Алматы 19.05.2023 3945

В этот день. Советы и религия

79 лет назад, 19 мая 1944 года, был создан довольно интересный государственный орган – Совет по делам религиозных культов (СДРК). Он хоть и был официально подотчетен правительству СССР, на самом деле он напрямую курировался Лубянкой и Кремлем. Именно здесь можно найти корни утверждений, что у каждого священнослужителя под рясой погоны КГБ. Впрочем, это не первый опыт.


Вообще, в роде деятельности СДРК был официальным органом, «занимавшийся вопросами всех религиозных организаций на территории СССР кроме православной церкви». Дело в том, что в сентябре 1943 года был учрежден Совет по делам РПЦ, который и контролировал православных и священнослужителей. Забегая вперед, скажем, что оба учреждения несколько раз пытались объединить, но не всегда это удавалось. При этом, историки и исследователи этой темы так и не пришли к единому мнению, почему имелись подобные разногласия.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. Капустин Яр

В этот день. Один майский день

В этот день. День победы афганцев

Зато многие отмечают, что во время Второй мировой войны в СССР резко возрос интерес граждан к религии. Не будем углубляться в теологию, но факт остается фактом – по стране постепенно стали открываться храмы, которые не успели переделать в музеи, дома культуры или пустить под овощехранилища. Давайте вспомним советский фильм «Белорусский вокзал», когда герой Леонова рассказывает, что его жена, оказывается, стала втихомолку ходить в церковь – молилась за здравие супруга. Нужно напомнить, что цензура соцреализма вряд ли бы пропустила этот момент – значит, надо было.

Но это, как говорится, на бытовом уровне. Был еще политический и… материальный. Уцелевшие попы, имамы, пасторы, раввины не только совершали молитвы за Победу, но и призывали помогать Красной Армии деньгами и сверхурочной работой. Кто-то может это воспринять, как нонсенс – ведь в памяти людей и самих священнослужителей оставались массовые расстрелы единоверцев, взорванные храмы, глумление над святынями, чем в первую очередь занимались бойцы и комиссары РККА. Но многие молитвы и факты конкретной помощи документально зафиксированы.

Вот только нет никаких документов относительно предания (именно предания, а не вымысла, мифа или исторического события) о том, как по личному указанию Верховного главнокомандующего в декабре 1941 года был совершен «воздушный крестный ход» над Москвой с иконой Божьей Матери. Зато периодически возникают ожесточенные споры противников и сторонников этой истории, но мы, опять-таки не про это. А про то, что руководство Советского Союза понимало, что духовный настрой граждан можно и нужно использовать, однако оно четко осознавало, что без контроля тут никак. Немаловажным считается и аспект пожеланий со стороны союзников. Поэтому и появился сначала один Совет (по делам РПЦ), а потом другой – по всем остальным.

Примечательный момент. Председателем первого совета был Николай Карпов, полковник госбезопасности, который в конце 30-х «отличился» тем, что возбуждал дела против многих невинных, что после ХХ съезда было доказано специальным расследованием. Так вот, именно Карпов информационно и организационно подготовил встречу Сталина с тремя митрополитами, а когда он возглавил совет, то всецело выступал против создания другого, заверяя, что достаточно организовать при Совнаркоме Комитет по делам религиозных организаций.

Как бы то ни было, Сталин и Берия решили по-другому – создать СДРК, как отдельный орган. Есть версия, что об этом просило православное духовенство, полагая, что РПЦ не должно смешиваться с другими религиями, хотя оппоненты уверены, что, напротив, МГБ было выгодно разделять религии для их эффективного контроля.

На новообразованную структуру, если верить официальным документам, возлагалась задача осуществлять связи «между правительством СССР и руководителями религиозных объединений: мусульманского, иудейского, буддийского вероисповеданий, армяно-григорианской, старообрядческой, греко-католической, католической и лютеранской церквей и сектантских организаций по вопросам этих культов, требующих разрешения правительства СССР». Но всем ясно, что главными кураторами совета были чекисты.

Это доказывает тот факт, что подавляющая часть руководителей Совета были кадровыми сотрудниками органов безопасности. Например, первым председателем (пусть меньше месяца) был Константин Зайцев – оперуполномоченный НКВД по Ленинградской области (кстати, упомянутый выше Карпов тоже там работал – возможно, протеже). Затем председателем Совета стал Иван Полянский, ранее возглавлявший 6-е отделение секретного отдела ОГПУ. Ну и так далее.

Чем на самом деле занималась организация, доподлинно не известно – привычка «подтирать документы» оставила мало следов. Опять-таки официально, совет «решал проблемы на местах» через своих уполномоченных в союзных и автономных республиках. Инспекторы и члены Совета вели приемы верующих и духовенства, приезжавших в Москву. Сюда приходили за решением своих наболевших проблем представители всех конфессий.

Но были и другие цели и задачи. Одно из направлений – вербовка священнослужителей и (или) внедрение своих агентов в духовенство. Другое – контроль прихожан, вплоть до заведения личных дел, включая детей, «привлекаемых для совершения религиозных обрядов». В некоторых случаях налаженные через Совет связи использовались для манипуляций с «общественным мнением», в том числе для подавления неконтролируемых сект и подпольных организаций. Именно тогда в сознание не только атеистов, но и представителей «главных религий» стал, например, внедряться негативный образ «баптистов», «адвентистов», некоторых течений в Исламе и так далее.

Как ни странно, в ужесточении государственной политики в отношении религиозных организаций самую активную роль принимал СДРК. Так, в апреле 1948 года Советом по делам религиозных культов была разослана инструкция уполномоченным на местах, в которой центр «категорически предлагает прекратить всякую регистрацию религиозных общин». При Хрущеве антирелигиозная пропаганда выходит на новый уровень, по своей идеологической составляющей напоминая 1920-30 годы (только без расстрелов и агрессивных шествий пионеров).

Параллельно было предпринято несколько попыток объединения СДРК и СДРПЦ. Наиболее близко к этому подошли в начале 1963 года, когда обсуждение вышло на главный на тот момент уровень – ЦК КПСС, в его идеологический отдел. Стоит отметить, что столь щекотливый вопрос не стал решаться авторитарно, а был выставлен на обсуждение среди секретарей по идеологии ЦК компартий союзных республик. Были воздержавшиеся и поддерживающий Центр, но три республики выступили против – Казахская, Украинская и Литовская. В итоге проект объединения был отклонен.

Но ненадолго. Через год с небольшим после «кремлевского переворота» (свержения Хрущева), в декабре 1965 года, Совет по делам религиозных культов и Совет по делам Русской православной церкви были упразднены, а их функции переданы в новообразованный Совет по делам религий. Но это, как вы понимаете, уже немного другая история. Хотя стоит отметить, что это Совет полтора месяца не дожил до развала СССР – был упразднен в ноябре 1991-го, основываясь на введенном за год до этого закона «О свободе совести и религиозных объединениях СССР».

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов