Политика

Неприкаянные: на чьей стороне сыграют Шураев и Сейсембаев

Нурлан Исмагулов

09.03.2022

Январские события в Казахстане подняли на поверхность информационного пространства республики много пены. Речь идет о забытых полностью и полузабытых политиках, журналистах, общественных деятелях и представителях бизнеса. Чего стоит появление из небытия телевизионной «звездочки» 1990-х – Динары Егеубаевой? Но мы хотели бы обратить внимание на двух персонажей разворачивающейся политической пьесы, которые вроде и не выпадали из информационной повестки, но в то же время пребывают в ней далеко не на первом плане. Хотя, очевидно, что планы прорваться на авансцену были.

Учитель русского языка Арман Шураев в качестве политика проявлять себя начал после увольнения с поста гендиректора КТК – это произошло в 2014 году и явно связано с позицией по Украине. С тех пор Шураев начал мигрировать в сторону национал-либерального фланга, а поскольку такового в нашей стране не сложилось до сих пор, однажды он проснулся с ярлыком нацпата. Но даже в этом качестве Шураева еще продолжали привечать власти Казахстана, ему выдали членство в Национальном совете общественного доверия, правда, продержался он в НСОД меньше года.

Маргулан Сейсембаев, кстати, предложение позаседать в НСОД пафосно отверг, о чем сообщил во всех своих аккаунтах в соцсетях. Но он к тому моменту прорабатывал, как ему казалось, беспроигрышную схему: объединить своих кентов-бизнесменов, падких до шальных денег журналистов и прочих представителей творческой интеллигенции в некое движение, а там и в партию. А стать символом этой партии должен был популярный у либералов постсоветского пространства Михаил Саакашвили. В 2020 году в Киеве как раз и состоялась встреча группы Маргулана с Мишико.

Присутствовали: сам Сейсембаев, Арман Шураев, Тогжан Кожалиева и другие светочи казахской демократии. На Саакашвили напялили казахский чапан, что, как бы, противоречит народным традициям: это одеяние для гостя, но никак не для хозяина. Во втором случае подарок чапана сразу переводит дарящих в разряд просителей. Но, видимо, перековавшийся в последнее время в инфоцыгана Сейсембаев как раз и хотел просить Мишико – о том, чтобы тот возглавил казахское движение демократов.

К слову, об инфацыганстве Маргулана – как мы понимаем, это дело вынужденное, поскольку Саакашвили, судя по всему, решил сыграть в свою игру и не лезть в казахстанские дела. В итоге Мишико сидит в грузинской тюрьме, а не в алматинском или столичном СИЗО.

С арестом Саакашвили партийное строительство у Сейсембаева и Шураева резко остановилось. Сейчас они пребывают в некоем шоке, но надежд сбиться в стаю с прочими либералами не оставляют. Тем более что на горизонте замаячил еще один партстроитель — Санжар Бокаев, явно работающий на кого-то, связанного с ушедшим кланом Нурсултана Назарбаева. Второй вариант – партия Булата Абилова, о создании которой подзабытый политик образца «нулевых» годов объявил буквально на днях.

Сейчас все застыли в ожидании Послания президента Касым-Жомарта Токаева с его программой политических реформ. Очевидно, что после 16 марта все сидящие сейчас на низком старте деятели, включая Шураева и Сейсембаева, активизируются, и мы получим полный расклад, кто за кого играет в новой политической постановке.

Фото из открытых источников


Нурлан Исмагулов

Публикации автора

Джанибек Сулеев: «Было три великих географа – Гумилев, Тасмагамбетов и Шибутов»

Битва за Казахстан: кто работает на раскол страны

Король «схематоза» или что опять замышляет Рыскалиев?

Как Аблязов пытается повторить трагедию Января

Торегожина как фактор краха либеральной революции

Информационный терроризм Адамбая

Топ-тема

Другие темы

АНАЛИТИКА | 24.05.2024

В этот день. Подправить историю

ОБЩЕСТВО | 23.05.2024

Казахские подкасты и русский язык

ГЕОПОЛИТИКА | 23.05.2024

Грузия: Столица подержанных автомобилей Евразии

ИНТЕРВЬЮ | 22.05.2024

Выступление Токаева носило программный характер – эксперт о СМИД ШОС

ГЕОПОЛИТИКА | 22.05.2024

Задействовать все резервы для свободы движения товаров

ИНТЕРВЬЮ | 22.05.2024

Превентивные меры для выявления потенциальных угроз