ударило по всей экономике и быту регионов. Это не говоря о том, что для нужд фронта изымались юрты и другая утварь.

Уже через несколько месяцев после начала мировой войны министр финансов России представил в Совет министров предложение об установлении военного налога с лиц, освобожденных от военной службы. Закон об установлении военного налога вступал в силу с 1 января 1915 года. Для всех областей Туркестанского края налог должен был взиматься в размере 21 процента от суммы всех видов прямых налогов. Кстати, многие исследователи выражают уверенность, что освобождение от воинской службы некоторых народов было не льготой, а настоящей повинностью. Если коротко, то Санкт-Петербург исходил из того, что киргиз-кайсакам просто опасно давать в руки оружие. В то же время, было немало фактов, когда казахи добровольно вступали в армию и проявляли героизм – в том числе, на фронтах Первой мировой. Так, например, формировались кавалерийские части (по типу казачьих). Но это так, к слову.

Итак, к началу третьего года большой войны царское правительство сильно озаботилось нехваткой человеческих ресурсов. Инородцев на фронт не пускали, поэтому было решено заменить ими на тыловых и прифронтовых работах тех, кого призывали в действующую армию. Сначала, 25 июня (по старому стилю и 8 июля – по григорианскому календарю) император Николай II издает «высочайшее повеление» – «О привлечении мужского инородческого населения для работ по устройству оборонных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии, а равно для всяких иных, необходимых для государственной обороны, работ в возрасте от 19 до 43 лет включительно». Спустя пару недель выходит и соответствующий указ, который стал немедленно выполняться. Более того в некоторых регионах мобилизация началась уже 29 июня 1916-го.

Волнения стали фиксироваться уже в начале июля – 3-го числа они начались в Ходженте, а 7 июля уже в столице Туркестанского края, в Ташкенте. С 13 по 21-го уже «запылал» Джизак, а потом массовые выступления прошли в Жетысу, Тургае, Ыргызе, Мерке. Особо кровопролитные столкновения в июле-августе произошли в соседней Киргизии, и тогда местные колониальные власти стали принимать экстренные меры по подавлению очагов восстания. Против восставших были брошены войска, а 18 июля 1916 года в Туркестане было объявлено военное положение.

Действительно, это была настоящая широкомасштабная война – национально-освободительная по классификации и антиколониальная по своей сути. Царское правительство, по большому счету, желая пополнить живой силой фронт, заменив ее «инородцами», наткнулось на обратную реакцию. Ей пришлось стягивать регулярные и казачьи войска глубоко в тыл.

Мы не будем описывать то, что и где было – простое перечисление мест и событий может занять половину материала, а для понимания того, что происходило 106 лет назад в Великой степи и ее окрестностях, нужна глубокая аналитика и, опять-таки, политическое решение. Последнего у нас, как раз-таки, нет. Впрочем отметим, что по масштабности происходившего, характеру столкновений, организации и некоторым другим аспектом, события 1916 года можно смело назвать национально-освободительной войной, а не просто антицарскими восстаниями, как это преподносили при соцреализме. При этом надо учитывать, что были нередки случаи, когда к казахам, киргизам и каракалпакам присоединялись украинские и русские переселенцы. Ведь их забирали в действующую армию, причем, могли оставить семью без кормильца.

К сожалению, в казахстанской исторической науке (с точки зрения научно-просветительской деятельности) так и не было предпринято широкомасштабного изучения событий столетней давности. Да, выпускались книги, научные и околонаучные статьи, но глубокой и четкой аналитики и выработки единой концепции мы не увидели.

А вот российская идеологическая наука в этом плане продвинулась хорошо и нанесла ряд превентивных (и ощутимых) ударов в этом плане, причем, в том числе, используя наши площадки и казахский научный потенциал. В 2016 году в Алматы, Бишкеке и Москве прошли научно-практические конференции по событиям 100-летней давности. Кроме этого, были выпущены (как минимум) две больших книги, одна из которых – собрание трудов российских, казахстанских и кыргызских историков, а вторая – сборник различных документов на заданную тему.

Вроде бы хорошо, но весь смысл этих мероприятий сводился к тому, что это была вовсе не война и, по большому счету, даже не следствие антиколониальной политики. Даже проталкивалась мысль, что и царизм далеко не во всем виноват – просто это были отдельные случаи превышения полномочий местными военными органами, излишняя активность казаков и что-о в этом роде. Коротко говоря, российская идеология нанесла превентивный удар – очень грамотный и продуманный, фактически монополизировав тему и создав чуть ли не официальное видение событий 1916 года. И они сводились к тому, чтобы в народе даже не возникало антироссийских или даже «русофобских» мыслей.

А что же отечественная наука? Недавно на Курултае в Улытау президент Токаев высказался о создании «новой академической истории». Надеемся, что Касым-Жомарт Кемелевич имел в виду не только очередное переписывание Истории, а более глубокого и четкого осмысления исторических событий, происходивших на нашей земле. И национально-освободительная война 1916 года должна занимать в этом плане уж точно не последнее место.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов