Алматы 05.08.2022 3035

В этот день. Аннексия Польши

Ровно 250 лет назад, 5 августа 1772 года, произошел так называемый Первый раздел Речи Посполитой. По сути, это был главный этап по аннексии Польши сразу тремя соседними государствами – Пруссией, Австрией и Россией. С точки зрения большой историографии, это событие можно рассматривать как одно из наиболее значимых во Всемирной Истории – на уровне начала Первой и Второй мировых войн, например. Почему?


Действительно, когда говорят о «русофобстве» поляков, многие считают, что это срабатывает «память отцов» – последствия действий советской агрессии, которая была «закреплена» сталинской репрессивной машиной со всеми сопутствующими атрибутами – массовыми расстрелами, еще более массовыми ссылками и так далее. Другие говорят о более ранних временах, когда Польша входила в состав Российской Империи, а более «продвинутые» юзеры вспоминают о государстве с красивым названием «Речь Посполитая», но знания ограничиваются, в лучшем случае, заретушированными временем тезисами из школьных учебников.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. Штрафбаты

В этот день. Война во время войны

В этот день. Мифы и правда об Орбулакской битве

Сейчас иногда появляются и «новые интерпретации» истории – с позиции идеологии. Ее адепты пытаются убедить других и себя, в том, что Россия своими завоеваниями (военными, политическими и другими) XVIII-XX веков несла только благо. Но это примерно одно и то же, что аншлюс Австрии в 1938-ом принес только хорошее, а захват прибалтийских стран через пару лет вызвал повальную радость у их народов и дал повод для стремительного роста социально-экономических показателей. Кстати, этот эпизод также имеет косвенное отношение к нашей сегодняшней теме. Но для начала немного предыстории событий, развернувшихся 250 лет назад.

Ко второй половине XVIII века геополитическая ситуация в мире стала претерпевать серьезные потрясения. Начиналась новая борьба империй, каждая из которых считала себя самой сильной, а могущество свое увеличивала по «интенсивной технологии» – за счет увеличения территорий. Политическая карта Евразии постоянно менялась и некогда сильные государства могли в течение десятилетия потерять свое влияние не только на соседние страны и народы, но и во внутренней политике. К слову, примерно такая ситуация образовалась в Казахском ханстве, но это другая история.

В общем, территория Польши, а точнее – Речи Посполитой, стала лакомым куском для трех государств – России, Австрии и Пруссии. Франция и Англия тоже претендовали на определенное влияние, но делалось это в большей степени косвенно. При этом, Российская империя, ослабленная войной с Турцией, захватом земель на восток от Урала, а также внутренними недовольствами, стала действовать по-другому – через пророссийских поляков. Был проведен мини-переворот, после чего, с одной стороны, были заморожены прежние реформы (более ориентированные на Запад), а с другой – проведены свои, в том числе религиозные, которые ввели что-то вроде веротерпимости и возможности представителям разных конфессий занимать политические и военные посты. Назревала очередная всеевропейская война, но нашли консенсус – разделить Речь Посполиту на три равных части. Или относительно равных.

По сути, договор об этом между Пруссией, Австрией и Россией был заключен еще зимой 1772-го, но он носил секретный характер и для самих поляков и всех народов, попавших под аннексию, стал, мягко говоря, неприятным сюрпризом. В итоге поляки не смогли объединиться и предпринять действенные меры по разделу страны. Пожалуй, единственной достойной силой была так называемая Барская конфедерация, созданная за четыре года до этого, целью которой была защита внутренней и внешней самостоятельности Речи Посполитой. Ее войска максимально долго защищали основные города от агрессии, но силы были не равными. Сама же аннексия продолжалась несколько месяцев (до осени), но именно 5 августа был зачитан манифест о разделе.

В течение последующих двух десятков лет последовало еще два этапа раздела, и в результате в 1795 году Речь Посполита перестала существовать как суверенное государство. Соседние государства по-разному влияли на этот процесс, а с российской стороны же был применен метод «кнута и пряника». Но по большей части Санкт-Петербург предпочитал делать ставку на пророссийских политиках, землевладельцах и прочих «политически значимых лиц». Но это, наверное, тоже другая история.

В любом случае, в общественном сознании Россия и Пруссия ассоциировались по большей части как захватчики с установлением каждым своих порядков. Впрочем, так было и до этого (и не только с Польшей), и после. Так, в некоторой степени, происходит и сейчас, когда мир, вроде бы, поменялся, а вот имперские замашки некоторых сохранились.

Кстати, вам этот раздел Польши ничего не напоминает? Правильно – так называемый Пакт Риббентропа-Молотова, подписанный 23 августа 1939 года, который формально и для прессы он назывался «Договором о ненападении». В советской историографии если о нем и вспоминали, то только для того, чтобы осудить фашистскую Германию – мол, не сдержали слово, а также преподносили пакт, как шаг миролюбивости Москвы, желавшей предотвратить назревавшую большую войну. На самом деле СССР, по сути, сам стал одним из первых агрессоров, и этот факт трудно оспорить, хотя сейчас в соседней России пытаются это сделать при помощи конституционных поправок и Уголовного кодекса.

Смотрим фактам в лицо. Да, Советский Союз был не первый (точнее – предпоследний), кто подписал с нацистской Германией подобный договор, но от других его отличало наличие секретного «дополнительного протокола». По нему две страны, в качестве некоего бонуса и практически безнаказанно поделили Польшу. И не только. Если Германия вторглась в Польшу 1 сентября 1939 года (с запада), то СССР сделал это 17-го числа (с востока). В конце сентября, а потом в начале октября Берлин и Москва подписали еще два дополнительных договора. Далее вы, наверное, помните – Советский Союз захватил прибалтийские страны, Бессарабию, Северную Буковину и часть Финляндии.

Возвращаясь к теме первого раздела Речи Посполитой, напомним, что подобные процессы были и прежде, но именно этот момент стал ключевым для дальнейшего развития Старого Света, причем, в разных направлениях – в экономике, этногенезе, построении политических государств современного типа (пусть тогда монархия почти везде правила), а также настраивании так называемой «генетической памяти» или «памяти отцов». Той самой, с которой мы начали сегодняшнее повествование.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов