Нур-Султан 12.08.2022 2909

В этот день. Дело Еврейского антифашистского комитета

12 августа 1948 года была поставлена кровавая точка в так называемом Деле ЕАК – Еврейского антифашистского комитета. Тогда, в конце 40-х, началась новая волна репрессий, и было немало подобных дел, по которым проходили сразу десятки подсудимых. Но этот случай стоит выделить отдельно – он уже как-то по-другому воспринимается через призму нынешних событий.


В конце августа 1941 года в Парке культуры в Москве прошел митинг «представителей еврейского народа», который собрал десятки тысяч людей и транслировался по радио за рубеж. Впрочем, последнее было главным – некий креатив, призванный привлечь внимание евреев со всего мира для оказания поддержки и помощи Советскому Союзу. Для этого речи переводились и транслировались на идиш в режиме реального времени. Кстати, среди выступающих профессор Петр Капица, и после этого создалось ложное мнение, что он представитель этого народа. На самом деле, Петр Леонидович был единственным «не евреем» среди выступавших и тех, кто впоследствии станет учредителями Еврейского антифашистского комитета.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. Аннексия Польши

В этот день. Штрафбаты

В этот день. Война во время войны

Кроме него перед собравшимися в Москве и многомиллионной аудиторией по всему миру были Михоэлс, Эйзенштейн, Маршак, Эренбург, немецкий писатель Пливье и другие. Организаторы просили пригласить и других деятелей и известных людей, но списки утверждались на Лубянке. Так в этом списке изначально числился генерал авиации Яков Смушкевич – дважды Герой Советского Союза, участник «ихтамнет» в Испании, войны на Халкин-Голе и аннексии Западной Украины. Но они не могли знать, что Смушкевич был арестован за две недели до гитлеровского вторжения вместе с другими большими военачальниками и расстрелян в октябре 41-го. Но мы отвлеклись, хотя это тоже показатель – ЕАК формировался и действовал не просто под кураторством, но и под прямым руководством НКВД.

Но вернемся к митингу. С идеологической, организаторской и любой другой части это бала очень удачная акция и результаты превзошли все ожидания. Евреи со всех концов планеты откликнулись на призыв. В Нью-Йорке был создан Американский еврейский комитет, куда вошли представители интеллигенции (а возглавил его Альберт Эйнштейн), который организовал несколько митингов и провел большую работу по сбору средств для нужд Красной Армии. Только в ходе одного митинга было собрано более 250 тысяч долларов. Подобные общественные организации стали появляться в Палестине, Великобритании, Канаде и других странах, а еврейское лобби, с одной стороны, и ухудшающаяся обстановка на фронтах Второй мировой, с другой, повлияли ускорении организации помощи США для СССР. Кстати, был не только знаменитый (но упорно забываемый нынешними россиянами) ленд-лиз, но и немалые средства, собранные «евреями зарубежных стран» для нужд РККА. Если коротко, прозвучавший несколько позже призыв: «Соберем средства, закупим 1000 танков и 500 самолетов для Красной Армии!» был выполнен на 100 процентов.

Итак, митинг дал хороший запал для создания и продвижения Еврейского антифашистского комитета (официально создан в феврале 1942-го), главная цель которого была быть своеобразными посредниками с зарубежными странами. Ведь до войны, мягко говоря, взаимоотношения Москвы и Запада были не самыми лучшими, а противодействие агрессивному антисемитизму мог бы стать тем мостиком, благодаря которому сблизились бы народы наших стран. В общем, ЕАК, говоря фразами тех лет, перевыполнил план и стахановскими методами ускорил общую победу над немецко-фашистскими захватчиками. Причем, в этих словах нет ни иронии, ни сарказма, ни чего-то подобного. Более того, существует мнение, деятельность ЕАК не только ускорило введение ленд-лиза и сказалась на его качестве и количестве, но и оказала мощную идеологическую основу для создания военных бригад, партизанских отрядов и групп сопротивления в оккупированной Европе «по национальному признаку».

Впрочем, с самом Советском Союзе, с его дружбой народов и интернационализмом, воинские подразделения, созданные чисто из евреев, так и не появились, несмотря на очевидную необходимость и полную обоснованность. Один из создателей Комитета писатель Илья Эренбург настаивал на более широком освещении героизма еврейского народа на фронтах Великой Отечественной, предлагал выпустить отдельную книгу на эту тему. Однако в советской прессе эту тему мягко обходили, а руководство НКВД уже стало выражать недовольство некоторыми членами ЕАК. В том числе, тогда, когда на одном из пленумов стали произноситься речи по поднятию проблем евреев внутри страны, а не только заниматься внешними связями. Но репрессиям они быть подвергнуты не были – с одной стороны, практически все члены были под постоянным вниманием мировых сионистских организаций, а с другой – они действительно нужны были стране и победе.

В апреле 1944 года состоялся еще один антифашистский митинг (для этого выделили Колонный зал Дома Союзов), а затем – третий пленум ЕАК. В то время уже стали звучать более, скажем так, радикальные призывы, в том числе – создание в Крыму Еврейской Советской Республики. Сведений об этом сейчас мало, поэтому неизвестно – знало ли руководство ЕАК о предстоящей депортации крымско-татарского народа или же это было просто желание получить некий бонус за проделанную работу.

В послевоенное время популярность Комитета и его зарубежные связи стали раздражать Сталина и мешать ему. Тут отметим важный факт, о котором многие даже не догадывались. ЕАК, кроме прочего, собирал документальные факты о зверствах нацистов против еврейского населения (в Украине, прибалтийских странах), а потом был активно вовлечен в документирование фактов Холокоста. Но это шло вопреки официальной советской политике представления преступлений нацистов против советских граждан, не выделяя и даже не признавая геноцида евреев в СССР. Проще говоря, соцреализм упоминал так или иначе жертвы среди евреев в Германии, Польше и других европейских странах, но не у нас. По большому счету (прежде всего, с правовой точки зрения) прямого отрицания Холокоста в СССР не было, но и нельзя сказать, что Советы придерживались общепризнанной мировой практики и историографии в этом направлении. На самом деле, это серьезная проблема, которая досталась в наследство современной России и в какой-то мере дала почву для нынешнего развития шовинизма, «антифашизма» и антисемитизма в одном флаконе.

Но мы опять немного отвлеклись. Кроме прочего, ЕАК переключился на решение проблем евреев внутри СССР, в том числе о желании «культурной автономии» (речь была о куда большем, чем уже существующий автономный округ на Дальнем Востоке). В общем, Сталин считал, что ЕАК свою функцию выполнил, но опять-таки начать прямые репрессии он не мог из-за известности организации и ее членов внутри страны и за рубежом. Особое раздражение у Отца народов вызывал Соломон Михоэлс.

Началась постепенная реструктуризации Комитета. Сначала его вывели из структуры Совинформбюро и передали под прямой контроль Отдела внешней политики ВКП(б), а потом стали собирать компромат на членов организации. В начале 1948 года по личному приказу Сталина группой чекистов в Минске был убит Михоэлс, предварительно выкрав, а потом инсценировав ДТП. Кстати, задокументировано последующее награждение киллеров лично главой МГБ Белоруссии Лаврентием Цанавой. Весной (14 мая) того же года было провозглашено государство Израиль, что поначалу вызвало поддержку Кремля – хотел заиметь союзника на Ближнем Востоке. Но потом что-то пошло не так во взаимоотношениях Тель-Авива и Москвы, а внутри страны стали вызывать опасения восторги еврейской общественности, да и других граждан СССР.

А дальше уже по накатанной. Хотя, как уже отмечалось, дело Еврейского антифашистского комитета во многом отличалось от других «оптовых» дел НКВД-МГБ, в том числе и от «Дела врачей». Осенью 46-го ЕАК был расформирован, причем сам Иосиф Виссарионович, подписывая приказ, уточнил – «пока никого не арестовывать». 1949 год начался с идеологической подготовки – стали появляться соответствующие статьи в центральных газетах, пускаться слухи в народ, а сами потенциальные жертвы увольнялись, переводились на другую работу, им запрещалось выезжать за рубеж и так далее.

Аресты же начались осенью и продолжались довольно долго – делалось все постепенно и при максимальной секретности. Но в Москве уже стали говорить об этом – шепотом, когда опасались о проявлении антисемитизма на государственном уровне, и громче – когда власти давали возможность пообсуждать евреев. Запад тоже постепенно стал догадываться, но ничего сделать уже не мог – конфронтация усиливалась, «железный занавес» опускался, а Иосиф Сталин под конец жизни (как и Берия) еще более ожесточился.

12 августа 1952 года были расстреляны 13 из 15 обвиняемых по делу Еврейского антифашистского комитета, включая Соломона Лозовского (бывшего руководителя Совинформбюро и непосредственного куратора ЕАК), Исаака Февера и других руководителей и учредителей Комитета. Всего по этому делу проходило 125 человек, из которых к 23 была применена «высшая мера социальной справедливости» и шестеро умерло еще до суда.

Через три года, в ноябре 1955-го, все они были реабилитированы, но сделано это было под грифом «совершенно секретно». Лишь в 1988-ом дело было досконально пересмотрено, выявлены множественные фальсификации, и оно было официально приравнено к «преступлениям сталинизма». В общем, умыли руки, как говорится. Однако это было сделано только с точки зрения уголовного права, а вот политического решения по этому поводу так сделано и не было. Ведь ряд историков и исследователей этой темы утверждают, что дело ЕАК является официальной антисемитской политики СССР, которая так и не была осуждена и, как показывает практика, продолжается до сих пор, но уже в несколько извращенном виде «антифашизма», «денацификации» и прочего кремлевского бреда.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов