Алматы 26.12.2022 7086

Фрагментация Центральной Азии?

Казалось бы, итоги визита К. Токаева в Узбекистан очень успешны и могут в скором времени принести большие дивиденды для нашей экономики. Тем не менее сегодня, по всей видимости, подспудно намечается негативный тренд в казахстанско-узбекских отношениях. Речь идет не о взаимоотношениях на высоком уровне, а о низовом – общественном, который является фундаментом межгосударственного взаимодействия. В частности, известный узбекский эксперт А. Ильхамов в конце ноября в своем аккаунте в Фейсбуке написал о рухнувших надеждах на центральноазиатскую интеграцию «после того, как Токаев объявил о том, что надо пригласить в союз и РФ». (Речь идет о «несложившемся» газовом союзе России, Казахстана и Узбекистана.) Из этого А. Ильхамов делает безапеляционный вывод: «Ташкент теперь не может доверять Астане и полагаться на него как надежного партнера, поскольку та стала действовать как агент влияния Кремля…Однако сказанное не означает, что не следует развивать и дальше сотрудничество Ташкента с Астаной. Это можно было бы делать в рамках отдельных вопросов/кластеров, скажем, пограничных, экономических или даже военно-технических. Но при этом надо просто забыть про идею всяких там формальных политических союзов, по крайней мере, до лучших времен, когда удавка Москвы полностью ослабнет».


Проживающий в Чехии узбекский активист Канат Одил в Фейсбуке в комменте к одному недавнему посту А. Ильхамова написал буквально следующее: «Казахстан, строящий козни против Кыргызстана за его тягу к Узбекистану, за планы проложить ж.д. Китай- Кыргызстан- Узбекистан, по определению не может служить на старте даже элементом ЦА-интеграции. Он будет только тормозить, поскольку не заинтересован в интеграции с экономически непродвинутыми южными соседями. Хотя и всегда будет подогревать интеграционную риторику из популистских соображений. В Ташкенте это ясно понимают, потому начали укреплять границу с Казахстаном, уже начав снос жилых строений вдоль неё». Комментируя пост А. Ильхамова о рухнувших надеждах на интеграцию ЦА, Канат Одил заметил: «Ещё в 1992 году, при распаде СССР, мой прозорливый дядя сказал: "Эх, Чимкент урисларга колар эканда... Аттанг..."». К. Одил в комменте к упомянутому посту А. Ильхамова заявил: «Узбекистану нужен тройственный союз ТОЛЬКО с Кыргызстаном и Таджикистаном. Условно этот союз можно назвать Ферганским. Все мои предложения по трансформации языковой политики и ребрендинга государств направлены на ликвидацию свежеиспеченных региональных исторических мифологий и инициирование процессов глубокой интеграции…Узбекистан имеет свои рычаги воздействия на эти государства, ему есть, что им предложить, тогда как на Казахстан его влияние не будет убедительным, пока не подтянет свои тылы в Ферганской долине».

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Казахстан и Средняя Азия в рейтингах 2022 года

Что не так с государственным капитализмом в Казахстане?

Реформы в Казахстане идут совсем не так, как у его большого соседа

Среди узбекских политиков, интеллектуалов давно популярна идея об интеграции Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана. В этой связи следует отметить, что среди некоторой части узбекской интеллигенции популярны исторические «параллели» с Кокандским ханством, в состав которого входили территории нынешних Кыргызстана, Таджикистана и юга Казахстана. Наряду с этим среди многих узбекских «интеллектуалов» проглядывается большая озабоченность-ревность относительно экономического лидерства Казахстана в регионе. Они часто говорят, что Казахстан – самодостаточная страна, не нуждающаяся в региональной интеграции, что это нужно только для Узбекистана, окруженного странами, не имеющими выхода к морю. Причем многие из узбекских «экспертов», активистов, по-видимому, испытывают шовинистическую неприязнь к казахам.

Таким образом, в общественном дискурсе появились некоторые предпосылки фрагментации Центральной Азии, как это условно было во времена СССР, то есть когда наш регион Москва «делила» на Казахстан и Среднюю Азию. Нельзя исключать, что данный процесс направляет Кремль, либо ему выгоден такой расклад, учитывая его слабеющие ресурсы, не позволяющие как раньше – практически единолично осуществлять гегемонистский контроль за всем регионом. При этом, возможно, Кремль опирается на некоторых узбекских олигархов, спецслужбистов, имеющих претензии на то, чтобы с помощью России сделать Узбекистан лидером всей Центральной Азии. В этой связи напомним, что на днях глава 3-го департамента МИД России А. Стерник заявил, что «"даже намек" на сворачивание отношений с РФ приведет к издержкам для стран Центральной Азии». Он ничтоже сумняшеся добавил, что Россия во взаимоотношениях с ЦА придерживается стратегического терпения.

Кстати, Узбекистан последовательно наращивает товарооборот со всеми странами Центральной Азии, особенно с Кыргызстаном и Таджикистаном. Сегодня, например, Казахстан и Кыргызстан во внешнеторговом обороте Узбекистана занимают 9,3% и 2,5%, соответственно. Узбекско-таджикский товарооборот с приходом к власти Ш. Мирзиёева вырос более чем в 7 раз – с чуть больше 70 млн долларов до более 500 млн долларов за 11 месяцев текущего года. В этом году Узбекистан резко увеличил импорт газа из Туркменистана, дополнительно получив оттуда 1,5 млрд кубометров газа. Почти две недели назад Узбекистан впервые в своей истории отправил контейнерный поезд (с медным концентратом в 46 вагонах) в Европу через Туркменистан, Азербайджан и Грузию в болгарский порт Бургас. Иначе говоря, в данном случае Узбекистан не стал пользоваться услугами Казахстана, который относительно давно наработал опыт поставок грузов через Каспий в Европу. Ташкент сейчас активно работает над развитием Срединного коридора Шелкового пути по маршруту Китай-Кыргызстан-Узбекистан-Туркменистан-Европа. Как известно, скоро начнется строительство железной дороги Китай-Кыргызстан-Узбекистан, что в разы увеличит пропускную способность данного коридора, работающего с 2020 года в мультимодальном режиме.

А в начале этого месяца в Узбекистан прибыл первый грузовой поезд по маршруту Турция-Иран-Туркменистан-Узбекистан. Летом же этого года узбекистанские грузовики начали возить грузы на маршруте Пакистан-Афганистан- Узбекистан и обратно. Среди всего прочего Узбекистан совместно с Пакистаном занимается строительством Трансафганской железной дороги по маршруту Мазари-Шариф-Кабул-Пешавар. Одним словом, Ташкент усиленно расширяет свои транзитно-транспортные возможности, в том числе в обход территории Казахстана и России. Так, полагаю, Узбекистан также многократно усиливает свои геополитические позиции в обширном регионе Центральной и Южной Азии. На прошлой неделе Ш. Мирзиёев сообщил, что ВВП Узбекистана впервые превысил 80 млрд долларов. При этом в 2022 году в экономику Узбекистана вложено 8 млрд долларов прямых иностранных инвестиций, а в следующем году планируется привлечь 30 млрд инвестиций. Ранее в предыдущих материалах мы писали о качественном развитии узбекской экономики, что может позволить стать Узбекистану через несколько лет экономическим лидером Центральной Азии. (Некоторые эксперты полагают, что США в качестве будущего лидера нашего региона рассматривают Узбекистан.)

К слову, Ташкент активно помогает Кыргызстану в развитии различных сфер, включая финансово-кредитную, технологии и т.д. Возможно, поэтому недавно Кыргызстан заключил с Узбекистаном невыгодный для страны договор по раздельному пользованию Кемпир-Абадским водохранилищем. Различную помощь Ташкент оказывает и Таджикистану, народ которого очень близок узбекам. Как бы то ни было, складывается впечатление, что постепенно Кыргызстан и Таджикистан становятся политически зависимыми от Ташкента. Вслед за этим вполне возможно, что начнется экономическая интеграция Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана под опекой Ташкента. Отдельные аналитики полагают, что команда Путина настроена сделать Узбекистан «лидером региона под своим руководством, чтобы свои товары так у нас распространять, в том числе за счёт переноса своих (российских) производств в РУз». Эти эксперты добавляют: «Так они ведь ещё антироссийские санкции будут избегать».

Собственно, конкуренция за лидерство в регионе давно терзает казахстанскую и узбекскую элиты. Многие региональные эксперты утверждают, что никакого соперничества за лидерство в ЦА нет и не было, отрицая все доводы – даже не рассматривая их. При этом некоторые из этих экспертов добавляют: «Чем больше мы будем повторять избитую мантру про соперничество за лидерство, тем меньше этого лидерства будет, как не было его и до сих пор». Между тем отрицание наличия соперничества за лидерство в регионе – это, по сути, не что иное, как стремление табуировать эту тему, закрыть глаза на её присутствие, подобно тому как страус прячет голову в песок. Но ведь от этого проблема никуда не денется. В этой связи у казахов есть хорошая пословица - ауруын жасырған өледі (скрывающий свою болезнь от нее и умрет), или нельзя игнорировать болезнь.

При всем при этом, думаю, официальный Ташкент, сам Ш. Мирзиёев вряд ли страдают имперскими амбициями. Шаги узбекской власти на внешнеэкономической и внешнеполитической аренах ориентированы преимущественно на диверсификацию всего спектра международных связей Узбекистана, начиная с торговли. Однако, видимо, некоторые узбекские элиты хотят оказать влияние на деятельность Ташкента в вышеописанном русле. Кроме того, показанные выше рассуждения известных узбекских деятелей не могут не оказывать влияние на определенную часть узбекского общества. В результате может начаться формироваться заданный ими тренд не только в узбекском социуме, но и в деятельности узбекской власти. По итогам успешного визита К. Токаева в Узбекистан указанные узбекские деятели, как и им подобные их соотечественники, не написали ничего. Похоже, они не разделяют мнение Ш. Мирзиёева о том, что узбеки и казахи являются братскими народами, заинтересованными в развитии дружественных и взаимовыгодных отношений.

Поэтому нельзя исключать, что определенные узбекские элитарии аккуратно продвигают идею о лидерстве Узбекистана в ЦА, подключая к пропаганде этой идеи разных деятелей. Одним словом, с такими «друзьями» дружить очень сложно, ибо они наряду с лестью и улыбками носят для вас камень за пазухой. Давно заметил, что, к сожалению, такие узбекские деятели всегда относятся к казахам с предубеждением, даже несмотря на доброе отношение к ним с нашей стороны. Может быть, какой-то "авторитет" влияет на такие их установки в отношении казахов? С такими «друзьями» всегда нужно держать ухо востро, не покупаясь на их заверения в «братской дружбе», потому что параллельно они могут предпринимать усилия во вред Казахстану. Страшно представить, что будет, если к власти в Узбекистане придут такие люди, учитывая наличие в узбекистанском обществе нескольких миллионов неузбеков.

По существу говоря, конкуренция элит Казахстана и Узбекистана за лидерство в ЦА является болезнью, поскольку наша взаимозависимость в регионе по ряду компонентов требует кооперации, а не соперничества. Например, наша взаимозафвисимость по водно-энергетическим ресурсам. Узбекистан и Казахстан рассматриваются как два якорных государства ЦА, ибо во многом от них зависит политическая и экономическая ситуация во всем регионе. Поэтому наша конкуренция за лидерство будет только ослаблять весь регион, а вслед за этим и наши страны, общества. Тем самым сегодня не конкуренция за лидерство становится ведущим фактором успешного развития государств, а в первую очередь - кооперация в рамках региона. Как показали эксперты ООН, эффективная кооперация стран Центральной Азии «могла бы за 10 лет повысить региональный ВВП как минимум в 2 раза»...

Фото из открытых источников


Талгат Мамырайымов