Алматы 01.07.2022 15363

В этот день. Мифы и правда об Орбулакской битве

Ровно 379 лет назад, 1 июля 1643 года, произошла знаменитая Орбулакская битва. Ее до сих пор изучают не только ученые-историки, но и специалисты по военному делу. В ней со стороны казахов были использованы как древние методы ведения войны малыми силами против многократно превосходящих сил противника, так и современные военные технологии. Несмотря на большой интерес к этому событию, вокруг него до сих пор много споров. На наш взгляд, истина где-то посередине, и мы имеем дело с синтезом академической науки и мифотворчества. Так была ли битва и как ее оценивать?


Начнем, наверное, с общепризнанных и, скажем так, официальных данных. На протяжении более двух столетий длились так называемые казахско-джунгарские войны. Проходили они с переменным успехом, причем, успех чаще сопутствовал оккупантам. За все это время было лишь несколько эпизодов, которыми можно было гордиться казахам, и среди них Анракайское и Орбулакское сражения. Но и тут не все так однозначно.

Ойраты (джунгары) еще в XV веке блуждали по территории современного Казахстана. Ими было нанесено серьезное поражение Узбекскому ханству, которое в то время возглавлял Абулхайр-хан, вынужденный бежать за Сыр-Дарью. В итоге ойраты установили контроль над городами Туркестана, взяв под «крышу» караванные пути и водные артерии региона, а в самом ханстве наступил внутренний политический кризис. Именно он, по мнению большинства историков, стал причиной «исхода» Жанибека и Керея. Надо напоминать, что это привело к возникновению Казахского ханства?

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Разбойники Казахской степи

Каким был флаг Казахского ханства?

История Казахстана: легенды и легендарность

Впрочем, не станем вдаваться в детали процесса государствообразования того времени. Хотя, в какой-то мере, это касается и нашей сегодняшней темы. То есть, можно, конечно, выделять из нашей национальной истории «казахско-джунгарские войны», но это, по существу, не русско-турецкие войны, а в большей степени некий превентивный процесс, связанный с геополитической ситуацией позднего средневековья и нового времени. Ну и, естественно, взаимоотношениями между кочевыми государствами и народами последних пары тысячелетий. В этом плане стоит обратить внимание, что сами казахи это время называют «жаугершілік заманы», что в переводе означает «эпоха вражды». По большому счету, в это определение входят и другие войны: как с внешним врагом, так и многочисленные междоусобицы.

Но вернемся к Орбулакской битве. В отличие от многих других событий национальной истории, она выделялась народом еще в те времена – 300-350 лет назад. И преподносилась, как следовало ожидать, в виде легендарного события, причем, легендарного как в смысле «выдающегося», так и в смысле повествования. Поэтому «вводные данные» в виде 600 казахских сарбазов против 20 тысяч джунгарских «террористов» могут быть изначально поставлены под сомнения.

Первым в этом, кстати, усомнился известный историк, признанный востоковед и основоположник российской синологии Никита Яковлевич Бичурин (в монашестве – Иакинф), заявив, что рассматриваемая нами сегодня битва – это из категории «киргизско-кайсакских сказок». Безусловно, Бичурин является признанным историографом, но основываться только на китайских источниках не стоит – если в них не было сказано про Орбулак или сказано мало, это совершенно не означает, что этого не было. Кроме этого, ученый-монах не имел возможности изучать тему непосредственно на месте, да и не особо интереса он к этому проявлял.

С другой стороны, как было отмечено выше, Орбулакская битва является неким синтезом действительного события с немалой гиперболизацией (некоторые даже говорят о 50 тысячах джунгар). Современные же историки (как и некоторые советские) и те, кто таковыми себя считает, изначально подходят к изучению проблемы, мягко говоря, не с той стороны. Конечно, не все, но «благодаря» им в обществе, публицистике и СМИ остается все та же основа – «600 против 20000».

Мы считаем, что битва все-таки была. Как и была гибридная тактика и, как следствие, победа казахов с соответствующими последствиями. Но были ли пресловутые «двадцать тысяч»? Чтобы понять это, необходимо обратиться к другим «вводным данным» (то есть, общеизвестным, тем, которые прописаны даже в учебниках по военному делу, причем, не только казахстанским).

Итак, Жангир-хан выбрал место для встречи врага в горах Джунгарского (так совпало) Алатау, а точнее – немного севернее гор Алтын-Эмель – недалеко от реки Ор. Исследователи, внимательно изучив место знаменитой битвы, отмечают, что было применен ряд сложных тактических приемов из арсенала военного искусства казахов, а также метод раздробления противника. Были вырыты окопы, насыпан вал, применена маскировка. По некоторым данным, защитные сооружения достигали в длину до трех километров. Кстати, неверное мнение, что это было в новинку для кочевников – напротив, окопы и валы применялись ими всегда, но в охоте на диких зверей. Кроме прочего, в исходе битвы сыграло два важных фактора – элемент неожиданности и применение огнестрельного оружия.

Вернемся к соотношению сил. Некоторые исследователи говорят, что Жангир сумел собрать только шесть сотен ополченцев, и поэтому ему пришлось пойти на военную хитрость. Мы же думаем, что тут как раз наоборот – именно 600 мергенов («охотников») было оптимальным для использования тактики засады и неожиданности. Что касается 20000 «террористов». Мы почти уверены, что эта цифра завышена в несколько раз. Говорят, что на Орбулаке было убито чуть ли не 10 тысяч врагов, но никаких археологических подтверждений этому там найдено не было. Думать, что погиб каждый второй и их тела (а заодно и трупы павших лошадей) были вывезены однополчанами, было бы нелепо.

Но это следствие. Есть и другой фактор, который нужно включать в упомянутые выше «вводные данные». Нужно понимать, что 20 тысяч воинов нужно кормить, как и 20 тысяч их лошадей, а животные кушают больше (подножный корм там не достаточен, особенно в середине лета – когда трава уже начинает выгорать), чем люди. При этом, никаких данных о подкреплении, тыловых войсках и фураже нет, да и не могло быть. Тем более, в горах Жетысуйского Алатау. А вот тыловая поддержка у казахов была (и она подтверждена многими источниками) – союзник Жалантос-батыр с бухарским войском, который вошел в тыл противника и закончил начатое.

Есть и другие аргументы, которые заставляют сомневаться в численном соотношении сторон. Однако то, что битва была и что победа осталась за нами, сомневаться не приходится. Думается, что джунгар в том месте было около пяти тысяч, причем, растянутых на несколько километров и передвигавшихся отдельными отрядами. Последние из них даже не получили пули казахских сарбазов, но оказались под неожиданным ударом Жалантос-батыра.

Не вызывает сомнения и то, что джунгары потерпели как военное, так и моральное поражение, отойдя за Тарбагатай. Только через много лет они стали опять стали потихоньку вторгаться на территории казахских кочевий, а полномасштабное вторжение было осуществлено в 1652 году. Тогда на поле битвы погиб сам Жангир-хан, а казахи вынуждены были уйти из предгорий Алатау. Через пару десятков лет ойраты добрались и до Южного Казахстана. но это уже другая история…

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов