Алматы 20.12.2022 2454

Возврат капиталов. Желаемое и действительное

Перед праздниками в Минфине состоялось заседание, на котором «обсуждались механизмы по возврату государству незаконно выведенных активов». Никаких подробностей, кроме общих фраз, не сообщалось, но, тем не менее, особого интереса это событие в СМИ и обществе не вызвало. Но это очень важная для страны, общества и самих властей тема. Давайте обсудим, почему… Сразу после подписания (в день своей инаугурации) переизбранным президентом указа «О мерах по возврату государству незаконно выведенных активов» мы немного расписали его сущность и обозначили некоторые ожидания. Теперь же, спустя три недели, настала пора вновь поднять эту тему. К слову, о ней нужно говорить часто, причем, не только властям, но и обществу, при этом не спирая только на гражданских активистов, независимых журналистов и политиков всех мастей.


Почему это так важно? Начнем с общества, то есть, с нас с вами. Во-первых, «возврат капиталов» – это некий экзамен для Касым-Жомарта Токаева, и, возможно, более востребованный казахстанцами, чем откровенные ответы по январским событиям. Тут все просто – многие уверены, что от смелые и конкретные действия Акорды в отношении прежнего президента, его семьи и окружения являются лакмусовой бумажкой всех реформ Токаева. По большому счету, так и есть. Однако нужно учитывать некоторые аспекты, о которых ниже.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Предвыборные обещания и поствыборные декреты

Фонд – народу, а кто Фонду? Часть II

Фонд – народу, а кто Фонду? Часть I

Во-вторых, именно общество, а не власть (и тем более, ее представители, в том числе и нынешние) пострадало от действий и бездействия «Старого Казахстана». И это не просто красивые слова и банальные выражения, а конкретные причинно-следственные дела. Не секрет, что большинство незаконно выведенных средств были получены здесь де-факто преступным путем – через незаконную приватизацию, коррупцию, хищения из бюджета банальное рейдерство и так далее. То есть, все это не построенные школы и больницы, низкие зарплаты и пенсии, плохие дороги и изношенные теплосети, коррупция на местах и несправедливая судебная система. Этот список можно продолжать и продолжать.

В-третьих, важен контроль со стороны общества. мы уже несколько раз заостряли внимание на этом, но нелишне будет повторить. Тут тоже существует пара аспектов. Например, необходимость прозрачности всего механизма поиска незаконно выведенных активов, процесса их оспаривания в зарубежных юрисдикциях и, конечно же, возврата и использования их уже в самом Казахстане. Судя по указу президента, более-менее упомянут только последний момент, а вот о других на сегодняшний день приходится только догадываться.

Другой аспект исходит из вышесказанного. Речь о том, что только граждане Казахстана, как потерпевшие от действий клептократии, могут предъявить претензии на возврат капиталов, обнаруженных в западных (да и восточных) странах. Проще говоря, если полиция найдет кошелек, то может обратить его содержимое в пользу своего государства, если кто-то не предъявит на него свои права с соответствующими доказательствами. Конечно, госорганы Казахстана, в том числе Генпрокуратура и Минюст, тоже могут кое-что сделать, но тут уже вопрос в юриспруденции и интерпретации.

И тут мы плавно переходим к действиям властей, но с точки зрения важности для них активизации по возврату незаконно выведенных активов. В этом плане, несмотря на кажущуюся простоту, у госорганов и представляющих их чиновников целый спектр положительных возможностей. Причем, важность их зависит от конкретного чиновника и конкретного ведомства, поэтому мы особо не будем выделять эти составляющие.

Но начнем с простого. По привычке, заложенной еще при Советском Союзе, чиновники всегда опираются на «поручения руководства» и действуют только согласно им. При этом для них жизненно необходимо исполнять все приказы и распоряжения, то есть, исполнители указа президента про возврат капиталов будут стараться выслужиться и сделать все, как сказано. Хотя исполнять можно по-разному, что в данном случае это тоже некий тест для госслужащих, особенно – для тех, кто занимал руководящие позиции «еще при Назарбаеве». Другими словами, если «раскулачивание» окружения елбасы является экзаменом для Токаева перед народом, то сейчас клерки всех уровней проходят своеобразную проверку перед президентом.

Другое. Возврат капиталов можно и нужно воспринимать не только и не столько как политическую акцию, а сколько как вполне конкретную финансовую операцию по укреплению бюджета страны. Например, если в сравнительно короткие сроки удастся найти и вернуть на родину до 10 миллиардов долларов, то бюджет страны может увеличиться на четверть. Учитывая тот факт, что возвращенные средства собираются потратить на новые технологии, развитие производств и «социалку», то с большой долей вероятности можно говорить, что они принесут пользу. Особенно, в условиях, когда кризис в стране и мире будет только усугубляться.

Конечно, тут другой вопрос, как и на что конкретно будут расходоваться возвращенные миллиарды, а также об эффективности действий правительства (этого или момент, когда заработает закон, нового), но это дело завтрашнего дня. Сегодня же надо обращать внимание на более актуальные моменты.

К слову, желательно было бы ускорить с разработкой законопроекта, заодно присоединив к этому процессу независимых экспертов и представителей общественности. Казалось бы, еще недавно механизмы по поиску и замораживанию активов могли длиться годами, а сейчас же все делается быстро, поэтому важны даже не месяцы, а недели и дни. Например, нашим законотворцам и тем, кто ими руководит нужно помнить о практике ареста и даже национализации активов российских олигархов и политиков, и никто не гарантирует, что завтра это не может случиться с «накоплениями» их казахских коллег.

Тут встает еще один интересный аспект важности возврата капиталов для казахстанских властей – не только президента и его Администрации, но и практически всей вертикали власти, начиная с премьер-министра и заканчивая начальником отдела в райакимате. Речь идет о так называемом казахском «Списке Магнитского», разные варианты которого сейчас лежат в Конгрессе США, Европейском и Британском парламенте, а также юридических и финансовых ведомствах многих западных стран. В общем, Акорде нужно действовать на опережение – чтобы закон появился и начал работать прежде, как Евросоюз, Великобритания и (или) Штаты начнут вводить персональные (адресные) санкции в отношении отдельных казахстанских клептократов и олигархов. И в этом ключе важность тоже довольно широкая – от инстинкта самосохранения до того, чтобы успеть объявить какого-то бывшего «неприкасаемого» вором раньше, чем это сделает европейское или американское правосудие.

И последнее на сегодня. Для Касым-Жомарта Токаева акт по возврату капиталов действительно важен вплоть до опасения ухода с должности намного раньше, чем семилетний срок. При всей полноте власти президента он не может и не должен одним своим указом арестовать кого-то из семьи Назарбаева или его же самого. Тут Акорда должна продемонстрировать полное соответствие правовым нормам Казахстана и мирового сообщества. Проще говоря, возврат активов не должен стать «охотой на ведьм», хотя кое-что подобное и ждут некоторые представители общества. Да, кое-какие действия глава государства и может совершить, но, коротко говоря, главное не перегнуть. Тем более, это может сказаться на его личной безопасности.

А вот что он точно может сделать уже сейчас, так это почаще выходить перед народом с ежемесячными (как минимум) отчетами перед народом о ходе этого самого возврата. Не надо вместо себя отправлять генпрокурора, министра юстиции или кого-то еще – в конце концов, не они, а именно Токаев «замутил» дело с возвратом, да и с него, как говорится, главный «спрос».

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов