Алматы

27.09.2021

История Казахстана: легенды и легендарность

Проблема мифотворчества отечественной истории поднимается еще с 90-х годов прошлого века. Однако неправильно думать, что она касается только научных или околонаучных публикаций и «исследований». К этому вопросу тоже нужен аналитический подход, чтобы понять, почему так происходит и выработать некий иммунитет против того, чтобы выдавали желаемое за действительное. При этом не стоит забывать и о том, что некоторые страницы истории все же необходимо переосмыслить и «подредактировать». Объективно и ради будущих поколений.


Сразу нужно подчеркнуть, что профессиональное мифотворчество в отечественной истории зародилось не с того момента, как на головы нам свалилась независимость, а задолго до этого. Делалось это целенаправленно, четко и под чутким руководством партии и правительства. И НКВД с КГБ. Безусловно, это тема для отдельной публикации (мы как-нибудь вам ее предоставим) – про то, как соцреализм уничтожал и (или) подстраивал под себя национальную историю, заодно расправляясь с неугодными учеными. Просто надо усвоить, что далеко не все, что сделала «фундаментальная наука» за период советской власти нужно принимать за непогрешимые факты.

Причем это касается не только таких «горячих» тем, как «Туркестанский легион», деятельность Кенесары Касымулы или национально-освободительной войны 1916 года, но кое-что из археологии и этнографии. Коротко говоря, многие выводы, сделанные историками до 1990 года не являются аксиомой – ведь история, как наука, тоже подвержена самосовершенствованию, а если учитывать, что при Союзе она была одним из главных средств пропаганды, то к ряду вещей в этом плане нужно относиться предельно критически.

К научным подходам мы еще вернемся, а сейчас хотелось бы отметить то, что относится в большей степени к общественному фактору распространения мифотворчества. Он имеет более глубокие корни, чем советская идеология и основан на самом подходе к истории. Дело в том, что здесь, в самом сердце кочевой цивилизации, было принято относиться к прошлому с точки зрения легенд и, в определенной степени, легендарности. Что это означает?

Восток, как известно, – дело тонкое, а если речь идет о номадах, то здесь еще тоньше. Издавна в наших краях, если кто-то рассказывал о делах давно минувших дней, то это было примерно следующим образом. «Когда-то давным-давно, еще во времена Шынгысхана…». То есть большинство рассказов о прошлом не носили конкретный хронологический характер, а каждый следующий рассказчик мог запросто добавлять что-то от себя. Это точно также, как поздние маначи могли легендарному герою главного кыргызского эпоса вместо копья и стрел могли в руки вложить мултук (ружье), а заодно добавить вертолет или какое-нибудь другое механическое средство передвижения. Но суть эпоса «Манас» от этого не менялась и все равно оставалась кладезю для историков и этнологов.

Или возьмем для примера труд «отца истории» Геродота. Ведь никто из историков не станет всерьез воспринимать его рассказы о людях с собачьими головами, якобы жившими где-то на Алтае – рядом со «стерегущими золото грифами». При этом свидетельства о псоголовых встречаются и у других античных авторов, а различные легенды о них дошли до позднего средневековья, в том числе и персонифицировано – в виде героев-богатырей (Полкан), христианских святых (Христофор или Аугани) или более древних (египетских, например) богов. Что касается грифонов, то в сако-скифской мифологии им уделено особое внимание.

Тем не менее, и «История» Геродота, и «Манас», и многие другие письменные и устные (фольклор) источники являются основой для многих научных трудов, на них ссылаются даже ученые, имеющие дело с артефактами и другими «вещественными доказательствами». Вообще, персонажам мифологий стоит уделить особое внимание и посвятить отдельную публикацию (что и сделаем в ближайшее время), а пока выскажем мнение, что часть мифотворческой публицистики незримо основывается именно на таких традициях. Это, конечно же, не оправдание – просто констатация факта.

Мы сейчас не говорим о постах в социальных сетях, о блогерах и приравненных к ним лицах, которые из историков могут спокойно перевоплощаться в вирусологов, из вирусологов – в правоведов, из правоведов – в знатоков американской системы и обратно в историков. Плохо, что подписчики нередко принимают их «выводы» за чистую монету и репостят эту ерунду. Впрочем, такие публикации тоже имеют свои «плюсы» – они должны заставлять читателя воспринимать любой материал критически. Ведь именно такой подход, независимо от наличия какого-либо образования, является неким фильтром для восприятия и принятия тех или иных суждений. То есть, если в интернет-пространстве написаны какие-то глупости, то ты на них не обращаешь внимания, только потому, что они глупости. Вообще, несмотря на «легендарную» основу отношения к истории, нечто подобное есть и в других частях мира – оболтусов от науки везде хватает.

Но существуют и те, кто даже обладает какими-то научными регалиями или выпустил столько-то книг на историческую тему, но все равно пишет чушь. Не станем называть фамилии, но такие есть – есть и в Казахстане, и в России (там за последние пару десятков лет много развелось), и в Украине. Если коротко, они могут друг другу противоречить по ключевым моментам, но их объединяет одинаковый подход – они сначала придумают какой-то вывод, а потом находят к нему «научные обоснования». Простым языком это называется «выдавать желаемое за действительное».

На практике это выглядит примерно так. Захотел «историк» сделать того же Шынгысхана (Иисуса, Моисея, Тамерлана, Ивана Грозного) казахом и начинает искать косвенные «доказательства», игнорируя прямые, ссылаться на сомнительные источники, забывая о достоверных и так далее. И потом выходит, как минимум, сенсационное интервью с громким заголовком, который у здравомыслящих людей может вызвать только улыбку.

На деле же, если кто не знает, ученые сначала берут какие-то факты, начинают по крупицам собирать другие, сооружать из них некую модель, добавлять мнения других отечественных и зарубежных коллег. В итоге настоящий историк может прийти к выводу, о котором изначально даже не думал, а если и предполагал, то очень осторожно. Но изначальное недоверие некоторой части общества тоже может сыграть злую шутку. Например, еще немало тех, кто смеется, когда говорят о том, что именно протоказахи первыми в мире одомашнили дикую лошадь. Но у профессора Виктора Зайберта, который пришел к такому выводу, для этого были десятки лет кропотливой работы, консультации с ведущими зарубежными университетами, сотни и тысячи анализов, а у какого-то диванного историка время «трудов» зависит от скорости набора текста. Чувствуете разницу?

Несомненно, в мифологизации истории существует и немалый политический момент, прямо влияющий на пропаганду. Можно сколько угодно делать из нашего прошлого легенду и представлять предков великими батырами, борющимися за независимость, а ханов – самыми справедливыми в мире правителями. Но нужно всегда помнить, что эти ханы разжигали гражданские войны, сопровождавшие практически всю 400-летнюю историю казахских ханств, а батыры чаще воевали друг с другом, чем с интервентами или сами были таковыми.

В общем, всегда и везде нужен фактчек или хотя бы критическое мышление. Понимаем, что последнее доступно далеко не всем, да и его проявление может иногда восприниматься за оппозиционность. Но все же следует не только перепроверять сомнительные данные «историков», но и иногда просто их игнорировать – ведь и других проблем вокруг хватает.


Мирас Нурмуханбетов

Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область