Алматы 23.09.2022 4445

В этот день. Автономизация Сталина

Через 100 дней все регрессивное человечество будет встречать столетие создания «нерушимого» Советского Союза. Можно будет ожидать всплеск агрессивной ностальгии и обновления методичек про народные заводы, лучший пломбир и бесплатные квартиры. Но мы подскажем другой повод для этого, который позволит сказать «Тогда бы все было по-другому!» и которого не надо ждать больше трех месяцев. Ровно век назад, 23 сентября генсек ЦК ВКП(б) Иосиф Сталин представил автономизации советских республик. Что это такое? И как это могло повлиять на дальнейшее развитие событий в ХХ веке?


Сразу же оговоримся – мы придерживаемся позиции, что История не знает сослагательного наклонения. Об этом уже упоминалось в некоторых наших публикациях на альтернативно-исторические темы. Кроме этого, при подходе к теме со стороны «вот если бы…», поле для интерпретации слишком широкое. Однако на этот раз мы подойдет чисто с прагматичной и правовой сторон вопроса. Но для начала об его сути.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. Теракт, приведший к власти

В этот день. Революционный самосуд

В этот день. Опора потомкам

Итак, 23 сентября 1922 года генеральный секретарь ЦК ВКП(б) Иосиф Виссарионович Сталин представил в политбюро проект так называемой автономизации Советской России. Гражданская война была фактически закончена – кое-где продолжались и подавлялись «антисоветские восстания», волна голодомора в Поволжье и Казахстане пошла на убыль, а люди стали постепенно привыкать к жизни в «новых реалиях». На тот момент в разных частях развалившейся Российской империи были образованы независимые государства, но многие путем «красного террора», карательных операций и ряда объективных причин власть в руки взяли большевики. Таким образом появились советские республики – Украинская и Белорусская, как чисто национальная (УССР и БССР), и две федеративные – Закавказская и Российская (ЗСФСР и РСФСР).

Особо в подробности углубляться не станем, чтобы не уйти в нашем рассказе в другу сторону, но примерная ситуация была такова. Большевики понимали, что нужно как-то удержать власть, так как могут быть рецидивы со стороны прежнего режима, а число потенциальных внутренних террористов многократно превышало 20000. Кстати, чуть позже Турар Рыскулов, оценивая последствия голода в Великой степи, сказал, что погибло более миллиона казахов, при этом заметив, что если бы они восстали, то легко смели бы «красную власть».

В общем, для Москвы, кроме репрессий нужно было предпринимать кое-что еще, в том числе, по части классических обещаний «землю – крестьянам, фабрики – рабочим», а потом и что-то вроде «Новой экономической программы» (НЭП). Более важным направлением являлось, скажем так, юридически-правовое оформление государства. Отметим, что вопрос о автономизации всей страны и превращения ее в сплошной РСФСР поднимал в начале 1922 года еще сам Ленин, но Сталин на тот момент был против, а точнее – предложил отложить этот вопрос.

Прошло девять месяцев и их взгляды поменялись диаметрально противоположно. Иосиф Виссарионович на этот раз подошел к теме серьезно. В августе был разработан план и создана комиссия, в которую, кроме Сталина, вошли Петровский, Киров, Орджоникидзе, Молотов и другие (большая часть из них будет репрессирована или просто убита). Надо отметить, что на тот момент взаимоотношения, сложившиеся к этому времени между независимыми республиками, строились на основе равноправных договоров о военно-политических и экономических союзах. Центральные партийные органы Белоруссии, Украины, Закавказской федерации уже не раз высказывались о необходимости урегулирования взаимоотношений между этими республиками и РСФСР (и Москвой, соответственно). То есть, сложилась объективная правовая база, причем, при прямом кураторстве Кремля.

Сам проект Сталина представлял собой резолюцию под названием «О взаимоотношении РСФСР с независимыми республиками» и 23 сентября в целом был одобрен комиссией Оргбюро ЦК. План автономизации Сталина предполагал, что не будет никаких союзных республик, но Беларусь, Украина, Закавказье войдут в состав России (РСФСР) на правах субъектов Федерации как Туркестанская АССР, как Башкирия, Татарстан и другие автономные республики. Но мнение комиссии это одно, а точку должен был поставить «вождь пролетариата».

Через пару дней все материалы комиссии были направлены Ленину (тогда Владимир Ильич уже серьезно болел) в Горки. Тот внимательно ознакомился со всеми документами, переговорили с членами комиссии, а также с другими «видными большевиками», в том числе и из национальных республик. В итоге Ленин пришел к выводу, что так нельзя. Тому у вождя было много причин, в том числе и девизы, провозглашенные ВКП(б) о равноправии и независимости всех национальностей. Владимир Ильич настаивал, что всем необходимо объединиться в единый государственный союз на началах равноправия и сохранения своих суверенных прав, а каждая республика должна получить право свободного выхода из союза.

В общем, к концу года лоббируемый Лениным «интернациональный» проект был доработан и под новый 1923 год было объявлено о создании Союза Советских Социалистических Республик, с формальным правом «на самоопределение». Правда, часть «национальных окраин» так и осталась в составе РСФСР на правах автономии, как, например, Киргиз-Казахская АССР. Это тоже довольно интересная тема, и мы к ней как-нибудь вернемся.

Что касается сегодняшнего 100-летнего «юбилея», то в последние годы российская пропаганда стала качать тему несостоявшейся автономизации, выставляя Иосифа Виссарионовича мудрым и дальновидным политиком, а Владимира Ильича – слабохарактерным и поддавшимся на эмоции. При этом современными историками и политологами безапелляционно утверждается, что при претворении плана Сталина в жизнь, то «великая страна» не развалилась бы спустя 70 лет – в 1991-ом.

Странные, конечно суждения. Во-первых, страна была слишком большая, а власть – слишком слабая. Во-вторых, связь на местах и бюрократический аппарат усложнял бы проведение реформ, в том числе, касательно индустриализации и коллективизации. Отметим, что даже в Казахской АССР, входившей в состав РСФСР, как отмечали в Москве, все эти дела тормозились (поэтому Голощекин и объявил о «Малом Октябре», который стал основным поводом к Ашаршылыку). Можно говорить и про третье, и четвертое, и так далее, но, на наш взгляд, главным контраругментом нынешних любителей всеобщей автономизации служит простой факт.

В декабре 1936 года принимается так называемая «Сталинская Конституция». Там много чего поменялось по сравнению с первой, но, если касаться нашей сегодняшней темы, то в разы увеличилось количество союзных республик – их число достигло дюжины. Через четыре года, после захвата прибалтийских республик их стало «классических» 15, но, если говорить объективно и не вдаваясь в подробности сталинских репрессий, роли культа личности в СССР и за его пределами, то можно с уверенностью констатировать, что именно после 36-го Союз укрепился и стал «могучим». Здесь сработала и правовая база, и экономическая, и политическая, и даже идеологическая.

А что касается сослагательного наклонения «если бы», то, если бы сработал план Сталина, то РСФСР могла бы не дожить и до условного 1936 года или, что тоже исключать нельзя, стала бы частью Германской империи где-то к середине 40-х. в любом случае, до 1991-го она точно не дотянула бы.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов