Алматы 13.06.2022 15030

«Мы вам города понастроили…»

Не нами и не сейчас было замечено, что антиказахские провокации появляются с завидной популярностью и часто носят системный характер. Не будем пока вникать в их сущность и политическую направленность, а попробуем трезво и здраво рассмотреть некоторые «аргументы», используемые пропагандистами и умело подхватываемые апологетами «русского мира». Начнем с того, что мы, казахстанцы (а не только представители «титульной нации»), кому-то что-то должны. И рассмотрим это, как и ранее, чисто с исторической и правовой точек зрения.


Для начала определимся - мы не собираемся сеять какую бы то ни было вражду, разжигать рознь или что-то в этом роде. Обязуемся не использовать термины, типа «ватник» (тем более, что кое-кто воспринимает это на свой счет и даже возбуждает уголовное производство), впрочем, как и понятие «титульная нация» упомянули только раз – чтобы было понятно, о чем речь. Другими словами, будем предельно объективными и призываем читателей быть таковыми, какой позиции они бы изначально не придерживались.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Что такое «декоммунизация». Часть III

Что такое «декоммунизация». Часть II

Что такое «декоммунизация». Часть I

Итак, одним из аргументов, которые используют прокремлевские, кремлевские и прочие пропагандисты – это то, что граждане Республики Казахстан должны неким аморфным наследникам Советского Союза и Российской Федерации за то, что мы сейчас имеем и то, что мы же не уберегли. Это, как вы поняли, касается городов, заводов и культурных заведений. Так как тема достаточно широкая, как в географическом (страна-то большая), так и в техническом планах, постараемся быть предельно краткими.

Начнем с городов и со времен, которые в советско-российской историографии принято называть периодом присоединении Казахстана к России. Большинство из них возникало, во-первых, на территориях, где издревле жило местное население, а проще говоря – в местах, где были города и поселения казахов и их предков. Это касается не только Алматы, но и Усть-Каменогорска, Акмолы (Астаны), Кызылорды, Уральска и так далее. Было бы глупо думать, что на протяжении тысячелетий местные жители не увидели бы выгод от возведения долговременных поселений именно в местах, наиболее удобных для проживания. Исключением, наверное, может быть только города, построенные в советское время на местах каких-либо больших производств или месторождений. Скажем, это Жанаозен или тот же Актау.

Второе. Многие города изначально возникали как боевые форпосты и боевые крепости со всей инфраструктурой и, подчеркнем, военной стратегией. Это, в принципе, не скрывают (да и не могут скрыть) историки и исследователи. Хотя бы потому, что и правление в них было военным – главным наместником становился генерал-губернатор, подчиняющийся непосредственно царю и контактировавший только с царской администрацией. Возникает вопрос – против кого строились крепости в XVIII-XIX веках в Великой степи и не менее великих предгорьях? Только единицы из них могли формально предназначаться как оборонительные сооружения против внешнего врага – тех же джунгар (которые еще лет 250 назад перестали представлять большую опасность) или какой-нибудь из китайских династий, которые тогда особо и не помышляли далеко уходить за пределы своей империи – со внутренними делами бы разобраться.

Были еще воинственные ханства Центральной Азии, но тут тоже много нестыковок, как политических, так и географических и хронологических. То есть, во многом воинственность их было обусловлена защитой, да и дело уже шло к завершению позапрошлого века. Тогда против кого строились города-крепости? Остаются только местные кочевники, инородцы, как их называли в то время. Если вспомнить, что в те времена антироссийские выступления и малые войны шли одна за другой (начиная, скажем, с Исатая и заканчивая Кенесары, хотя они были и вплоть до конца XIX века), то вполне логичным было сооружать именно крепости, заодно окружая их лояльными (сейчас бы их назвали «пророссийскими») султанами с их аулами. Поэтому аргумент «мы вам города понастроили» как-то не сильно неубедителен.

Если посмотреть с другого боку – упоминания местоимения «мы», то здесь возникают другие сомнения разного характера. Например, чисто с правовой стороны, это никак нельзя применять, так как де-факто нынешние россияне не являются наследниками Российской Империи. Второй фактор, который выявляется сам собой, это этнический – наружу лезут откровенно шовинистические и имперские мысли, а если присмотреться – то и нацистские. И третье – большинство заявителей просто не имеет морального права высказываться таким образом, хотя бы потому, что неизвестно, кто конкретно был их прапрадедом, и имел ли он непосредственное отношение к строительству этих городов. Еще раз подчеркнем – городов, которые не по инфраструктуре, ни по изначальному предназначению не предполагались в качестве блага для коренного населения.

Примерно то же самое можно сказать и про строительство городов, заводов, фабрик, водохранилищ и других производств в советское время. Скажем, Турксиб, если верить документам того времени, в первую очередь, нес военно-стратегическое значение. Это касается и большинства других производств – начиная с производства металлов (вспомните про 9 из 10 пуль, вылитых из казахстанского металла) и заканчивая Семипалатинским ядерным полигоном. Кстати, апологеты почему-то не любят вспоминать этот факт, как и другие, которые несли и несут урон здоровью казахов, убивали и, к сожалению, продолжают убивать их.

Занимательно будет, если детально рассмотреть тех, кто возводил заводы и фабрики в советское время, строил соцреализм, так сказать. Еще с 30-х годов (и это далеко не секрет) на «стройки века» массово привлекалось «население ГУЛАГа», а по сути – рабы, которых не жалко. Да, немало было и тех, кто отправлялся по «комсомольской путевке». Это можно только приветствовать, тем более, что многие из них искренне влюблялись в местные края и местных девушек (парней), связывая всю свою жизнь с нашей землей. Но были и те, кто гнался за «длинным рублем» или попросту убегал от наказания у себя на родине на других просторах СССР.

Но не будем поддаваться эмоциям. Если говорить с правовой точки зрения, то Россия, россияне и (или) наши граждане, которые связывают себя с первыми двумя категориями, никаким боком не имеют право претендовать на то, что это они что-то здесь построили. По такой же логике, казахи (узбеки, белорусы и, еще в большей мере, украинцы) могут выражать претензии на объекты где-нибудь в Сибири или в прибалтийских странах. Мы уже как-то отмечали, что и «мы Москву в 41-ом защитили» или упомянутые «9 из 10 пуль» примерно в этой же категории, поэтому такими лозунгами тоже не следует злоупотреблять. И, вообще, все, что было построено при Советском Союзе, строили советские граждане – и по паспорту, и по идеологии. После развала «одной шестой части суши» на части было принято масса документов, по которым стороны согласились с тем, что не будут претендовать на то или другое, что осталось вне территориальной и юридической их ответственности. Есть, конечно, исключения, в виде дипломатических представительств, некоторых санаториев, зарубежных объектов, но это уже совершенно другая история, которая никак не касается заводов, фабрик и месторождений.

Вместе с тем, некоторые вещи пропагандистов отчасти имеют под собой определенную основу и, соответственно, право на жизнь. Это, например, касается культурного наследия, которое нельзя недооценивать. Или речь иногда идет о том, что местные власти все разбазарили, продали или развалили. Такое тоже было – не отрицаем. Однако, это совершенно другая история, а вот о взаимосвязях культуры, которую иногда смешивают (по незнанию или нарочно) мы поговорим как-нибудь в другой раз.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов