Алматы

03.05.2022

Риски реформ. Часть III

Под занавес прошедшей недели президент предпринял весьма неожиданный шаг, напрямую касающийся «нового пакета политических реформ», который мы планомерно рассматриваем с точки зрения возможных рисков. Это добавляет некоего адреналина в реализацию инициатив Акорды, одновременно придавая этому процессу большой интерес со стороны общества. Это, с одной стороны, очень хорошо, а с другой – чревато дополнительными рисками, вытекающими один из другого.


Объявление о проведении референдума, действительно, было неожиданным для многих. Как мы отмечали в прошлый раз, касательно конституционных реформ, власти должны больше внимания уделять мнению общества, а не самим реформировать то, что сами, по сути, натворили. Теперь, вроде бы, Акорда решилась на республиканский референдум по поправкам в Конституцию, который проводился только тогда, когда эту самую Конституцию и принимали. Безусловно, это очень смелый шаг со стороны руководства страны, однако и он вызывает некоторые сомнение.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Риски реформ. Часть II

Риски реформ. Часть I

Вслед Посланию

Пред строкой Послания

Для начала отметим, что ничего не было сказано об участии общества в обсуждении самих поправок. Ведь одним из главных причин возмущения казахстанцев было то, что «дополнения и изменения» вносятся какой-то рабочей группой – без ведома народа, от чьего имени и написана Конституция. То есть, де-юре народ отодвинут от выработки положений Основного закона, а де-факто – он, став электоратом, будет поставлен перед односложным выбором – голосовать «за» или «поправок».

С другой стороны, согласно конституционному закону о республиканском референдуме (статья 7 пункт 1), государство гарантирует гражданам и общественным объединениям право «выражать свое мнение по вопросам, вынесенным на референдум». Говоря простым языком, любые митинги, собрания и сходки, в повестке дня которых будет обозначен предстоящий референдум, не подлежат запрету или любому ограничению. Здесь кроется немало подводных камней, на которые могут натолкнуться как власти, так и само общество, уже несколько взбудораженное открывающимися перспективами. Наверняка, вскоре, в ближайшие недели, они обретут реальные черты, и тогда мы вернемся к этой теме.

А пока еще пару слов о выступлении Токаева на сессии АНК. Не будем говорить о его замечаниях по поводу языка и межнационального согласия – это уж точно не тема сегодняшней нашей дискуссии. Отметим другой момент – о том, что уже через месяц намечается состоится первое заседание новой диалоговой площадки «Ұлттық құрылтай». По словам президента, «курултай призван консолидировать общество для обсуждения актуальных вопросов развития страны» и «Он станет универсальной моделью общенационального диалога». Ранее глава государства подчеркивал, что это станет неким логическим продолжением Нацсовета. Однако, если учитывать опыт НСОД и отношение к нему общества, то особых рисков мы здесь не видим – не считая, подмены понятий и выдачу желаемого за действительного. Но, вместе с тем, тема курултая достойна отдельного рассмотрения – определенные перспективы в ней, с точки зрения прав и свобод граждан, есть.

В прошлую пятницу произошло и другое важное событие, прямо относящееся к мартовскому посланию президента. Речь идет об образовании трех новых областей. Это, по сути, как и ряд других инициатив Касым-Жомарта Кемелевича – не что иное, как возвращение к хорошо забытому старому. Но на сегодняшний момент необходимо учитывать не сколько сам факт образование новых-старых областей, а столько их название – Абай, Улытау, Жетысу. Это, как вы понимаете, в первую очередь, имеет идеологическое значение и, по сути, является продолжением программы предыдущего президента «Рухани Жангыру» (в правильном понимании).

Наверное, не обязательно отмечать все плюсы этого решения – от социально-экономических (для конкретного региона) до пропагандистских – это и так понятно, и может только приветствоваться. Тем более, для местного населения это стало хорошим подарком. Однако, если уж мы говорим о рисках, то не следует забывать о некоторых нежелательных моментах, которые могут выявиться в ближайшем будущем. Даже если теоретически.

Так, например, одним из рисков отделения Восточно-Казахстанской области Семейского региона некоторые наблюдатели называют опасность роста сепаратистских настроений в оставшейся части – того, что остается за Усть-Каменогорском. Похожая ситуация и с отделением от Карагандинской области Улытау. Это, конечно же, может показаться слишком некой конспирологией, однако не учитывать подобной возможности нельзя.

Упомянутый выше Курултай относится к разделу, выделенному президентом, как «Повышение конкурентоспособности СМИ и укрепление роли гражданского общества». Вообще, странно, что были объединены эти направления. видимо, для власти это одно и то же. Мы же предпочитаем разделять эти понятия, хотя, по сути, свобода слова может легко относиться к любому разделу – не только в пакете токаевских реформ, но и буквально каждому праву гражданина и человека.

Мы уже не раз подробно рассматривали отношение государства к свободе слова, и упомянутые главой государства реформы в этом направлении, по сути, ничего нового не дали. Ну, кроме некоторых опасений, когда он говорил о том, что журналистской братии «следует распоряжаться своим влиянием на умы и сердца людей со всей осторожностью». При этом, помнится, Касым-Жомарт Кемелевич упомянул про «заказы извне», «теневые гонорары» и прочее. Что он имел в виду, не очень понятно, но именно это стало некой прелюдией к акценту на необходимость пересмотра закона о СМИ. В этой связи возникают резонные опасения, что новый закон будет в большей степени контролировать свободу слова, нежели продвигать ее. Со всеми вытекающими последствиями. А это риски буквально для всего – начиная с безопасности конкретных журналистов и заканчивая низкими рейтингами Казахстана в рейтинге свободы выражения.

И последнее. То, что касается «усиления правозащитных институтов». Здесь, скорее всего, речь идет не о рисках, как таковых (они в этом плане всегда высоки в нашей стране), а в большей степени о том же недоверии в обществе. Конечно, развитие института омбудсмена – это хороший показатель, но, во-первых, до сих пор (прошло уже более полутора месяцев) нет никаких достаточно ясных показателей, как это будет выглядеть на практике. Именно на практике – начиная с конкретного случая нарушения конкретного права гражданина, через всю процедуру отстаивания его через существующие институты и заканчивая конкретным результатом, вплоть до наказания конкретного нарушителя этих прав. Понятно, что универсальный подход в этом направлении выработать трудно, но можно, для начала, использовать общепринятую на мировом уровне практику. В той или иной степени мы их описывали прежде – в цикле материалов, касающихся тех или иных прав и свобод граждан, прописанных в Конституции и гарантированных нашим государством.

Подытоживая все риски реформ, повторимся, что все это – как проявление рисков, так и продвижение реформ – в равной степени зависит от власти и общества. Ну и, конечно же, от СМИ и журналистов – ведь (и мы не устанем этого повторять, свобода слова – это право гражданина на стыке всех прав и свобод).

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов

Авторы


Информационный портал


Елтай Давленов

Нур-Султан


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область