Аналитика

«Между строк» берлинского вояжа

Мирас Нурмуханбетов

02.10.2023

Визит Токаева в Германию вызвал неоднозначную реакцию у нашего «союзника». Или однозначную? Объективно говоря, президент Казахстана там в лишний раз продемонстрировал свой дипломатический уровень, и здравомыслящие люди хорошо поняли, что он хотел сказать. Однако у наших северных соседей и их пропагандистов не очень со здравомыслием, да и местные наблюдатели нуждаются в некоторых разъяснениях того, что хотел сказать и что сказал Касым-Жомарт Кемелевич в Берлине.

Для начала отметим, что визит президента Токаева в Германию является очень важным для Акорды и в целом для Казахстана. Может быть, даже важнее, чем поездка в Нью-Йорк, которая в большей мере носила формальный характер с точки зрения межгосударственных и международных отношений. Так, например, выступление с трибуны 78-ой сессии Генассамблеи ООН ничем особым не выделялось и, по сути, затерялось на фоне речей других президентов. Тем более, там больше ждали, что скажут Владимир Зеленский и Джозеф Байден.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Помогает ли Казахстан России в «спецоперации»

О блокировке «Царьграда»

Язык мой – враг чей?

Но, безусловно, стоит обратить внимание на то, что еще накануне этих мероприятий Белый дом распространил информацию, что Байден перед своим выступлением в ООН намерен встретиться с президентами центральноазиатских государств в формате «С5+1» («ЦА+США», в данном случае). Это вызвало ожидаемую реакцию со стороны российских пропагандистов, которая сводилась к тому, что было что-то вроде перевербовки госдеповскими «печеньками». Но стоит отметить, что казахстанские СМИ по каким-то причинам не стали обращать большого внимания на это знаковое событие, поэтому и россияне вскоре забыли о нем.

Зато то, что происходило в конце прошлой рабочей недели в Берлине официальная, независимая и почти независимая отечественная пресса уже успела «разложить по косточкам», в том числе и через «российскую призму». Но для того, чтобы продолжить эту тему, мы отметим, что некими базовыми темами официально-рабочего визита президента РК в ФРГ были договоренности о поставках казахской нефти и гарантиях о недопущении Астаной помощи Москве в обходе санкций. В принципе, ни в том, ни в другом сомневаться не приходилось, но личное участие в этом президента Казахстана было необходимым.

Заслуживает внимание то, что оба этих аспекта пересекаются в практической плоскости. Речь идет о нефтепроводе «Дружба», построенному еще в советские времена и проходящему через Украину, Беларусь, Польшу и другие страны. Именно по этой нефтеветки получал основную часть перерабатываемого сырья НПЗ в городе Шведте, а сырье это было почти все российское. Война и санкции изменили положение, и теперь немцам нужно было чем-то заполнять завод, который снабжал своей продукцией Берлин и его округу. На выручку пришли казахи.

Тут отметим, что накануне визита в Акорду нагрянули гости. Это было высшее руководство российской государственной трубопроводной компании «Транснефть». Они зачем-то сначала встретились с президентом РК, а потом провели переговоры с главами «КазМунайГаза» и «КазТрансОйла». В итоге были продлены предыдущие договоренности и достигнуты новые соглашения, в том числе и о транзите казахской нефти через российские трубы. В том числе, через «Дружбу», хотя есть и другие варианты. Но интересно это тем, что сообщения об этих договоренностях не были ни на сайте АП РК, ни на ресурсах упомянутых нацкомпаний, тогда как для россиян это было очень важным событием.

Вообще-то, это раньше казахи ездили к соседям, чтобы просить прокачать свою нефть куда-либо (в основном, в Европу), нередко идя на существенный минус себе и создавая множество коррупционных рисков для отечественных нефтедиллеров. На этот раз управляющие трубой сами к нам приезжают, причем, напрашиваются на прием к самому главе государства, а буквально на следующий день он (глава) наносит визит в Германию и заключает договор по поставкам нашей нефти в уже упомянутый Шведт через упомянутую «Дружбу». Странное такое совпадение, но оно подразумевает своеобразный «тройной интерес» и консенсус, который очень редок в условиях нынешней геополитики. То есть, выгоды получает не только Германия и Казахстан, но и Россия. Не слишком возмущен в этом плане и сам Евросоюз, а также другие игроки, которые, судя по всему, не узрели правовых основания считать это обходом санкций.

Про это, обход антироссийских санкций, Касым-Жомарт Кемелевич тоже выразился довольно четко, отвечая на более обширный вопрос немецкого журналиста. Конечно, вряд ли это был согласованный интерес от местного корреспондента, но надо понимать, что у Токаева был готовый ответ на него – пусть он и как бы смазал другие оттенки вопроса (про личное отношение Путина, например). Но тут возникает забавный момент, который заключается в том, что, по сути, казахский гость ничего нового не сказал. Вот дословная цитата: «Казахстан однозначно будет следовать санкционному режиму. Мы имеем контакты с соответствующими организациями по соблюдению санкционного режима. Каких-либо опасений немецкой стороны в отношении возможных действий, направленных на то, чтобы обойти санкционный режим, мне кажется, не должно быть».

Если не принимать во внимание уточнение про «немецкую сторону», то эта фраза звучала и ранее на разных уровнях. Впервые она была использована в конце марта прошлого года тогдашним замруком Администрации президента Сулейменовым. Потом периодически – отвечая на вопросы отечественных журналистов или на встречах с дальнезарубежными партнерами большие госчиновники неоднократно говорили о том, что Казахстане не будет помогать России обходить санкции. В принципе, он этому обещанию и следует (как государство, а не как отдельные частные фирмы и физические лица), но, по всей видимости, для Запада важно это было услышать именно от первого лица государстве.

Заметим и другой момент. Как российские пропагандисты, так и европейские СМИ почему-то исходили только из одной фразы Токаева. А ведь он еще сказал, что санкционная война плохо влияет на глобальную экономику, а также что с Россией у Казахстана добрососедские отношения, в том числе и в экономической сфере. Несмотря на это со стороны некоторых российских политиков и политиканов вновь посыпались обвинения в предательстве и угрозы в адрес Казахстана – мол, мы следующие после Украины. Но заметим, что сейчас подобный поток был значительно ниже, чем в прошлые разы, хотя все чаще стала просвечиваться обида, чудесным образом совмещенная с имперским шовинизмом – мол, кинули нас наши младшие братья (это еще мягко сказано).

Европа тоже предпочла не замечать слова про дружбу с Россией и заявления, что Казахстан ей не враг. В принципе, для Берлина и Брюсселя на этот раз было достаточно того, что президент Казахстана сказал про санкции. Ну и, конечно же, то, что подписал про нефть. Эти выводы можно использовать для любых методичек, но на самом деле казахская внешняя политика, на наш взгляд, сделала посредством двухдневного визита Токаева в Германию большой шаг по укреплению своего имиджа на Западе. Если коротко, то «Токаев был услышан», причем, как в переносном, так и в прямом смыслах этой фразы.

Также следует отметить, что все стороны постараются выжать из этой поездки все возможные выгоды – и ФРГ, и РК, и Евросоюз, и даже РФ. Хотелось бы верить, что политические выгоды получит и Украина. Но это немного другая тема для разговора, хотя «между строк» прошедших встреч тема российской агрессии звучала постоянно. И можно было подумать, что Токаев молча соглашается.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов

Публикации автора

Россия, верни не свое! Пожалуйста…

В этот день. Быть первым!

Продать бесценное

Угрозы ОДКБ или от ОДКБ?

В этот день. Реабилитация автономий

Старый Казахстан. В последний путь

Топ-тема

Другие темы

ПОЛИТИКА | 19.04.2024

Аргументов становится всё меньше

АНАЛИТИКА | 19.04.2024

В этот день. Независимость, «Копейка» и Симпсоны

ГЕОПОЛИТИКА | 18.04.2024

Наводнения между Россией и Казахстаном

ПОЛИТИКА | 17.04.2024

«Закон Салтанат». Точки над «Ё»

ОБЩЕСТВО | 17.04.2024

Паводки и мажилисмены: депутаты выехали в пострадавшие регионы

ОБЩЕСТВО | 17.04.2024

Как Казахстан продвигает права человека через обязательства перед ООН