Алматы 10.08.2022 10028

Несбыточная программа импортозамещения

В первый день этого месяца вице-премьер РФ Д. Мантуров на совещании по ситуации в области металлургии с Путиным сообщил, что во 2-м квартале текущего года из-за «ограниченного доступа к западным рынкам» экспорт в российской металлургии упал на 20%. В середине июля Д. Мантуров в Госдуме, когда к его должности министра промышленности и торговли еще добавился пост вице-премьера, заявил, что по итогам этого года ожидается сильнейший спад в обрабатывающей промышленности за 13 лет (металлургия, химический комплекс и лесопромышленность) на около 6%. Д. Мантуров считает, что в российском автопроме падение производства составит не менее 50%.


В. Путин 18 июля на заседании Совета по стратегическому развитию и национальным проектам поручил ускорить разработку и внедрение «сквозных цифровых технологий», признав, что предыдущие проекты на этом направлении провалились. Нехватка иностранных технологий, комплектующих сейчас является главным фактором остановки, либо снижения темпов работы ряда российских предприятий. В конце июля был опубликован доклад Йельского университета о состоянии российской экономики по итогам первых 5 месяцев санкций. Выяснилось, что последствия ужесточения санкций, ухода иностранных компаний из России приведут к падению российского ВВП на 30-50%, если сравнивать с уровнем до 24 февраля 2022 года.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Россия может погрузить мир в космическое безвременье

Казахстану не надо держаться за тонущий корабль

Российский суд постановил остановить каспийский нефтепровод, но экспорт продолжается

Эксперты Йельского университета показали, что доля импорта в России до войны составляла около 20% от ВВП, и, соответственно, российская экономика существенно зависела от импортных деталей, технологий, станков, двигателей, машин и агрегатов. И этот поток, по приблизительным данным, сократился на 50%. Точные показатели неизвестны, поскольку в России сейчас засекретили все базовые экономические и иные показатели, по-видимому, опасаясь, что российское общество узнает правду о положении дел в стране. Недавно стало известно, что легализованный серый импорт России за эти 5 месяцев достиг лишь 4 млрд долларов, что аккумулирует меньше одного процента российской внешней предвоенной торговли. Понятное дело, что такими крохами российские власти не залатают большие пробоины в борту российской экономики.

Вдобавок импорт из Китая сократился на 50%, несмотря на то, что российские властные эксперты кричали, что братья-китайцы помогут компенсировать западные технологии и комплектующие. В поисках нужных чипов российские предприятия разбирают даже стиральные машины и холодильники. Как сообщила министр торговли США Джина Раймондо: «Мы получаем сообщения от украинцев, что, когда они находят российскую военную технику, она заполнена полупроводниками, которые они вытащили из посудомоечных машин и холодильников». В Аэрофлоте и других российских авиаперевозчиках запасные детали извлекают из других самолетов. Более того, авиакомпания «Победа» специально убрала с полетов 40% своего парка боингов и аэробусов – для сбора запасных частей.

Таким образом, выяснилось, что российская программа импортозамещения, громко рекламируемая с 2012 года российскими властями, начиная с В. Путина, - провалилась. Как сообщил в июле 1-й вице-премьер А. Белоусов, в России только 6% своей инновационной продукции на рынке. В то время как у лидирующих стран этот показатель составляет 20-27%. Хотя, например, когда 15 лет назад создавался Ростех, его руководитель С. Чемезов, друг Путина, утверждал, что они «завалят» страну инновационной высокотехнологичной продукцией. Но ничего подобного не произошло, что признал и сам Путин на упомянутом заседании Совета по стратегическому развитию, в частности, указав на срыв проектов по развитию микроэлектроники. Кстати, Ростех является основной компанией, производящей российское вооружение. То есть, если с импортозамещением в этом мегахолдинге всё плохо, то и в делах армии России, видимо, тоже всё будет не совсем хорошо.

Вообще в российской экономике заправляют чиновники, силовики, госмонополии, а не инноваторы и предприниматели. Можно сказать, вся экономика России – под неэффективными госмонополиями типа Ростеха, связанными с властной элитой. Давно показано, что государство в бизнесе – в подавляющем большинстве случаев – неэффективно, поскольку у них нет стимулов работать эффективно. Эти чинуши-олигархи и так будут иметь всё, что захотят, получая госсубсидии, разные льготы на рынке, начиная с обеспечения вольготной монополии в своих отраслях. Государство силовиков задавило весь какой-нибудь инновационный частный бизнес, выдавило из страны талантливые кадры наподобие Павла Дурова.

Вместо них воцарились несколько крупных холдингов, возглавляющихся членами кооператива «Озеро», не способных делать что-то талантливое, наукоемкое и высокотехнологичное. В целом, сложно представить, что путинская команда «пацанов» с полукриминальными понятиями может творить что-то научное. Поэтому в ухудшении состояния российской экономики также нужно учитывать отток квалифицированных специалистов из России, резко усилившийся практически сразу же после начала российского вторжения в Украину. Пока только рекордно высокие цены на углеводороды, жесткая политика Центробанка РФ смягчают последствия пикирования вниз российской экономики. Но Кремль, похоже, не намерен сдаваться и продолжает «гнуть свою линию».

Став в середине июля вице-премьером, ответственным за импортозамещение, Д. Мантуров анонсировал поворот России от «абсолютно рыночной промышленной политики к политике обеспечения технологического суверенитета». (Термин «технологический суверенитет» используется вместо дискредитировавшего себя «импортозамещения».) Мантуров заявил, что поставки критических комплектующих будут осуществляться с помощью «новых кооперационных связей» и производства «собственных аналогов для замены импортных компонентов». Вот только есть сомнения, что они смогут это сделать в полной мере. В этой связи вспоминается, как весной прошлого года председатель «Новатэк» Л. Михельсон говорил, что 4-я линия завода «Ямал СПГ» «работает плохо» из-за оборудования, полностью сделанного в России. При этом он добавил, что российским заводам нужно «еще учиться и учиться делать хорошую продукцию».

Важно отметить, что нынешний ответственный за дальнейшую судьбу российского импортозамещения Д. Мантуров в свое время был одним из помощников С. Чемезова в Ростехе. И, следовательно, наверное, знает, как нужно имитировать развитие инновационной промышленности. Дочь Путина Катерина Тихонова назначена сопредседателем А. Шохина в новом Координационном совете РСПП по импортозамещению и технологической независимости. Там она будет курировать азиатское направление, очевидно больше связанное с Китаем. В некотором смысле это назначение может стать закреплением провала российской программы импортозамещения. К слову, Тихонова возглавляет фонд «Национальное интеллектуальное развитие» («Иннопрактика»), через который, возможно, реализовывались разные проекты по инновационному развитию России. Так, в свое время Е. Тихонова должна была построить российский аналог Силиконовой долины (Сколково-2), на что выделили около 2 миллиардов долларов. И до сих пор этот проект не реализован, став «мыльным пузырем».

Помните, недавно глава Совета Федерации РФ В. Матвиенко сказала, что в России даже свои гвозди не производятся. Какая может быть в таких условиях программа импортозамещения? Несколько лет назад российские производители выдали «на-гора» якобы новый российский беспилотник под громким названием «Держава». Выяснилось, что на самом деле они просто тупо взяли и наклеили наклейку с таким названием на китайский квадрокоптер DJI Phantom FC40. Тот же хваленый Sukhoi Superjet 100, по сути, на 70% является сборкой из иностранных компонентов, а не российской разработкой.  Таким же проектом оказалась известная судоверфь «Звезда», которая, как обещали, станет выпускать полностью российского производства корабли. Однако на этой судоверфи использованы южнокорейские технологии и комплектующие. Как говорится, простой вариант импортозамещения – без «ломания головы» в раздумьях. Но теперь придется-таки ломать голову, так как почти все эти технологии, после начала войны в Украине, ушли из России, включая судоверфь «Звезда».

Между тем в современной глобальной экономике невозможна полная изоляция – самые эффективные проекты создаются только на основе международной кооперации с самыми эффективными производителями – это международное разделение труда. Но российские власти везде хотят внедрять свои правила, свой никому не нужный велосипед, который безнадежно устарел – его изобрели много лет назад. Правда, для имперских россиян важна не действительная реальность, а – «правильная» идеология, духовные скрепы. Не случайно они отмахиваются от любой критики, которая им не нравится, продолжая жить в своем выдуманном мире. Ну, и ладно, пусть живут в этом мире – это их проблемы - всё время наступать на одни и те же грабли. Вот только от этого могут возникнуть проблемы и у нас – в Казахстане. В апреле этого года Евразийская экономическая комиссия обнародовала анализ потенциала импортозамещения государств ЕАЭС. В этом документе потенциал импортозамещения Казахстана оценивается на 7,3 млрд долларов. Предлагается замещать импорт «за счет кооперационных поставок из стран ЕАЭС».

По всей видимости, в данном случае под «кооперационными поставками» имеется в виду российский экспорт в Казахстан. Одним словом, нам собираются сбывать продукцию, которую в развитых странах, наверное, и за бесплатно не возьмут. Предложенная Москвой партнерам по ЕАЭС программа импортозамещения является главным инструментом по «модернизации» промышленности членов союза с помощью России. Но в этом случае многие индустриальные сектора стран ЕАЭС станут зависимыми от российской промышленности, ее технологий и комплектующих. Причем Москва приглашает заняться совместным производством оборудования и комплектующих в ряде отраслей, которые являются ключевыми в программе инновационной индустриализации Казахстана - машиностроение, электронная и легкая промышленность, сельское хозяйство и др. Может быть, кто-то из наших чиновников с помощью россиян, «без головной боли», пытается реализовать отечественную программу импортозамещения? Ведь у нас также, как и в России, уже не одну пятилетку внедряют и внедряют индустриально-инновационные проекты, но от них пока практически нет никакой полезной отдачи…

Фото из открытых источников



Талгат Мамырайымов