Алматы 17.01.2023 2474

Обновление парламента. Что дальше?

На этой неделе ожидается роспуск парламента с дальнейшими объявлениями очередных внеочередных выборов. Новость эта прошла в виде ожидаемой сенсации, которая потом была косвенно и прямо подтверждена самими депутатами. Но возникает вопрос – почему именно сейчас решили перезагрузить мажилис?


Напомним, на прошлой неделе КазТАГ, ссылаясь на свои источники, заявил о возможном роспуске парламента, при этом даже назвав дату – 16 января. То есть, уже сегодня. Конечно, возможно все, но с большей степенью вероятности можно говорить о том, что решение о необходимости обновить состав мажилисменов примут сами депутаты на пленарном заседании, которое проходит по средам. На следующий день, в четверг 19 января, президент Токаев может принять нужное решение и подписать соответствующий указ. Тогда как раз проходит ровно два месяца и день голосования выпадает на воскресенье 19 марта.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Предвыборные обещания и поствыборные декреты

Битва за Казахстан: кто работает на раскол страны

Президент Токаев победил на выборах: Почему это хорошая новость для всех?

Но перед тем, как поговорить о том, для чего нужны новые выборы и почему они проводятся именно сейчас, нужно вспомнить два-три момента. В первую очередь – это своеобразный анонс, сделанный Касым-Жомартом Токаевым во время оглашения своего первосентябрьского послания народу. В нем президент, по сути, обозначил цели и задачи предстоящих выборов, время проведения которых, кстати, было расплывчато определено, как «в первом полугодии 2023 года».

«Мы получим новый состав депутатов, представляющих интересы широких групп граждан. Уверен, это повысит эффективность работы маслихатов и парламента. В будущем в состав правительства смогут войти представители не только политических сил, получивших большинство голосов избирателей, но и других парламентских партий. Это позволит исполнительной власти принимать более сбалансированные решения, отвечающие запросам всего общества. Таким образом, в этом году состоятся выборы президента, в следующем году – выборы депутатов мажилиса и маслихатов, а затем будет сформировано правительство. В итоге, к середине 2023 года будет осуществлена перезагрузка и обновление всех основных политических институтов: президента, парламента, правительства», - сказал Касым-Жомарт Кемелевич 1 сентября 2022 года.

Также опять напомним, что в день выборов кандидат в президенты Токаев упомянул, что накануне нового года сделает «специальное заявление» по поводу досрочных выборов. Но этого не произошло. Зато некоторые чиновники и сами депутаты упорно твердили о «первом полугодии» (как о времени проведения выборов), но делали вид, что знают нечто большее, а делиться этим с журналистами и гражданами не станут. Хотя, по идее, казахстанцы, имеющие право не только избирать, но и быть избранным, должны как-то готовиться. Впрочем, это отдельная тема для разговора, к которой мы еще вернемся – благо, поводов будет достаточно в ближайшие два месяца.

Итак, главные причины проведения досрочных выборов в парламент Токаев обозначил еще в сентябре. Эти цели и задачи, как говорится, на поверхности, но при этом такие формулировки в большей степени похожи на предвыборную рекламу и имиджевую идеологию «Нового Казахстана». То есть, все сводится к тому, что надо проголосовать за кого надо и тогда мы все сделаем, как надо. При этом надо напомнить, что Акорде было выгодно сначала провести президентские, а затем уже парламентские выборы, так как верховной власти нужно было укрепиться самой, после чего будет легче контролировать выборы в главный законодательный орган, который заодно и отвечает за формирование правительства.

Но растягивать это «удовольствие» на шесть месяцев власти очень невыгодно. Причины здесь разные – начиная с социально-экономических и заканчивая геополитическими. Поэтому нужно было максимально поджать сроки между двумя электоральными кампаниями, заодно поместив посередине формальные, но важные (об этом мы говорили уже прежде) довыборы в сенат, прошедшие в минувшую субботу.

Теперь немного расшифруем. Экономическая ситуация в стране, мягко говоря, желает желать лучшего, и по алгоритмам Акорды она должна измениться в лучшую сторону после смены правительства, которую нужно провести руками обновленного парламента. Таким образом тянуть с логической связкой «выборы в мажилис – новое правительство» было опасно.

С другой стороны, с идеологической и, опять-таки, логической точек зрения Новый Казахстан должен базироваться на законодательной основе, который будет строить новый парламент. Да, ряд законопроектов, исходящих из мартовского послания Токаева, уже превращены в законы (в том числе конституционные) уходящим составом мажилиса, но есть и другие аспекты, которые в дальнейшем могут стать идеологической «фишкой», а также немного дезавуировать устоявшееся мнения, что «токаевские реформы» продвигают «назарбаевские кадры».

В этом плане отметим, что действующий парламент немного исправил то, что делали прежние созывы, в том числе, вернул название столице и буквально на днях поставил точку в утрате силы закона о первом президенте. С точки зрения политической картинки, она получается весьма красочной, особенно учитывая, что новые парламентарии должны быть более смелые и беспристрастные. Ведь им предстоит «найти и обезвредить» порядка 20 нормативно-правовых актов, в которых упоминается елбасы, в том числе и Уголовный кодекс, где есть пара статей, предусматривающих наказание за покушение на честь и достоинство первого президента.

Не менее важным (и даже более важным в прикладном смысле) является принятие закона о возврате незаконно выведенных из страны активов. Соответствующий указ, напомним, президент Токаев подписал в день своей инаугурации, тем самым дав понять, что это одна из приоритетных задач для него. В соответствии с документом, правительство и другие уполномоченные органы должны до 31 марта представить в парламент соответствующий законопроект. И тут возникает очень интересный и перспективный момент.

Дело в том, что если бы Токаев и его Администрация хотели бы, чтобы этот закон вышел таким, каким им надо, то его без проблем «прокатили бы» через действующий пока состав парламента. Но сейчас ни у кого нет гарантии, что следующий созыв мажилиса будет по большей части контролируемый. Да, власти, конечно, подстраховались, ограничив мажоритарные мандаты до 30 процентов и пока еще не регистрируя партии, которые считаются независимыми, тем самым обеспечив себе потенциальное большинство. Но даже если в парламент пройдут два-три независимых депутата (через одномандатные округа), то шум в СМИ и обществе обеспечен.

Таким образом потенциальны риск, на который идет Акорда в этом плане заслуживает уважения и может говорить о том, что потенциал у готовящегося в недрах правительства законопроекта о возврате капиталов довольно большой и перспективный.

Что касается избрания нового состава правительства, то тут, наверное, все предсказуемо – пройдут те, кто будет рекомендован. Единственное, надеемся увидеть там действительно новые лица (в основном, из кадрового резерва Токаева), которым предстоит принимать неординарные и, может быть, непопулярные решения для того, чтобы в скором времени вывести страну (и нас вместе с ней) из кризиса.

И еще один ответ на то, почему именно сейчас решили перезагрузить мажилис. Тут срабатывает чисто календарно-исторический момент. Дело в том, что многие политические решения и проекты выпадали и выпадают именно на вторую половину марта. В минувшем десятилетии две избирательные кампании пришлись на Науырыз. Тут спорить с идеологами Акорды не станем – этот период действительно считается временем обновления и лучше всех подходит для новых проектов. Впрочем, нужно помнить и о том, кто и как исполняет эти проекты, но это уже другая тема.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов