Алматы

22.04.2022

Разбойники Казахской степи

Понятие «кочевник» у многих оседлых народов ассоциировался с варваром и разбойником. Для некоторых это до сих пор является синонимом. Мы не станем на этот раз разубеждать кого-либо, а напротив, согласимся в некотором виде с подобными стереотипами, тем более, этим можно даже в некоторой степени гордиться. Кроме этого, подобные сравнения использовались для создания негативного образа конкретных представителей свободолюбивого народа. И до сих пор используются. Не верите? Заглянем в Историю.


Действительно, разбойники никогда не будут называть себя «разбойниками» и не соглашаться с мнением, что «со стороны виднее». Но факт остается фактом. В Великую степь на протяжении тысячелетий с оружием в руках никто особо не спешил соваться. Из оседлых, конечно – соседи-кочевники сами были «разбойниками», поэтому наши земли были постоянным местом конфликтов интересов. Но об этом отдельный разговор. То есть, не зря исследователи и полувоенные разведчики, начиная с Марко Поло и заканчивая российскими учеными XIX века, принимались у себя на родине, как герои. Ведь они сумели вернуться из обители кочевников живыми и с интересной информацией, тогда как вплоть до Нового времени любой европеоид, случайно или намеренно оказавшийся где-то в Атырауской степи, мог через недельку-другую появиться на невольничьем рынке в Бухаре – причем, в качестве товара, а не покупателя-продавца.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Гражданские войны в Казахстане.

Каким был флаг Казахского ханства?

История Казахстана: легенды и легендарность

Қазақтың соңғы хандығы. Жәңгір хан.

Если говорить в более масштабном плане, то ситуация в сердце Евразии в Средние века была очень опасной. Торговля по Великому шелковому пути становилась невыгодной, в том числе потому, что рэкет был жестоким, а «крыша», сопровождавшая караваны, не могла дать никаких гарантий безопасности. Да и сама власть на местах зачастую могла несколько раз смениться, пока караван дойдет из Византии до Ханбалыка (Пекина). Поэтому европейцы были вынуждены начинать «эпоху великих географических открытий» - искать морские пути в Индию-Китай, огибая огромные материки и плывя на запад, желая попасть на Восток.

Но времена постепенно менялись. Появилось огнестрельное оружие и монополия боевых кочевников стала оттесняться. Во времена «присоединения» Казахстана к России (напомним, оно длилось на протяжении 120-150 лет) было немало официальных, так сказать, разбойников. Практически все они являлись предводителями национально-освободительных (как выражались при соцреализме) восстаний. За их поимку или устранение предлагались немалые гонорары в сотни, а иногда тысячи серебряных рублей. Против них снаряжались карательные экспедиции, которые при отрицательном результате нередко срывали злость на аулах, поддерживавших повстанцев.

К слову, надо подчеркнуть, что в большинстве случаев «антиколонизаторы» наносили удары по позициям султанов, переметнувшихся на сторону «белого царя» и получавших зарплату у местных генерал губернаторов. Сейчас их назвали бы «пророссийскими элементами» или «коллаборационистами», а тогда просто и емко – «сатқын». Примеров в этом плане можно приводить множество – практически каждый батыр, даже если вступал в схватки с регулярной армией колонизатора или казачьими отрядами, все равно сосредотачивался на кочевьях «саткынов». Среди них, скажем, Исатай Тайманулы, возглавивший восстание и постоянно трепавший аулы Букеевской орды, принадлежавших султанам и баям, принявших подданство Санкт-Петербурга. В общем, образ разбойников на предводителей восстаний придавали для обоснования карательных операций в глубине Великой степи и для устрашения «пророссийских аулов».

Но «врагами народа» представлялись и предводители ханской крови. Самым ярким представителем среди них был, конечно, хан Кене – Кенесары Касымов. Не станем пересказывать его историю, хотя стоит отметить, что в течение одного десятилетия он мог резко поменять свои позиции – сначала поддерживать своего отца, Касыма Абылайулы, и старшего брата в антиколониальных восстаниях, потом немного пожить в мире с царской администрацией, а затем восстать против нее. Примечательно, что Кенесары Касымов был «разбойником» на протяжении 150 лет. Советская власть, по идее, должна была его реабилитировать, но наоборот – был репрессирован историк Бекмаханов, который был посажен на 25 лет за то, что назвал Кене-хана освободителем и борцом за интересы своего народа. приведем одну цитату (автора называть не станем) из времен соцреализма: «Кенесары Касымов − типичный разбойник с большой дороги, который борясь против царской администрации, только и озабочен тем, как бы защитить свои узкокорыстные, ханские интересы».

В 1916 году в Казахстане прокатились десятки больших восстаний, которые так же представлялись генерал-губернаторами в виде «враг коварно напал на наши самолеты, когда они мирно бомбили их города». Подавление было жестоким. Точно также, как через полтора десятка лет подавлялись антисоветские (по сути) восстания, вызванные насильственной коллективизацией. Вообще, с приходом к власти большевиков ничего особо не изменилось – только менялись термины и движущаяся сила идеологии. Так «разбойники» стали басмачами и антисоветскими деятелями. Заметим, что такие «деятели» орудовали на Мангышлаке еще до середины 50-х годов.

Во времена СССР стало широко распространяться понятие «националистические элементы». Оно применялось редко и точечно, но довольно жестко – в категорично негативном плане, за которым светились большие сроки или даже высшая мера «социальной справедливости». Но после декабрьских событий 1986 года этот термин стал использоваться на группы людей и чуть ли не на всех коренных жителей республики. Отметим, что во многих российских СМИ и пабликах Желтоксан до сих пор описывается исключительно из этих позиций. Точно также, как и события в Новом Узене 1989 года и то, что чуть не произошло в Уральске в сентябре 1991-го (когда казаки провоцировали на межнац и высказывали сепаратистские лозунги).

Независимость не принесла облегчения. Начиная с 90-х годов прошлого века зафиксировано несколько волн обвинений со стороны массмедиа и отдельных политиков «северного соседа». Это тема тоже заслуживает отдельного описания, поэтому мы не станем пока вдаваться в подробности. Впрочем – многие читатели, при желании искать альтернативную информацию и наличии критического мышления, сами все поймут. Ведь сопоставлять факты и «исторические совпадения» становится легко. Единственное, на что хотелось бы обратить внимание, так это на обвинения в национализме происходят у нас внутри страны, а «разбойниками», по сути, становятся те, кто выступает за государственный язык, за сохранение независимости и против неоколонизации Казахстана. Примеров тоже немало. Назовем лишь двоих – это Маргулан Боранбай и Данат Намазбаев…

Иллюстративное фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов

Авторы


Информационный портал


Елтай Давленов

Нур-Султан


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область