Алматы 24.05.2022 19275

Партпрогноз. Действующие игроки

То, что страну ожидают очередные внеочередные парламентские выборы, уже никто не сомневается. Вопрос только во времени их проведения. Однако, как нам представляется, еще более важным становится другой аспект – в каком виде они пройдут, кто в них будет участвовать и, главное – насколько активно на этот раз будет общество. И для начала нужно рассмотреть игроков, уже находящихся на политическом поле и имеющих какой-никакой опыт.


Делать политические прогнозы у нас в стране – дело неблагодарное. Однако его как раз не хватает в наших реалиях. Ведь нынешняя ситуация показывает заинтересованность в политической активности электората не только со стороны общества, но и самой власти. Пусть даже в несколько разных аспектах и с порой противоположными мотивациями, но во многом совпадающее.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Референдум. Куда спешим?

Риски реформ. Часть III

Риски реформ. Часть II

Риски реформ. Часть I

Но об этом ниже. А пока немного истории – для понимания и напоминания того, что сравнительно недавно партийная активность в стране была на высоком уровне. Так, на парламентских выборах 1995 года (когда новую Конституцию, вместе с законами о политпартиях и выборах уже приняли и не мучали их «дополнениями и изменениями») участвовали 10 партий. Ни одной из них сейчас не существует, а их имена даже для тех, кто сегодня активно участвует в политической жизни страны, мало что говорит.

Например, «Партия народного единства», «Союз казахстанской молодежи» или «Крестьянский союз Казахстана». Если первая из них получила 25 мандатов, то две другие – по семь. Была даже «Демократическая партия», которая получила 12 мест в мажилисе, и она, в отличие от упомянутых, на тот момент участвовала в выборах впервые.

На следующих выборах, в 1999 году, за места в мажилисе боролись уже 12 партий. Заметим, это, как и в прошлый раз, не считая одномандатных округов, на которые претендовали как беспартийные граждане, так и те, кто имел тот или иной партбилет в кармане. На этот раз в бюллетенях появились «Отан», Аграрная и Гражданская партии, «Алаш», «Азамат» и другие.

Понятно, что в первое десятилетие независимости многие находились в некотором демократическом воодушевлении, да и законодательство не несло нынешние ограничения. Затем воодушевление пошло на убыль, а законы, наоборот, ужесточались. Параллельно в обществе росло недоверие к электоральному процессу, и лишь на прошлых выборах стало наблюдаться некоторое возобновление интереса к конституционному праву избирать и быть избранным. По большому счету, второй пакет политических реформ, представленный президентом Токаевым в рамках мартовского послания народу Казахстана, должен был дать мощный дополнительный толчок к вовлечению граждан в партийное строительство.

О том, как это происходит и происходит ли вообще, мы поговорим позже, а пока посмотрим на то, что имеем. Для начала – в правовом смысле. Исходить надо, как вы понимаете, нужно из инициатив Касым-Жомарта Кемелевича, озвученных в ходе послания и других выступлениях. Они касаются изменений в закон о политических партиях, конституционный закон о выборах, саму Конституцию и некоторые другие нормативно-правовые акты. Здесь, для начала, надо обратить внимание на новые возможности, которые обретает парламент при помощи этих реформ.

Если говорить коротко и не повторяться за главой государства, то они касаются усиления роли парламента, особенно – в части контроля за расходованием бюджетных средств. Это, конечно, в идеале, но уже точно является дополнительным фактором интереса различных групп и группировок, как ныне действующих, так и только формирующихся. Они, безусловно, будут стремиться так или иначе попасть в законодательный орган. В принципе, ничего предосудительного здесь нет. Скажем больше, так называемый «парламентский олигархизм» на настоящий момент может сыграть даже на пользу развития страны. При условии учета мнения гражданского общества, которое, в свою очередь, тоже должно не сидеть, сложа руки.

Но какие пути выберут эти финансово-политические группировки? Можно пойти проторенным и менее непредсказуемым путем – через «готовые» политические организации. Итак, на сегодняшний день в Казахстане существуют пять партий. Три из них находятся в парламенте. Мы не будем заниматься их рекламой (как и антирекламой), а лишь обозначим главные, на наш взгляд факторы – с учетом вышесказанных моментов.

AMANAT, несколько усилившаяся после вливания в себя партии ADAL, развил широкую деятельность по двум основным направлениям: внутреннему реформированию, которое сводится к политическому ребрендингу и обелению своего имиджа перед электоратом, а также – подготовке к предстоящим очередным внеочередным выборам. Здесь, наверное, не стоит ждать каких-то новых инвесторов, а скорее – переформатирование действующих и, так сказать, пересмотр прежних контрактов. Другими словами, происходящее внутри партии власти походит на то, происходит внутри самой власти. Причем, практически в тех же пропорциях.

В НПК тоже происходят определенные изменения. Это, в первую очередь, видно по привлечению нового топ-менеджера в лице Ермухамеда Ертысбаева, который развил бурную деятельность. «Коммунисты» (хоть и бывшие или якобы бывшие) тоже не чураются рыночных отношений в политике, поэтому вряд ли станут противиться, если у них появятся новые инвесторы или сменятся старые (последнее, возможно, они даже не в силах будут оспаривать). Только с учетом ухудшения образа «красных» в последнее время, «народникам» очень сильно придется поработать над своим имиджем – ведь только на краснобайство Ермухамеда Кабединовича рассчитывать не стоит.

ДПК «Ак жол» в принципе, по своей натуре, является хорошим местом для инвестиций, причем, не только олигархата, но и среднего (и вышесреднего) бизнеса. Поэтому здесь слишком расписывать эту тему лишне. Другое дело, она может реанимировать тему некоторых национал-патриотических идей и вступить уже в более серьезную конфронтацию с НПК. Но это уже отдельный разговор, а пока подчеркнем, что «акжоловцы» тоже развивают свою деятельность, пусть пока еще точечно и без пиара.

Обе оставшихся вне парламента официальных партий на сегодняшний день имеют не очень большие шансы на проход в мажилис и (или) в сенат. Круто изменить ситуацию может две вещи, возможно, вытекающие одна из другой. Во-первых, если вдруг не будут зарегистрированы новые партии или же через сито Минюста (а заодно Администрации) пройдут лишь «избранные». Это маловероятный факт, но все же не учитывать его нельзя. Во-вторых, при условии выявления новой политической силы с возможностью полного финансирования не только партии, но всей предвыборной борьбы.

Но надо учитывать, что вновь появляющиеся финансово-политические силы с большей вероятностью будут делать ставку на новые партии, чем делать ставку на реанимацию старых. Это как легче купить новую машину, чем ремонтировать бэушную, тем более, ту, которая прежде не очень надежно себя показала.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Партия застройщиков — новая политическая авантюра

М.Тайжан: Партия Чиполлино, или Горе луковое

Траектория полета Нуржана Альтаева

Неприкаянные: на чьей стороне сыграют Шураев и Сейсембаев

Впрочем, о новых партиях – тех, которые надеются на регистрацию, мы поговорим в следующий раз. Равно, как и о возможности прохода в парламент через одномандатные округа, что особо должно привлекать беспартийных и все гражданское общество. А пока констатируем – в принципе, даже сложившееся положение должно стимулировать казахстанцев активнее вливаться в политическую жизнь страны.

Продолжение следует

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов