Алматы 20.06.2022 27451

Мины замедленного действия?

Последние несколько дней казахстанский президент был, пожалуй, одной из самых заметных фигур мировой геополитики. Дипломатический мастер-класс на питерском саммите, данный на ключевой панельной сессии, модератором которой была небезызвестная нападками на Казахстан Маргарита Симоньян, сразу же обострил критику со стороны российских пропагандистов, а также разговоры о том, насколько нападки на нашу страну с их стороны были инспирированы Кремлем.


Дипломатичная, но довольная четкая позиция президента Токаева относительно «некорректных высказываний» ряда российских деятелей в адрес Казахстана, по идее, должна положить конец подобным провокациям. Конечно, делать выводы еще рано, но уже сейчас можно понять – появляются ли такие обвинения и претензии случайно, координируются ли кем-нибудь или являются спонтанными? И, вообще, провокации ли это на самом деле? Давайте разбираться.

После того, как появилась информация о намерении главы государства принять участие в юбилейном (везет в этом году на юбилейные мероприятия в рамках СНГ) ПМЭФ, возникло немало вопросов, которые сводились к упрощенному – зачем туда ехать, подвергая риску собственный имидж и имидж страны? Не будем расшифровывать эту тему, но отметим, что некоторые из тех, кто сомневался в правильности поездки или даже нещадно ее критиковал, изменил свое мнение после ряда цитат Токаева, которые мигом разлетелись по соцсетям. В том числе, по соцсетям и каналам в Украине и самой России.

Теоретически все ответы Касым-Жомарта Кемелевича могут быть согласованными с хозяевами «вечеринки», как об этом заявляют иные любители конспирологии. Мы этого не узнаем, хотя ситуация с блокированием казахстанской нефти, связанное с неким «разминированием» Россией старых советских мин в Новороссийске, может являться доказательством того, что для Кремля выступление главы нашего государства было полной неожиданностью. Об этом тоже можно долго и полезно рассуждать, отдельно рассмотрев каждое из направлений мыслей спикера, но мы остановимся на одном высказывании. Пользуясь случаем, Токаев выразил претензии некорректным и неточным высказываниям некоторых российских депутатов, журналистов и «даже деятелей культуры». Дипломатично сказал, но совершенно однозначно, при этом подчеркнув, что эти розни наносят ущерб нашим народам и самой России.

Интересный факт. Эту сессию (наиболее важную) экономического форума вела Маргарита Симоньян, которая сама не раз была замечена в подобных вещах, и даже ставила различные условия Казахстану (начиная от признания Крыма и заканчивая придания русскому языку статуса государственного). Но она дала понять, что лично знакома не только с ситуацией, но и с некоторыми из деятелей культуры – наверное, своего супруга Тиграна Киосаяна имела в виду. Извинений не последовало, но кремлевский рупор Симоньян дала понять, что позиция Акорды «была услышана» Кремлем.

Но услышана ли она самими пропагандистами, депутатами и журналистами? Тут однозначного ответа пока нет – видимо, выходные сыграли свою роль. Хотя на паре ресурсах, претендующих на роль аналитических (например, «Регнум.ру») появились материалы, смысл которых сводился к тому, что Токаев может навредить Казахстану. «Аналитика» появилась и на ряде телеграм-каналов и в группах в соцсетях (типа, «ВК»). Упор делался на непризнании Казахстаном квазигосударств типа Луганска и Донецка. Здесь стоит отметить, что эта позиция Акорды не нова – она высказывалась всегда, и еще самим первым президентом. Более осторожно, но все также принципиально и с теми же аргументами – мол, тогда придется признавать Косово, Приднестровье, Южную Осетию, Тайвань. Единственное, что как-то изменилось – на этот раз Касым-Жомарт Кемелевич не стал говорить, что «аннексия» – это трудное для нас слово.

Впрочем, вопросы территориальной целостности и отношения к этому Казахстана, рассмотрим как-нибудь в другой раз. А пока отметим, что эта тема усиленно муссируется именно с точки зрения, что Казахстан тоже «искусственное государственное образование» и запросто может лишиться независимости, если «большой белый брат» этого захочет. Отметим, что об этом писали и депутаты, и журналисты (то есть, официальные и почти официальные СМИ), и общественные деятели.

Думается, что после официальных претензий Касым-Жомарта Токаева мы вряд ли будем наблюдать резкого прекращения имперских, шовинистических, сепаратистских и других высказываний россиян. Кремль будет исходить из удобной позиции – мол, у нас свобода слова и мы не можем запретить всяким «ярославам», «лимоновым» и даже «никоновым» высказывать свою точку зрения на те или иные проблемы. При этом официальная Москва только за «мир, дружбу и сосиску». Причем, что касается «сосиски», то под ней подразумеваются экономические выгоды для России, обложенной санкциями. Это тоже тема для отдельного разговора, но отметим, что здесь могут быть обоюдные выгоды (а не только российские, как было раньше).

Возвращаясь же к нашей теме, необходимо высказать предположение, что все нападки, если не вырабатываются в идеологическом отделе АП РФ, то во многом координируются ими. В том числе, чтобы иногда не переборщили. Не забываем, что и сам Путин пару раз высказывался о территориальных «подарках» России, а на том же Питерском форуме опять стал говорить о недогосударственности Украины. Чисто с исторической точки зрения это полный бред, а с политической – очередная провокация. И нет никакой гарантии, что она не может быть в следующий раз направлена против Казахстана.

Если даже российские политики и лично муж Симоньян станут следить за языком, то другие «независимые» деятели вряд ли будут это делать. Хотя, думается, на какое-то время тема будет приглушена. Что, кстати, может стать доказательством того, что такие вещи контролируются и координируются Кремлем. Также в этом вопросе не стоит обобщать. Все эти пропагандисты, журналисты и прочие ЛОМы (лидеры общественного мнения) могут представлять не только свои интересы, но и определенных финансово-политических групп или, по-нашему, кланов.

Есть там, у северного соседа, и группировки по роду деятельности – ФСБ, Роскомнадзор или более неофициальные типа «неонацистов», «оппозиционеров», «историков» и просто групп с миллионами подписчиков, которые готовы отрабатывать гонорары по разным темам. В этом плане нужно учитывать их финансовые и политические интересы. Проще говоря, одни увидят определенные перспективы в развитии экономических отношений с Казахстаном, начиная с перевода сюда их бизнеса и заканчивая открытием новых каналов за рубеж. Другие же, напротив, могут кое-что потерять, поэтому будут продолжать качать тему типа «Казакстан – это казачий стан» (это не шутка – такое действительно продвигается в последнее время).

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Ризван Гусейнов: «Выпады Симоньян и Кеосаяна в адрес Казахстана –это государственная измена»

Собачье сердце Тиграна Кеосаяна

Не брат ты нам… Кеосаян станет нежелательным в Казахстане

Провокации и эмоции Симоньян

Еще одна сторона проблемы – это влияние (косвенное, прямое и точечное) подобной пропаганды на граждан Казахстана. Здесь речь идет не только о зомбировании населения, идеологическом подписывании «пятой колонны» или чем-то в этом роде. Тут можно и нужно воспринимать этот вопрос как раз с точки зрения провокаций, а главное – адекватного ответа на них. Озвученная Алиханом Байменовым в ходе прошедшего в Улытау Курултая идея о запрете иностранных СМИ, пропагандирующий войну и сеющих рознь, является прямым намеком на роспропаганду. Но нужно понимать, что это своеобразный месседж Акорды накануне визита Токаева в Санкт-Петербург. Кстати, таковым месседжем было и интервью президента Казахстана «России-24», в котором он дал понять, что тезисы «мы спасли ваши страну» в январе, мягко говоря, некорректны. Но почему-то этот тезис не был услышан среди россиян. И это тоже показатель.

Пока же мы имеем жесткую реакцию российских аналитиков и «неожиданное» разминирование советских мин, поставивших на паузу отгрузку казахстанской нефти с Каспийского трубопроводного консорциума. Будем смотреть и делать свои выводы.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов