Астана 19.10.2022 2399

«Центральная Азия+ Россия»: к вопросу о формировании новых форматов взаимодействий в зоне Большой Евразии?

По меткому выражению известного политолога из Узбекистана Фархода Толипова геополитическая «Большая игра» в Центральной Азии возобновляется с новой силой, в причудливой форме. Это находит отражение в геополитической арифметике многосторонних форматов, особенность которых определяется формулой «С5+1»: для США она выглядит как «5+1=5», для Китая «5+1=x», для России «5+1=6».


Думается, что стремление найти собственную формулу ответа на вызовы глобальной нестабильности искали Главы Государств, министры и политики в Астане, которая на прошлой неделе стала реальным центром принятия решений на евразийском пространстве. Один за другим в столице Казахстана прошли три мероприятия: VI саммит СВМДА, Заседание Совета Глав Государств СНГ, саммит «Центральная Азия-Россия».

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Развитие транскаспийского торгового маршрута

Ключевые факторы успеха передовых экономик

Новые транспортные коридоры для Казахстана

Геополитический шторм сместил устоявшиеся форматы взаимодействий и формы поиска консенсуса. Большинству кажется, что политики как будто, отодвинули на второй план веру в силу убеждения взяв на вооружение инструменты «real policy» и любыми способами стараются навязать удобную точку зрения. Прошедшие в столице Казахстана мероприятия продемонстрировали миру, что за инструментами консенсусной дипломатии сохраняется потенциал.

В тот момент, когда основная часть мира находится в жестком политическом противостоянии, республики Центральной Азии успешно наращивают сотрудничество. За 2021 года объем внутрирегиональной торговли вырос на 34 %, превысив 6 миллиардов долларов, и эта цифра выше допандемийного уровня.

Российская Федерация традиционно имеет сильные позиции в странах Центральной Азии. В нынешней ситуации поддержание высокого уровня межчеловеческих связей между нашими странами позволит не просто сохранить и приумножить потенциал экономической кооперации, но и возможно найти пути выхода из геополитического кризиса глобального масштаба.

Встреча глав государств в формате «Центральная Азия – Россия» завершала дипломатический марафон высокого уровня. В словах Президента Республики Казахстан обнаруживается набор логичных, выполнимых идей и рекомендаций, которые позволят Центральной Азии оставаться очагом стабильности и эффективных взаимодействий, которые делают регион образцом для выстраивания кордонов противостояния кризисным интенциям.

Странам Центральной Азии для достижения горизонта стабильности и развития важно сосредоточить усилия в рамках трех измерений.

1. Безопасность. Ситуация в каждом из государств напрямую влияет на ситуацию в регионе. Исторически страны Центральной Азии были связаны. Важно помнить об этом, оберегать общую историю и строить будущее во имя благополучия наших народов. Необходимо предпринять усилия для выработки действенных инструментов для предупреждения новых угроз и своевременного реагирования на них.

Те механизмы, которые сегодня определяют баланс сил в Евразии устарели и н нуждаются в совершенствовании на системном уровне. Наглядными примерами служат попытки дестабилизации ситуации в регионе. Достаточно вспомнить, как один за другим с серьезными потрясениями, столкнулись Таджикистан, Казахстан и Узбекистан. Событий в Хороге, Алматы и Нукусе, наглядный пример применения гибридных и информационных технологий с целью разжигания конфликтов. Важно разработать совместные стратегии превентивного реагирования на внешние угрозы гибридного характера. При этом акцент нужно делать на обмене информацией и заблаговременном выявлении угроз.

Не стоит забывать о той роли, которую в формировании угроз безопасности в Евразии играет Афганистан. Нестабильный Афганистан — это риск для региона. Кроме того, как показали последние события на кыргызско-таджикской границе отсутствие четкой линии границы, является дестабилизирующим фактором между отдельными странами региона. Важно, чтобы процесс демаркации проходил мирно, при соблюдении принципов международного права и Устава ООН.

Из уст К.К. Токаева прозвучало предложение о том, что пользу принесет создание региональной экспертной площадки по вопросу границ.

2. Экономика. Для того, чтобы максимально нивелировать риски необходимо разработать и принять новую модель экономического сотрудничества стран Центральной Азии и России. Акцент необходимо сделать на мерах поддержки малого и среднего бизнеса, запуске совместных проектов в энергетике, промышленности, транспортно-логистической сфере, сельском хозяйстве. Важно устранять торговые барьеры и не допускать протекционистских мер. Целесообразно сфокусироваться на улучшении структуры товарооборота и расширении его номенклатуры. Развитие собственных производств позволит странам на взаимовыгодной основе заместить друг для друга многие виды зарубежной продукции, доступность которых сегодня зачастую ограничена в следствии действия большого числа санкций, против России, которые опосредованно оказывают влияние и на республики Центральной Азии ввиду высокой взаимозависимости.

3. Транспорт и транзит особенно важен в условиях разрыва традиционных логистических цепочек. В современном мире возрастает значимость беспрепятственного перемещения, как людей, так и товаров, услуг и пр.

Сравним, так чем, же новый многосторонний формат отличается от других форматов, конструируемых по формуле «С5+1».

США инициировала такой формат в 2015 году. Он включает взаимодействие в пяти форматах: контртерроризм; конкурентоспособность в бизнесе; развитие транспортных коридоров; энергия будущего; поддержка национального и регионального адаптационного планирования в области экологии. Встреча формата «Центральная Азия-США» в Ташкенте, которая практически совпала по времени с принятием «Стратегии США в Центральной Азии на 2019-2025 годы» обозначила начало нового раунда «Большой игры», причем Афганистан не является решающим фактором в формировании системы взаимодействий в интересной для США геостратегической зоне.

В июле 2020 года Китай инициировал встречу в формате «5+1» на уровне министров иностранных дел центральноазиатских стран и Китая. Суть рассматриваемых проблем была сосредоточена в основном на на преодолении последствий пандемии и восстановлении экономик стран региона. Интересно то, что Пекин также выразил интерес к такому формату, даже с учетом того, что страны центральноазиатской пятерки являются активными участниками китае-центричные форматов, таких как ШОС и инициатива «Пояс и Путь».

Исходя из того, что Россия все больше и больше втягивается в противостояние с США, напрашивается вывод, что российский формат для Центральной Азии — это некая антитеза формату американскому.

И тут, есть один серьезный риск, связанный с тем, что у воюющей с Украиной России может возникнуть соблазн продолжить свою линию на сохранение геополитического доминирования в регионе, оперируя тем дипломатическим инструментарием, который сегодня уже вызывает ощутимое раздражение у региональных элит.

Это четко демонстрирует выступление Президента Таджикистана Э. Рахмона, которые высказал ряд претензий В. Путину, призывая российского лидера не проводить по отношению к странам Центральной Азии политику «как к бывшему Советскому Союзу».

Действенность нового формата покажет время, однако уже сейчас ясно одно, что геополитика региона становится все более разноформатной. Хочется надеется на то, что именно разноскоростная и разнонаправленная активность, реализуемая в многих объединениях, покажет действенность многовекторной политики, не ставя республики перед необходимостью делать выбор в пользу только одного партнера.

Фото из открытых источников



Евгения Ли