Алматы 06.09.2022 2808

Послание Токаева. Российский вектор

Многие, наверное, обратили внимание на то, что практически сразу после оглашения послания и встречи с акимами регионов, президент Токаев имел телефонную беседу с российским коллегой. Но далеко не все правильно поняли, что это было, для чего и чем это грозит в ближайшем будущем? Попробуем разобраться.


Послание президента Казахстана всегда было для внутреннего пользователя. Зарубежные наблюдатели могли обращать внимание только на отдельные его пункты и только при определенных обстоятельствах. Например, европейские и в целом западные аналитики обращали внимание на упоминания о правах человека и демократии. На этот раз Касым-Жомарт Кемелевич ни разу не произнес слово «демократия». Впрочем, это объяснимо – все-таки на этот раз заявленный пакет реформ был социально-экономического, а не политического характера.

 МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Мины замедленного действия?

Россия может погрузить мир в космическое безвременье

Казахстану не надо держаться за тонущий корабль

Что касается внимания по ту стороны северной границы, то несколько раз их президент на встрече с нашими (предыдущим и нынешним) демонстрировал формальные признаки того, что ознакомился с документом. Что касается бурной реакции российской пропагандистской машины и СМИ, то самым громким примером является шум вокруг заявления Нурсултана Назарбаева о поэтапном введении латиницы. Заметим, что это было лет десять назад, а российские коллеги до сих пор не могут успокоиться.

Было такое, что некоторые «северные» политологи и политтехнологи вырывали из контекста некоторые фразы ораторов, преподнося их в выгодном для себя свете. Там было и «проявление национализма», и похвалы за отвержение «западных ценностей», и банальные трудности с переводом.

На этот раз, судя по всему, Москва проявляла превентивный интерес к тому, что скажет и что инициирует на этот раз президент Казахстана. И это вполне объяснимо. Ведь Россия сейчас находится, мягко говоря, в не совсем хорошем положении, загнав туда себя вследствие агрессивной политики и вытекающих из этого обстоятельств. С одной стороны, ей нужен надежный союзник, а с другой – она, помня о своем положении «старшего брата», не может открыто демонстрировать мольбы о помощи. Поэтому не только Кремль, но и другие наблюдатели проявили максимум внимания к Посланию Токаева и, похоже, были удовлетворены.

Удовлетворенность эта, как и следовало ожидать, базировалась на пожелании Касым-Жомарта Кемелевича знания казахстанскими детьми двух языков – казахского и русского. «Министерство просвещения должно исходить из интересов детей и не идти на поводу у популистов», - подчеркнул оратор, не став уточнять, о каких именно популистах идет речь. Большинство, наверное, подумало, что речь идет о «нацпатах», хотя необходимо обратить внимание на то, что президент не стал уточнять и другое – о каких детях идет речь, о казахских или русскоязычных. То есть, эту фразу Токаева можно воспринимать и с другой позиции – что не только казахские дети должны владеть государственным языком, но и все другие, в первую очередь – русские. А это, между нами говоря, подразумевает, например, стимуляцию изучения казахского языка с детских садов.

Впрочем, это другая тема, к которой мы как-нибудь вернемся. Но вот Кремль, судя по всему, не заметил намека на то, что и русские дети должны изучать казахский язык. Если, конечно же, этот намек был изначально заложен дипломатичным Токаевым или его Администрацией. Впрочем, про язык не было упомянуто в официальных сообщениях Кремля и Акорды о телефонном разговоре двух президентов, состоявшемся вечером 1 сентября. Причем, заметим, что ни одна пресс-служба не стала уточнять, по чьей инициативе был звонок. В данном случае, наверное, обе стороны были заинтересованы в разговоре.

При этом следует обратить внимание и на другую деталь. Если на «Кремлин.ру» была чисто формальная информация с акцентом на то, что тема разговора была связана с Посланием и пожеланием успехов в его реализации, то «Акорда.кз» для чего-то уточнила: «Касым-Жомарт Токаев выразил признательность Владимиру Путину за согласие принять участие в саммитах СНГ, СВМДА, а также в заседании глав государств «Центральная Азия – Россия», которые состоятся в середине октября в столице Казахстана». Из этого можно сделать вывод, что Акорда придает приезду российского президента особое внимание, так как это уже не первый намек на это.

Кроме этого, практически сразу же появились комментарии Пескова о том, что Кремль поддерживает реформы и видит в Казахстане надежного партнера. Однако, в большей степени здесь интересен не стандартный и предсказуемый ответ пресс-секретаря, а вопросы со стороны российской прессы, которая до этого особо не заморачивалась внутриполитическими событиями в Казахстане. На этот раз же почти вся пресса «северного соседа» разложила Послание Токаева, а некоторые даже успели взять комментарии политологов по этой теме.

Вообще, поддержка Путиным Токаева в его политических реформах представляется для многих, как «медвежья услуга». Зато подобные заявления, формальные по сути, но цепляющие с точки зрения идеологии, очень выгодны Москве. Это демонстрация того, что Россия не одна, что у нее есть союзник, а постоянное упоминание о том, что наши правительства работают в тесном сотрудничестве, в том числе и для преодоления санкционных последствий, добавляет очков Кремлю.

Но не Акорде. Поэтому ей важно, скажем так, размылить российский вектор и в этом плане прием Токаевым делегации представителей Конгресса США на следующий день после Послания выглядит очередной демонстрацией многовекторности. Теперь, наверное, следует ожидать других переговоров – с Евросоюзом, коллегами из тюркских стран или с восточным соседом.

Сейчас мы можем еще раз констатировать, что Россия в большей степени нуждается в поддержке Казахстана, чем Казахстан – России. Причем, не только в политико-экономическом плане на уровне руководства наших стран, но и на уровне социально-бытовом, вплоть до шоп-туров россиян в нашу страну.

Но в связи с реализацией главной инициативы Послания – проведения очередных внеочередных выборов президента, внимание к Казахстану со стороны российских политиков, идеологов и откровенных нацболов будет только увеличиваться. Конечно, это наши внутренние дела, но необходимо учитывать все риски и ириски, которые могут быть связаны с этим. Да, сейчас в законодательство будут внесены кое-какие изменения, связанные с запретом иностранного влияния на выборный процесс, но как это будет осуществляться на практике, пока сказать никто не может.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов