Алматы 26.10.2022 5710

Фобии о китайском диктате в Казахстане

В прошлую субботу Си Цзиньпин переизбран на третий срок правления Коммунистической партией Китая. Тем самым он стал вторым человеком, после Мао Цзэдуна, возглавившим КНР в третий раз. Ранее действовало правило - править не более двух сроков на посту главы партии и страны. Еще в 2018 году Си Цзиньпин отменил ограничение на два президентских срока, установленное Дэн Сяопином для предотвращения новой диктатуры. Таким образом, Китай вновь вступил на путь персоналистской автократии. Вслед за этим пошли предположения, что КНР с подачи амбициозного авторитарного товарища Си начнет продвигать свой «диктат» в том числе и в Казахстане.


Фобии о том, что в скором времени какая-либо из близлежащих держав поглотит Казахстан, наверное, являются одной из самых излюбленных тем казахстанских кухонных, диванных и гостиных разговоров. Китаю в этих фобиях однозначно отводится первое место. Первые синофобские настроения в Казахстане появились еще в советское время, когда в конце 1960-х годов были военные конфликты на территории Казахстана в районе озера Жаланашколь с Китайской Народной Республикой. На фоне противостояния с Китаем советское руководство умышленно подогревало антикитайские настроения, особенно в литературе, в искусстве. В то время в отечественной литературе вышел ряд романов, где Китай в основном представляли в невыгодном свете. Современная синофобия, по-видимому, тоже имеет рукотворный характер, и, возможно, за ней стояли люди из казахстанской «старой» элиты.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Интересы Китая в Казахстане

Ключевые факторы успеха передовых экономик

Китай сменяет Россию в качестве доминирующей силы в Центральной Азии

Кроме того, большой массив синофобской пропаганды в наше информационное пространство попадает из российских СМИ, аккаунтов социальных сетей. В России китаефобия также широко распространена. Значительный вклад в синофобию вносит американская пресса. Это обусловлено геополитической, геоэкономической конкуренцией США и Китая. Все эти «звездные войны» наложили отпечаток на сознание многих казахстанцев в отношении Китая. Они Китай воспринимают как большое зло, опасаясь, что многочисленные китайцы их «поглотят», «ассимилируют». Однако, согласно соцопросам, в Китае на самом деле рассматривают территорию Казахстана не как место постоянного жительства, а как место для инвестиций. Получается, что синофобские настроения в большинстве своем не имеют рациональной природы.

Как известно, за прошедшие годы больше всего инвестиций в Казахстан сделали Нидерланды, затем идут США, потом Швейцария. И только после них идет Китай, а замыкает эту пятерку Франция. Отметим, что наш товарооборот с Евросоюзом и Великобританией за прошлый год равнялся 31,2 млрд долларов (30,8% от всего товарооборота). Кстати, из них 25 млрд долларов приходится на наш экспорт (41,4% от всего объема экспорта Казахстана), а импорт из стран ЕС и Великобритании аккумулирует лишь 6,3 млрд долларов (15,2% от всего казахстанского импорта). Спрашивается, а почему же никто не возмущается «доминированием» Запада в нашей экономике, не делает из этого «угрозу» безопасности?

Западная культура более симпатична, или вопрос в двойных стандартах? Словом, значительная часть казахстанской элиты, казахстанского общества опасается быть поглощенной огромным «китайским драконом», зачастую рассматривая инвестиции, крупные проекты Китая, как экономическую и геополитическую экспансию, неравное партнерство. Да, к сожалению, у нас были поводы, чтобы увидеть волюнтаристские действия Пекина, скажем, по проблеме трансграничных рек. Вопрос вододеления трансграничных рек Казахстана и Китая до сих пор не разрешен, хотя китайская сторона заявляла, что не будет ущемлять наши интересы в этом деле. Проведено более двадцати разных межправительственных заседаний по данной проблеме, но воз и ныне там.

Да, Китай – это не благотворительная ярмарка, но что же теперь делать? Отгородиться от него железным занавесом, либо перенести Казахстан на другую планету мы не сможем. Тогда начнем давить бульдозерами «ненавистную» китайскую продукцию? Чем мы заменим, особенно для наших малоимущих граждан, дешевые, но порой качественные китайские товары (одежду, обувь, электронику, посуду)? Нужно стараться выстраивать взаимовыгодные отношения с Китаем. Пусть работает у нас китайский бизнес, ведь от этого в первую очередь может уменьшиться количество безработных казахстанцев. Так устроено прагматичное экономическое сотрудничество во всем мире. Правда, такие отношения можно поддерживать, если иметь прозрачные интересы, контракты перед обществом, включая защиту прав своих работников на китайских предприятиях.

В Казахстане активно работает более тысячи китайских фирм. Китайский бизнес контролирует около четверти нашего нефтегазового рынка. Сейчас на территории нашей страны, в нефтехимии, автомобилестроении, транспорте, логистике, сельском хозяйстве и других сферах разворачивается более 50 казахстанско-китайских проектов с вложениями на почти 30 млрд долл. Реализация этих проектов привнесет в нашу экономику новые технологии, что может стать одной из основ инновационной индустриализации Казахстана. В рамках данных проектов проходит обучение наших граждан и обмен опытом с иностранными специалистами. На совместных с китайской стороной предприятиях уже нашли работу несколько десятков тысяч казахстанцев.

По итогам прошлого года товарооборот Казахстана с Китаем составил 18 млрд долларов, из них 10 млрд – это наш экспорт в Китай, а 8 млрд - импорт из КНР. При этом в 2021 году товарооборот возрос более, чем на 10% в сравнении с 2020 годом, когда он равнялся 15 млрд долларов. А в этом году объемы нашей торговли с Китаем, по-видимому, будут больше 20 млрд долларов, так как за уже 7 месяцев наш товарооборот составил 13,7 млрд долларов. Причем все годы внешнеторгового оборота Казахстана с КНР имели для нас положительное торговое сальдо. Как видим, экономическое сотрудничество с Китаем для нас более выгоднее, чем, например, наша торговля с Россией, которая для нас имеет очень большое отрицательное сальдо.

Очень важно, что мы экспортируем в Китай и ту продукцию, выпуском которой могут заниматься и простые казахстанцы. Мы имеем в виду сельскохозяйственную продукцию (пшеница, растительное масло, масличные семена, волокна, мука, соя, рыба, бахчевые, овощи, фрукты, корма, солод, лен, сафлор, рапс, баранина, мёд, сухое верблюжье молоко, птицеводческая продукция и др.). Таким образом, сотрудничество с Китаем предоставит Казахстану возможность занять достойное место в товарных цепочках Евразии. Наши совместные с Китаем более 50 предприятий смогут поставлять, на льготных основах, продукцию в разные страны. Вдобавок ко всему китайский Шелковый путь, углубление взаимоотношений с Китаем обеспечивают для Казахстана альтернативный выход к мировому океану, на европейский рынок.

Бейджин заинтересован в поддержании стабильности в Центральной Азии. Во-первых, Китай, поддерживая стабильность в нашем регионе, так стремится нейтрализовать возможные угрозы безопасности с нашей территории для Синьцзяна. Во-вторых, через Центральную Азию пролегает на сегодня главный для Китая железнодорожный торговый маршрут в Европу. (После начала войны в Украине китайский транзит в Европу через территорию России стал проблематичным.) Последние соглашения насчет этого на Самаркандском саммите ШОС, высказывания китайских официальных лиц, в том числе самого Си Цзиньпина, подтверждают заинтересованность Китая в бесперебойной работе проектов «Одного пояса, одного пути» в ЦА, в Казахстане.

Не случайно Си Цзиньпин в середине сентября заявил, что Китай будет «поддерживать Казахстан в защите независимости, суверенитета и территориальной целостности». Среди всего прочего мы могли бы получить новейшие китайские технологии в области металлургической промышленности, нефтехимии, IT, сельскохозяйственных удобрений и т.д. Поэтому мы, учитывая развивающееся взаимопонимание К. Токаева с Си Цзиньпином, можем рассчитывать на сотрудничество с КНР в деле технологической диверсификации нашей экономики. В этой связи в наших интересах продолжение правления Си Цзиньпина, ибо тем самым налаженные взаимовыгодные отношения Казахстана с Китаем, несомненно, будут развиваться. Тем более, что именно Си Цзиньпин является инициатором проекта «Один пояс, один путь».

Фото из открытых источников


Талгат Мамырайымов

Эффект колеи в Евразии

Талгат Мамырайымов