Алматы 23.10.2023 3150

О Бекетаеве и его полномочиях

Арест пусть и бывшего министра юстиции – это прецедент, которого не знала современная история Казахстана. Но в случае с Маратом Бекетаевым это приобретает особый смысл и открывает путь для целого ряда уголовных дел, связанных с выводом капиталов. Но за что могли зацепиться следователи? Почему именно сейчас произошло задержание? Кому готовиться следующим? Попробуем ответить на эти вопросы, пока следствие, ссылаясь на свои тайны, дает только намеки.


Начнем, пожалуй, с официоза. Итак, субботним утром, когда ничего не предвещало произошло самое громкое за последние полтора года задержание. В данном случае важно процитировать пресс-релиз борцов с коррупцией: «Антикоррупционной службой в целях исполнения поручения Главы государства по поиску и возврату незаконно выведенных активов, задержан экс-министр юстиции по подозрению в злоупотреблении должностными полномочиями. Он пролоббировал интересы аффилированной компании путем заключения ежегодных контрактов на оказание заведомо не требующихся услуг, чем причинил особо крупный ущерб государству».

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Язык мой – враг чей?

Глас народа. Риски и ириски

«Между строк» берлинского вояжа

Было отмечено, что «работа по возврату активов продолжается», подчеркнуто, что «иная информация в интересах следствия разглашению не подлежит», а также напомнено, что согласно законодательству «каждый считается невиновным, пока его виновность в совершении уголовного правонарушения не будет доказана». Всецело согласны с этими тезисами, но оставляем за собой право изложить некоторые свои соображения по этому поводу, тем более, о Марате Бекетаеве независимая пресса писала еще в бытность его службы в Минюсте. А то, что именно о нем идет речь, было ясно сразу – ведь, не о его предшественнике Берике Имашеве или еще более раннем министре Рашиде Тусупбекове, в конце концов. Хотя загадывать не станем – всему и всем свое время, как говорится.

Итак, Бекетаев уже давно светился не в очень приглядном виде в СМИ. Еще будучи в ранге вице-министра, он был пойман пьяным за рулем, но сумел «вырулить». Впрочем, это мелочи и срок давности прошел. Но вот по коррупционным преступлениям, злоупотребление служебными полномочиями к таковым относится, ответственность может наступить и спустя годы. Поэтому обратим внимание на намек антикорровцев о «лоббировании интересов». И здесь у нас есть, что вспомнить, особенно, если учитывать «ежегодные контракты на оказание заведомо не требующихся услуг».

Тут с определенной долей вероятности можно говорить об огромных средствах, выделяемых на защиту интересов государства в иностранных юрисдикциях. Только с 2018 по 2020 годы на это было выделено почти 44 млрд тенге. Огромная сумма, которая, по сути, потрачена впустую. То есть, особого выхлопа не было. В этом плане можно вспомнить про дела «Казахстан против Аблязова (Храпунова, Стати и других)», но это немного другая история, рассказывая подробности которой можно отвлечься от основной сегодняшней мысли вокруг задержания и последующего ареста Бекетаева.

Хотя можно, не отвлекаясь на преследования экономических и политических оппонентов Акорды, дать пару примеров, которые могли вызвать подозрения в коррупционных преступлениях. Все они прямо или косвенно связаны с упомянутыми бюджетными средствами и возможной аффилированностью. Так, для работы в Швейцарии была привлечена местная контора REED Smith, но делать она это якобы была вынуждена через посредника в виде ТОО Bolashak Consulting Group. При этом, как утверждается, даже существует переписка с участием тогдашнего вице-министра юстиции Бекетаева, которая может доказывать факт лоббирования.

Или другой пример, который хоть и требует дополнительного подтверждения, но все-таки тянет на отдельное большое расследование. Например, другая адвокатская компания из Швейцарии (Homburger из Цюриха) заработала на кампании против Храпунова, как минимум, 6 млн долларов, но толком ничего не сделала и не довела ни одного дела до суда, не говоря о том, чтобы выиграть его. Да, есть анекдот о том, как одна династия адвокатов десятилетиями вела какое-то дело, не приводя к победе так как было выгодно постоянно «доить» клиента, но в данном случае не до смеха – ведь речь идет не о личных средствах Бекетаева, а о наших с вами деньгах.

Точно также непонятно для чего тратилось 16 миллионов в год (в течение пяти лет) тех же долларов на услуги сомнительно частной разведывательной фирмы Arcanum Global. Мало того, что шпионаж за Храпуновым был незаконен, а полученные данные не имели особого смысла, так еще услугами этой же конторы пользовался сват экс-акима Алматы Мухтар Аблязов. В общем, есть куда покопать и куда рыть. В том числе, можно выяснить, как так получилось, что при возможном посредничестве Бекетаева были проданы нефтяные месторождения, числившиеся в активах того же БТА.

Естественно, возникает вопрос – как мог Бекетаев все это провернуть, да еще будучи простым ответсеком Минюста (если мы говорим про период 2014-2015 годов)? Ведь по некоторым моментам он заходил на поле Комитета нацбезопасности и Генеральной прокуратуры. Ответ на это может быть прост до банальности – еще с докантаровских времен говорилось, что является подручным премьер-министра, а затем и председателя КНБ РК Карима Масимова. А если немного уточнить, то он мог отвечать не только за направление по борьбе с «зарубежной оппозицией», но и, скажем так, вести юридическое сопровождение секретных и полусекретных транзакций из Казахстана в офшорные компании.

То есть, в итоге мы подходим к главном – к возврату капиталов. Ведь, напомним, не зря пресс-релиз Антикора, который взялся за дело экс-министра, начинался именно со слов о поручении президента. Теперь следствию предстоит увязать упомянутые подозрения в превышении полномочий с тяжкими последствиями с выводом (возвратом) активов. Конечно, может быть, дело ограничится только собственными активами Бекетаева в виде зарубежной недвижимостью или банковских счетов. Но есть повод думать, что 46-летний Марат Бакытжанович может стать той самой ниточкой, аккуратно, но настойчиво потянув за которую могут появиться и другие лица – возможно, даже более весомые, чем сам бывший министр.

В этом плане примечательно, что Бекетаев фактически стал первым разрабатываемым фигурантом действия закона о возврате государству незаконно приобретенных активов. Во-первых, это ранг задержанного. Во-вторых, необходимо учитывать тот факт, что его образ в обществе по большей части имеет негативный оттенок, поэтому арест мог сыграть на потеху публике, хотя официально имя его не называлось. А в-третьих, учитывая то, что Бекетаев мог знать схемы вывода капиталов, он является ценным свидетелем и настоящей базой данных для уполномоченных органов, которые будут заниматься правоприменительной практикой нового закона о возврате активов.

Здесь отметим, что Бекетаева некоторые эксперты подозревали в том, что он мог «сливать» своим бывшим кураторам и клиентам все то, что делается в новом Казахстане в рамках борьбы с олигополией. Но при этом почему-то чувствовал себя неуязвимым для правоохранительных органов. Иначе бы, наверное, проживал за границей. И это тоже хоть небольшой, но показательный момент, который дает некоторые надежды, что новый закон будет работать на благо государства и его народа, а не тех, кто будет договариваться за кулисами, как бы это пафосно не звучало.

Конечно, нужно будет время, чтобы VIP-арестант начал «сливать» то что знает и тех, кого знает. Хотя нельзя исключать, что у следствия уже есть кое-какие наработки, а задержка с задержанием Бекетаева просто связана с удобным моментом этого акта. Поэтому можно пока отложить на время тех, кто прямо связан с бывшим министром и может оказаться на скамье подсудимых в качестве его подельника. Но имеются же и другие потенциальные фигуранты. Кто? Есть предположения, что это может быть «дуэт К.». Фамилии тоже не будем называть – в том числе, чтобы не сглазить и не дать им повод «сделать ноги», но намекнем, что в конце прошлой недели уже арестовали счета одной их большой компании.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов