Аналитика

В этот день. Татарбунарское восстание

Мирас Нурмуханбетов

15.09.2023

Об этом не писали в советских учебниках, а если и писали, то мельком или «между строк». Равно как и о том, чем закончилась одна из трагических страниц в истории Румынии ХХ века. Речь идет о Татарбунарском восстании, начавшемся ровно 99 лет назад – 15 сентября 1924 года и подавленное в крови спустя три дня. Спустя 22 года «справедливость восторжествовала» не менее трагичным образом благодаря пакту Риббентропа-Молотова.

Единственное упоминание этих событий при соцреализме, да и в нынешней официальной российской историографии подавалось в том ключе, что целью Татарбунарского восстания было отсоединение Южной Бессарабии от Румынии и присоединение ее к СССР. Движущей силой сепаратистского по своей сути движения были крестьяне, действовавшие под руководством местных (и не только) большевиков-коммунистов.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. Куликовская битва… фейков

В этот день. С Новым годом!

В этот день. Операция «Согласие»

Можно было начать эту историю с весны 1918 года, когда этой край, сразу после Октябрьского переворота провозгласивший независимость, вошел в Румынию. Советы изначально не признали этого акта, но ничего поделать не могли – сама их власть висела на волоске, поэтому надо было разобраться с имевшимися на тот момент территориями, устроить «красный террор» для любителей жить отдельно и так далее. Но лучше заглянуть еще на столетие назад.

После очередной русско-турецкой войны Османская империя уступала России Бессарабию (кстати, это название она получила именно при турецкой аннексии). Вообще, эти земли постоянно делились и передавались друг другу. Так, кое-что осталась в Османской империи, что-то позже добавилось Российской, а часть вошла в состав Габсбургской монархии. Но в большие подробности, особенно для тех, кто не силен в местной историко-политической географии, мы вдаваться не будем. Отметим лишь то, что «свою» часть Россия стала усиленно русифицировать, заселяя сюда русских, украинцев, немцев, болгар и евреев. В общем, привычная практика для империи, которую она применяла во всех «национальных окраинах».

Потом было две революции, «парад суверенитетов» образца 1917-18 годов, Гражданская война и все такое прочее. Большевики, как известно, получили по наследству имперские замашки от царизма, поэтому не отказались вернуть себе «временно потерянные территории». Когда в самом только что образовавшемся Союзе ССР все потихоньку стало налаживаться, на разных уровнях и разными способами стали предъявляться на эти территории. Были небольшие пограничные провокации, небольшие, но частые пропагандистские вылазки (листовки и другое) и так далее. Потом развернулась широкомасштабная политическая атака. В декабре 1923 года была проведена 6-я конференция «Балканской коммунистической федерации» (сформированной по спискам Москвы), которая приняла резолюцию, сводившуюся к обвинению Румынии в аннексии «больших частей других народов» в 1918-ом, «воспользовавшись слабостью России».

Через несколько месяцев на нейтральной территории (в Вене) стартовали советско-румынские переговоры, на которых СССР в плохо скрытой ультимативной форме предложил план проведения плебисцита (референдума) в Бессарабии (знакомый почерк, да?). Румынское правительство по понятным причинам отказало и прервало переговоры. Буквально через пару дней в газете «Правда» выходит интервью с «красным дипломатом» Максимом Литвиновым (он и представлял советы на ультимативных переговорах), в котором он фактически представил официальную позицию Москвы: «Впредь до плебисцита мы будем считать Бессарабию неотъемлемой частью Советского Союза».

Заявление было сделано, и теперь дело оставалось за тем, как осуществить задуманное. Планов и вариантов, как нам представляется, было множество. Понятно, что многие из них были под грифом «совершенно секретно», но кое-что выходило наружу. Так, еще летом 1924 года идея присоединения Бессарабии к Советскому Союзу обсуждалась в высших партийных кругах, причем, не только в Москве. В августе сам генеральный секретарь Коминтерна Васил Коларов (позже он занимал ответственные посты в СССР, а потом был премьер-министром Болгарской Народной Республики) открыто заявил, что им с товарищами разработан план по коммунистической революции в Румынии. Поводом для нее было ухудшение положения крестьян, недовольство аграрной политикой и засухой, которая в тот год привела к голоду в Южной Бессарабии.

Идея присоединения Бессарабии к Советскому Союзу летом 1924 года обсуждалась в высших партийных кругах. 8 августа 1924 года Васил Коларов, генеральный секретарь Коминтерна, и другие разработали план начала коммунистической революции в Румынии, после которой Бессарабия должна была быть присоединена к СССР. Авторы плана исходили из того, что бессарабские крестьяне были недовольны аграрной политикой румынского правительства, особенно аграрной реформой 1921. Также положение крестьян ухудшилось в результате засухи лета 1924 года, вызвавшей голод в Южной Бессарабии. Более того, легендарный комдив Георгий Котовский, командовавший кавалерийским корпусом в приграничном районе, предложил не менее легендарному Михаилу Фрунзе (на тот момент – заместителю наркома обороны) решить проблему «одним лихим кавалерийским наскоком». То есть, круче, чем «Киев за три дня».

Другими словами, то, что СССР что-то готовит, стало «секретом Полишинеля». И в Бухаресте это прекрасно знали. Так, в июле того же 1924 года была запрещена румынская коммунистическая партия, но это, судя по всему, не помогло. К этому времени изнутри уже велась большая подготовка. Так, действовал так называемый «Южно-Бессарабский революционный комитет», которым чуть ли не официально руководил советский политработник Клюшников, известный под псевдонимом «Ненин». Опять-таки, сценарий, очень напоминающий то, что было в «ЛДНР», но за 90 лет до этого. Кроме идеологической и пропагандистской работе, готовились и «военторги». Только по официальным данным, озвученным на суде после восстания, управление разве дки Красной Армии обеспечило поставку в регион не менее 1000 винтовок, 3000 гранат, 7 пулеметов, 500 сабель и шашек и даже один миномет.

По сценарию в страну должны были проникнуть диверсионные группы, которые стали бы авангардом «народного восстания». Революционное движение должно было охватить всю Бессарабию, после чего появился бы повод попросить «интернациональную помощь». Для нее уже были готовы войска Котовского, а в Одессе вовсю работал оперативный штаб руководства «восстания».

И наступил день 15 сентября. Восстание началось в селе Татарбунары (ныне Одесская область Украины, а название переводится, как «Татарский колодец»), где на следующий день была объявлена советская власть, и появились некоторые перспективы. Откуда ни возьмись появилась «народная милиция» и другие атрибуты сепаратистов. Даже получена поддержка среди местного населения, но в основном из переселенцев и их потомков (русские, украинцы, гагаузы и другие), но коренные, а также молдавские поселенцы и немецкие колонисты, не стали участвовать в этом. Однако по разным данным поднялось более шести тысяч человек, при том, что население региона было в десятки раз больше.

Но все это продолжилось недолго. Румынские войска начали «антитеррористическую операцию», которая завершилась 19-го числа захватом (освобождением) Татарбунар, при этом, как утверждается, были применены снаряды с химической начинкой. По разным данным погибло около трех тысяч человек – то есть, каждый второй из восставших. АТО продолжалась еще дня четыре. После чего последовали репрессии.

Советы ничего сделать не успели или вовремя передумали, ограничившись только нотой протеста. Заметим, тогда СССР набирал популярность, а революция стала модным трендом, и на аннексию могли бы посмотреть сквозь пальцы, хотя это затруднило бы намечавшуюся помощь со стороны Запада в индустриализации страны. Поэтому был применен идеологический ход. Против румынских властей стали настраиваться представители мировой культуры и науки. Среди группы поддержки оказались не только такие «друзья Советов», как Ромен Роллан и Теодор Драйзер, но и Альберт Энштейн, Бернард Шоу, Садовяну и многие другие. Составленная делегация прогрессивной мировой общественности даже сумела попасть на показательный «процесс 500», устроенный в Бухаресте. Вообще, судебные преследования длились до 1929 года, в ходе чего было найдено много доказательств связи восстания с Москвой, но так как большинство арестованных оказались случайными участниками событий, то суд их оправдал, за исключением 85 человек, которые были приговорены к срокам от 5 лет до пожизненного заключения.

Через 22 года, в 1940-ом, после «восстания» Сталин все-таки прибрал к себе «спорные территории» путем реализации советско-германского пакта о ненападении. Что касается метода «народных восстаний», которые опираются на переселенцев и их потомков, то Москва вернулась к этой схеме через много лет, создав квазигосударство в виде так называемой «Приднестровской Молдавской Республики». Затем это было отработано по обе стороны Кавказского хребта, а потом очередь дошла и до Украины. Но это, как вы понимаете, другая история.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов

Публикации автора

Россия, верни не свое! Пожалуйста…

В этот день. Быть первым!

Продать бесценное

Угрозы ОДКБ или от ОДКБ?

В этот день. Реабилитация автономий

Старый Казахстан. В последний путь

Топ-тема

Другие темы

АНАЛИТИКА | 15.07.2024

Трамп против пули

ГЕОПОЛИТИКА | 15.07.2024

Иран на пороге больших перемен

СПОРТ | 13.07.2024

Неудачное начало: обзор первых игр казахстанцев на еврокубках

ОБЩЕСТВО | 12.07.2024

Ценности за гранью: чего добиваются представители ЛГБТ-сообщества

АНАЛИТИКА | 12.07.2024

В этот день. Юлий Цезарь и другие именинники

СПОРТ | 11.07.2024

Парадоксы гимнастики в РК: чем хуже условия, тем лучше результат