Алматы 15.07.2022 18661

В этот день. Битва сына Батыя

Вспомним учебник Истории СССР. Там черным по белому написано, что 15 июля 1240 года произошла «историческая Невская битва». Как аксимома, не требующая доказательств. Через пару лет состоялось не менее грандиозное, с точки зрения исторического соцреализма, «Ледовое побоище». И главным действующим лицом в этих боях был Александр Ярославович, позже прозванный «Невским». Это тот самый «Хранитель русских земель», которого, говоря современным языком, можно назвать «проордынским».


Невская битва (как многие другие «исторические сражения») еще с незапамятных времен приобрела статус политического события (как Куликовская битва, например), на котором строилась идеология Империи. Дело в том, что история, как наука, должна основываться на критическом мышлении, а также на приобщении разных источников. С этой позиции, нужно отметить, что в российско-имперской, затем – в советской и сейчас опять в российской историографии опираются на «Первую Новгородскую летопись», датируемую, как минимум, началом 80-х годов XIII века – то есть, спустя 40 лет после самого события.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. Война во время войны

В этот день. Мифы и правда об Орбулакской битве

В этот день. «Спецоперация» Наполеона

Безусловно, Новогордская летопись – это бесценный документ в историографическом плане, настоящая кладезь для исследований. Даже его клоны и некоторое «редактирование» не сильно умаляет его достоинств перед наукой. Однако надо учитывать и другие летописи, в том числе, и скандинавские. И вот здесь небольшая, но существенная загвоздка. Дело в том, что победоносное сражение (с противной стороны – проигрышное) не упоминается в шведских источниках – в частности, в рифмованной «Хронике Эрика». Но, как не бывает дыма без огня, так и не может быть битвы без войны. Или, хотя бы, без какого-то конфликта.

Тут самое время напомнить, что, согласно официальной версии, Невская битва стала решающим фактором в новгородско-шведском противостоянии за сферы влияния, длившееся на протяжении столетий – с XII по XIV века. В это время там, действительно, кипели страсти. Местные народы и племена – карельские, балтийские, славянские, финские – постоянно враждовали между собой с переменным успехом, иногда объединяясь и вновь разбегаясь. В декабре 1237 года Папа римский Григорий IX провозгласил «Второй крестовый поход» в Финляндию, что породило новый виток противостояния за сферы влияния в регионе.

Эти события так или иначе отображены в европейских источниках. Так, неоспоримо, что в Швеции с 1222 по 1248 год была феодальная война, когда ярл Биргер получил власть. Норвежцы и шведы де-юре были союзниками, но де-факто находились на грани войны, и такие настроения исчезли только к середине XIII века. Были в Швеции и внутренние проблемы, в том числе и финансового характера. Коротко говоря, страна вряд ли бы пошла на широкомасштабную «спецоперацию», которую в российско-советской истории называют русско-шведской войной.

Учитывая этот немаловажный момент, а также отсутствие в скандинавских хрониках упоминания о Невской битве, как таковой, большинство европейских и ряд российских историков говорят, что на самом деле это было одним из многочисленных приграничных стычек. На этот раз, судя по всему, новгородцы действительно одолели противника, применив выигрышную тактику, после чего пошла молва, что в дальнейшем превратилось в некое «победобесие» с мощной идеологической составляющей. Кстати, даже официально число потерь с обеих сторон исчисляется «всего» десятками, хотя необходимо учитывать, что русичи в то время (да и сейчас, наверное) за прямые потери считали только «состоятельных воинов», а на «200-х» среди рядовых дружинников никто внимания не обращал.

Да, мы не станем подвергать сомнению, что сражение у впадения реки Ижора в Неву было победоносным, как и то, что это на некоторое время охладило пыл у не очень дружелюбных соседей. Также однозначно можно сказать, что имидж Александра Ярославовича после битвы взлетел неимоверно – даже до такой степени, что новгородские «агашки» стали строить различные козни против него. В любом случае, он получил прозвище «Невский», под каким, собственно, и вошел в Историю.

А вот когда он был замечен ханом Батыем, точно не известно. Многие исследователи сходятся к мысли, что именно событие 782-летней давности заставили обратить внимание внука Чингисхана и сына Жошы (Джучи) на перспективного молодого полководца. Кстати, к этому моменту Александру было полных 19 лет. Впрочем, и сам Бату-хан всего на 10 лет был старше своего «названного сына». Но это так, к слову. А что касается родственных или других связей между ними, то это отдельная и долгая история, которую уж никак не хочет принимать официальная российская наука. К слову, для казахстанских историков еще при соцреализме это было практически аксиомой – по крайней мере, факт формального родства между Батыем Джучиевичем и Александром Ярославовичем преподавался на истфаке в КазГУ.

Надо отметить, что визиты Александра Невского в Орду не подлежат сомнению. Точно также, никто не может оспорить, что новгородский князь вовсю пользовался покровительством ордынцев, используя силу «ограниченного контингента монголо-татарских войск на Руси». Между прочим, есть мнение (и оно имеет под собой веские основания), что именно легкая кочевая конница позволила Александру Невскому одержать другую «великую победу» – в так называемом «Ледовом побоище». Она, по большому счету и признанию ряда российских историков, тоже была «немного раздута», да и самого факта сражения на льду Чудского озера с последующим погружением под него рыцарей Тевтонского ордена. Это была лишь легенда, широко разрекламированная сталинским кинематографом при великолепной работе Эйзенштейна. Понимаем, что жаль расставаться с мифами детства, но не было там тысяч воинов с обеих сторон – максимум, пара сотен.

Некоторые немецкие историки также склонны считать, что Ледовое побоище сыграло свою роль в формировании русского национального мифа, с акцентом на то, что благодаря этому Александр Невский стал «Защитником Православия и земли Русской» перед лицом «западной угрозы». Кроме этого, победа в битве считалась оправданием политических шагов князя в 1250-е годы. Тут мы поспорим, так официально наш герой был канонизирован не за военные подвиги, а за свою миротворческую миссию и «христианские добродетели». Это тоже факт, не подлежащий сомнению.

От себя добавим, что междоусобицы на Руси в середине XIII века (как, впрочем, раньше и позже) без всякого сомнения делали отдельные княжества и города-государства легкой добычей для любого соседа. Пресловутое монголо-татарское иго же, по большому счету, стало мощным фактором для объединения русичей – пусть, спустя столетия, но все же. И образ Александра Невского в этом плане сыграл не последнюю роль.

И последнее. Недавно в Алматы разгорелся скандал с памятником Невскому, который почему-то не пришелся по вкусу некой комиссии. Тут вопрос, мягко говоря, спорный. Думаем, что он никому бы не мешал и не мозолил бы глаза «эстетам», хотя бы потому что его предполагалось разместить на территории Александро-Невского собора, а не на Коктобе или у акимата. В любом случае, что этот памятник смотрелся бы в крупнейшем мегаполисе Казахстана более уместно, чем орден «Александра Невского» на пиджаке у его, Казахстана, президента.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов