Алматы 30.09.2022 1847

В этот день. Ядерная безопасность

Полвека назад подписанный на высшем уровне договор между странами считался неплохой гарантией соблюдения его норм. Как бы это ни выглядело странным сегодня. Сейчас ориентиры немного сбились, и стороны могут трактовать их по-своему, а кое-кто использует ядерный чемоданчик в качестве шантажа. Но тогда надежды на мир были обоюдными. И именно поэтому подписание 30 сентября 1971 года Москвой и Вашингтоном знакового соглашения по предотвращению ядерной войны в действительности благоприятно подействовало не только на СССР и США, но и на весь мир. А сейчас?


Делая наши небольшие экскурсы в историю, мы уже говорили о «Карибском кризисе», который чуть было не привел к третьей мировой войне, причем именно с ядерной прелюдией. Отметим, что на тот момент, осень 1962 года, ракетно-бомбовый потенциал США и НАТО в разы превышал средства доставки (и по качеству, и по количеству), имеющиеся у СССР. А самих ядерных зарядов у первых было в 10 раз больше, чем у вторых (3000 против 300).

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. Автономизация Сталина

В этот день. Теракт, приведший к власти

В этот день. Революционный самосуд

Но «Карибский кризис» несколько успокоил Москву, и Хрущев уже перестал говорить про «кузькину мать». Тем не менее, советская пропаганда продолжала твердить про злые планы империалистов, которые спят и видят, как сбросить бомбу на Кремль и погубить все достижения социализма. Определенные достижения по сдерживанию гонки ядерных вооружений объяснялись тем, что Вашингтон и Брюссель испугались возможности «нанесения неприемлемого ущерба в случае ответно-встречного ядерного удара с советской стороны» и «обусловили американскую сторону пойти на начало процесса ядерного разоружения и сворачивание планов Третьей мировой ядерной войны».

Впрочем, примерно тоже самое о том периоде советско-американских отношений говорят и сейчас, да и, справедливости ради, в это время западная пропаганда не сильно отставала от нашей. Но и та, и другая стали сбавлять обороты и наметилось значительное потепление между «сверхдержавами». Первым значительным шагом в этом было принятие подписание 5 августа в Москве Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой, который вступил в силу 10 октября. Кроме очевидных политических моментов, он прямо касался и Казахстана, а точнее – жителей Семипалатинской и Павлодарской областей. Наверное, не надо объяснять, почему. Хотя подземные взрывы продолжались, а также периодически производились испытания химического оружия, в том числе и их подрыв. Но об этом в другой раз и по другому поводу.

Вернемся к нашей теме. Если коротко, то заверения Кремля о миролюбивой политике и крики о прекращении гонки вооружений были только на словах. В 60-ые годы СССР резко стал увеличивать свой ядерный потенциал, в то время как США, наоборот, сокращали арсенал. Даже в нынешних российских учебниках и «исторической аналитике» говорится, что «возможность нанесения неприемлемого ущерба в случае ответно-встречного ядерного удара с советской стороны, обусловили американскую сторону пойти на начало процесса ядерного разоружения и сворачивание планов Третьей мировой ядерной войны». Тем самым, практически открыто признается, что Москва уже тогда стала использовать шантаж и помахивать «ядерной дубинкой». Можно тут говорить все, что угодно, но факт остается фактом – Штаты с 60-х годов стали сокращать число ядерных боеголовок, а Советы – увеличивать, тратя на это миллиарды народных рублей. Это продолжалось вплоть до конца 80-х и начала 90-х, когда Горбачев и Рейган стали конструктивно договариваться, обложенный СССР уже не мог чисто материально вести гонку вооружений, да и Перестройка сделала свое дело.

За все это время было заключено ряд двусторонних и международных договоров, в том числе и такие знаковые, как ОСВ-I и OCB-II. Но мы хотели бы обратить внимание на другой документ, который на фоне других упомянутых не такой важный и не юбилейный, но с точки зрения сегодняшнего дня и состояния некоторых «ядерных шантажистов» - очень актуальный.

Речь идет о Соглашении о мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны между СССР и США, подписанное 30 сентября 1971 года в Вашингтоне министром иностранных дел Громыко и госсекретарем Роджерсом. Если коротко, но юридическим языком, то, в соответствии с соглашением его стороны обязуются «продолжать осуществлять и совершенствовать организационные и технические меры для предотвращения случайного или несанкционированного применения, находящегося под их контролем ядерного оружия».

Но если не очень понятно, то объясним проще. В Советы и Штаты взяли на себя обязательства сообщать друг другу о несанкционированных, случайных или иных инцидентов, связанных с ядерным вооружением, а также их носителями. Это возможные взрывы оружия, пуски ракет, аварийные и внештатные ситуации и так далее. То есть, если кто-то случайно «кинул на пульт валенок» где-нибудь в Жанатасе или пролил кофе на пульт в Аляске, то нужно тут же сообщить об этом другой стороне – мол, не со зла. Утрированно, конечно, но в общих чертах именно так.

Кроме этого, документом предусматривалось заблаговременное уведомление о запланированных пусках ракет, если такие пуски производятся за пределы национальной территории одной стороны в сторону другой. Этот пункт говорит, как вы понимаете, об учебных пусках. Также и «действия в других ситуациях, связанных с необъясненными ядерными инцидентами, направленные на уменьшение возможности неправильного истолкования действий какой-либо из сторон соглашения, в частности, путем взаимной информации или соответствующих запросов». Тут, надеемся, все ясно, хотя и написано все тем же юридическим языком.

Есть еще пункт о том, что нужно сохранять выдержку и не отвечать сразу же контрударов на «необъяснимые ядерные», а максимально уменьшить возможность неправильного понимания действий другой стороны. То есть, надо постараться не поддавать эмоциям (и соблазнам), когда, по мнению одной из сторон, это «диктуется интересами предупреждения опасности возникновения ядерной войны».

Еще одна норма может вызвать интерес у уфологов и конспирологов как некое доказательство того, что СССР и США знают что-то об НЛО. В статье 3 Соглашения говорится о необходимости немедленно сообщать друг другу об обнаружении системами ПВО и ПРО неопознанных объектов, но с оговоркой – «если такие явления могли бы создать опасность возникновения ядерной войны между двумя странами». В общем, если какое-то НЛО пролетит через Берингов пролив, то нужно позвонить друг другу, прежде чем браться за «ядерный чемоданчик». Кстати, оговорены и вопросы прямой связи между двумя правительствами, возможность вносить правки и дополнения в Соглашения, проведение консультация и так далее. Документ вступил в силу и является бессрочным, а значит, действует до сих пор, учитывая, что Россия является не только наследником всего ядерного арсенала Советского Союза, но преемником подобных договоров и соглашений.

Тут стоит добавить, что в обеих странах прежде был зафиксирован ряд инцидентов с ложными целями, влиянием солнечных вспышек на системы раннего обнаружения баллистических ракет, не говоря уже про аварии и другие вещи, которые приводили в боеготовность ядерные силы. Так, в начале того же 1971 года в США по причине сбоя в системе информации проходит сообщение об угрозе ядерного нападения. Это стало предметом бурного обсуждения (и осуждения) в обществе, что сказалось и на не без того шатком имидже президента Никсона. Ведь, несмотря на то, что Белый дом к тому времени стал выводить свои войска из Вьетнама, протесты пацифистов все еще сотрясали Америку. Ну, а в Советском Союзе мы узнавали о таких вещах лишь через многие годы.

А что сейчас? Сейчас Кремль и его пропагандисты вновь стали размахивать «ядерной дубинкой» и пугать мир «кузькиной матерью». Если бы к ним можно было применить статью УК РК, то они легко бы получили серьезный срок за призывы к агрессивной войне. Но тут тоже не стоит поддавать на эмоции или опрашивать политологов с военными экспертами на предмет того, блефуют они или нет. Можно было, конечно, привлечь эксперта-психиатра, но тоже как-то не очень. Поэтому не только Вашингтон, Брюссель и Киев пытаются «максимально уменьшить возможность неправильного понимания действий другой стороны».

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов