Алматы 14.11.2022 2790

Казахстан - Россия. Соседей не выбирают?

Взаимоотношения между Республикой Казахстан и Российской Федерацией, начиная с декабря прошлого года носят, мягко говоря, противоречивый характер. В какие-то моменты может показаться, что они похожи на супругов, живущих вместе «только ради детей» и непонятно, что им не позволяет оформить «развод». Хотя бы в одностороннем порядке. Давайте посмотрим, что именно.


Начнем с последней довольно показательной новости, касающейся прямых двусторонних отношений между Казахстаном и Россией. Речь идет о надвигающемся Форуме межрегионального сотрудничества в Оренбурге. В принципе, это «проходное» мероприятие, которое прежде нередко проходило с участием глав наших государств, но при этом было «обычным делом» для СМИ и РК, и РФ. Но на этот раз было все по-другому.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Как Казахстан «предохраняется» от России

Казахстану не надо держаться за тонущий корабль

Послание Токаева. Российский вектор

Очередной межрегиональный форум еще в мае-июне стал преподноситься российскими СМИ, чуть ли не как событие мирового масштаба, делая упор на том, что предстоит встреча Путина с Токаевым, хотя на тот момент Касым-Жомарт Кемелевич виделся с Владимиром Владимировичем чаще, чем все другие президенты (не считая Александра Григорьевича, конечно). Казахстанская пресса по большей части игнорировала это мероприятие. Исключением может быть небольшие региональные газеты, которые ссылались на коллег по ту сторону северной границы. Акорда и МИД РК и вовсе делали вид, что ничего не происходит.

Интересно, что оренбургская «встреча в верхах» периодически отменялась теми же СМИ, а потом опять «возобновлялась». В конце августа российский премьер Мишутстин и вовсе заявил, что Россия и Казахстан все теснее сотрудничают, в Оренбурге главы двух стран будут решать, как обойти западные санкции. Не дословно, но примерно так. При этом было сказано, что форум состоится «осенью». Позже Кремль подтвердил эту информацию, однако точной даты не было. Одни говорили, что она пройдет в конце сентября, а другие – в октябре, при этом нужно помнить, что еще во время поездки Токаева в Сочи стало ясно, что Путин прилетит в Астану в октябре.

А пару недель назад об этом опять заговорили, ставя в центр внимания именно встречу Владимира Путина с Касым-Жомартом Токаевым и определяя примерную дату рандеву, как «конец ноября». При этом ряд российских СМИ (в том числе и РИА-Новости, на которые сослались многие другие) фамилию казахского президента представили, как «Токарев». Не будем углубляться в то, была ли это опечатка целенаправленной или случайной, но, как говорится, осадок остался.

Тут дело в другом – казахстанская сторона опять скромно промолчала про готовящуюся встречу. Лишь на сайте посольства РК в РФ прошла небольшая информация о том, что глава нашей дипмиссии посетил Оренбург, где встретился с местным губернатором. В сообщении говорилось обо всем (в том числе и о числе этнических казахов, проживающих в Оренбургской области – 6%), но не о встрече в рамках форума Токаева с Путиным. В то же время российская пресса именно на этом сделала акцент.

Все это, а также другие официальные сообщения Кремля говорит о том, что Москва сейчас в большей мере нуждается в поддержке Астаны, чем Астана в дружбе с Москвой. Об этом мы уже говорили в прошлые разы. Но в обществе сейчас с новой силой поднимаются вопросы – а почему бы, воспользовавшись случаем, и вовсе не порвать с Россией все договора?

Конечно же, можно было хлопнуть дверью так, чтобы это услышали и оценили и в Украине, и в Евросоюзе, и даже за океаном. Но тут, как говорится, не все так просто. Так в чем проблема? Во-первых, это экономические связи, причем, не только государства как такового, но и предприятий малого и среднего бизнеса, крестьянских хозяйств, СП, да и индивидуальных предпринимателей. То есть, резкий разрыв моментально и однозначно негативно скажется на материальном положении сотен тысяч казахстанцев, чей доход так или иначе связан с «северным партнером». А потом, в обозримом будущем, это коснется и практически всех других граждан РК – банально из-за того, что у нас пропадут или взлетят в цене все российские товары, а то, что произошло из-за введения санкций, может показаться «цветочками».

Во-вторых, нужно помнить, что сейчас взаимоотношения между РК и РФ сейчас переживают некую перезагрузку. Тут дело не только в «новой геополитической обстановке», хотя она, безусловно, играет основную роль. Дело в том, что раньше Астана и Москва в большей степени строили отношения на дружбе и, скажем так, товариществе диктаторов. Этой теме можно посвятить отдельный материал или даже политологическое исследование, но сейчас скажем, что нынешняя политика Акорды в основном строится чисто на дипломатических принципах и нередко, исходя из норм международного права. Это, кстати, постоянно подчеркивает Токаев, и это же не нравится Кремлю, но при этом он не может ничего официально «предъявить» Казахстану.

Не забываем мы и о юридических отношениях. Между нашими странами только основополагающих документов заключено около дюжины – начиная с договора о дружбе и заканчивая пресловутыми ОДКБ и ЕАЭС. Более мелких, но не менее существенных соглашений у нас исчисляется сотнями. Если Казахстан «встанет в позу», то надо будет расторгать многие из них, а с правовой точки зрения именно мы станем нести всю материальную ответственность за такой «форс-мажор». Коротко говоря, никакой международный арбитраж не станет нас оправдывать, если мы будем прекращать действие таких договоров в одностороннем порядке.

Если говорить о ЕАЭС и ТС, то необходима большая работа по экономическому обоснованию того, что это нас стало невыгодно по таким-то основаниям. Тем более, на официальных встречах тот же Токаев говорит, что у нас с Россией в экономическом плане все хорошо, а и на евразийском пространстве, в целом, тоже неплохо.

Как бы не казалось парадоксальным, с правовой точки зрения легче всего выйти из договора о коллективной безопасности. В нем предусмотрены нормы, по которым можно расторгать договор в одностороннем порядке без особых объяснений, но единственным моментом является то, что одномоментно выйти оттуда не получится – эта процедура может растянуть до года, как минимум.

Ко всему прочему надо учитывать, что сама Россия не будет молча наблюдать, как Казахстан «рвет связи». Тем более, это может быть известно Москве еще даже на этапе разработки таких планов, если они, вообще, возможны. Ведь не секрет, что в Казахстане немало тех, кто так или иначе «сердцем с Россией». А если все-таки дойдет до конкретных экономических и политических действий со стороны Астаны, то ответные действия Москвы могут быть катастрофическими для малого бизнеса, идеологии политики. Это как минимум.

Мы уже не говорим о превентивных мерах и рычагах давления на Казахстан, которые Россия может использовать в критический (для себя) момент, включая тот же КТК. На сегодняшний день говорить о возможности прямой агрессии или даже «крымско-донбасского варианта» не приходится по многим причинам, но у «северного союзника» имеется и другие методы мести – например, раскачивание внутренней нестабильности, вплоть до развязывания межнациональных конфликтов. В этом опыт КГБ-ФСБ большой – еще с конца 80-х годов.

Однако все это не говорит о том, что надо идти на поводу у обстоятельств и самого Кремля. Мы сейчас не можем предложить какой-то универсальный вариант того, как выйти из ситуации. Просто Казахстану, как власти, так и народу, надо для начала подготовиться экономически, политически, идеологически и, в конце концов, с военной точки зрения. Заодно неплохо было бы заручиться поддержкой более сильных игроков (это Акорда сейчас потихоньку делает).

Да, сейчас у нас немало тех, кто поддерживает Украину, вместе с тем, довольно много и тех, кто на стороне России (чаще по привычке), но пора бы нам на первое место ставить интересы Казахстана. Впрочем, на второе и на третье тоже.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов