Алматы 03.10.2022 1363

Как Казахстан «предохраняется» от России

Казахстан еще до «парада референдумов» официально заявил, что не станет их признавать. Это вызвало бурную реакцию не только в стране, но и за ее пределами. Однако некоторые пессимистически настроенные патриоты увидели в этом лишний раздражительный фактор для Кремля, который, наоборот, может спровоцировать его на аннексию наших северных территорий. Действительно ли увеличилась такая опасность, учитывая «неконтролируемый въезд релокантов»?


Тут надо вспомнить, что первоначально акт плебисцита на временно оккупированных Россией территориях Украины планировалось провести 11 сентября. Об этом говорилось летом – задолго до масштабного и четкого контрнаступления ВСУ, и тогда все выглядело сравнительно чинно и благородно. В первую очередь, в глазах «коллективного россиянина». Однако, когда «что-то пошло не так», планы Кремля, ФСБ и оккупационных войск стали резко меняться. «Референдумы» стали переноситься на неопределенный срок, а Москва стала делать вид, что особого отношения к этому не имеет. Инициативу в руки якобы взяли местные общественные организации и гаулейтеры.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Россияне в Казахстане. Риски и возможности

Призыв Путина разжигает в России гнев, нестабильность и насилие

«Казахстан – следующий». Возможно ли такое?

Какие страны Путин может попытаться «защитить» в следующий раз?

И еще один немаловажный момент – «всеобщего патриотизма» в Запорожье и на Херсонщине хотели осуществить до «частичной мобилизации». Это, между нами говоря, было бы не только логично, но и стало бы хорошим детектором лжи типа «Крым чей?». Впрочем, это больше по эмоциональной сфере. Что касается правовой, то все СМИ (ну, кроме российских) говорили о изначальной незаконности проведения референдумов и, как следствие, нелегитимности принятия этих субъектов в состав РФ.

Кстати, такой ход событий противоречит не только нормам международного права и украинских законов, но и самого российского законодательства. Если коротко, то, согласно статье 4 федерального конституционного закона «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации», иностранное государство или его часть может стать российской только после принятия межгосударственного договора. То есть, если касательно так называемых «ДНР» и «ЛНР» и соблюдена «правовая формальность», то с аннексированными Запорожьем и Херсонщиной на это даже нет намека.

Можно подумать, что это нас не касается и Казахстане не влезает в российские дела и российско-украинские взаимоотношения. Но делать вид, что ничего не происходит уже не получается – ни с точки зрения внешней политики, ни с внутренней. Надеемся, не надо объяснять, почему. Понимает ли это казахская власть? Безусловно! Да, общество ждет от руководства страны более четких решений, но разберем, что мы имеем на сегодняшний день.

Начнем с того, что с 2017 года ужесточены нормы Уголовного кодекса, касающиеся сепаратизма, покушение на конституционный строй, развязывания войны и призывов к ней. За последние годы было несколько образцово-показательных судебных процессов по этим нормам, в том числе и по пресловутой «разжигательной» 274 статье УК РК.

Есть определенные продвижения в области административных изменений в северных областях республики, в том числе касательно переименования улиц и возвращения населенным пунктам исторических названий. Этот процесс иногда сопровождается шумом в соцсетях, но в целом идет стабильно. Тоже самое касается реализации проекта переселения с юга на север этнических казахов и оралманов. Прямо никто не говорит, что это является превентивной мерой от появления в этих регионах «народных республик», но все понимают, что так оно и есть. А вот кремлевские пропагандисты этот процесс уже назвали «геноцидом русского народа». Было бы смешно, если бы не вызывало некоторые опасения.

А опасения у некоторых наших активистов усилились после «парада референдумов» на временно подконтрольных России территориях Незалежной. С одной стороны, такие аргументы выглядят довольно убедительно, а с другой, не менее убедительно звучит контраргумент о том, что у ВС РФ просто не хватит сил вести войну на два фронта. Давайте разберемся.

Дело в том, что «референдумы» в Украине носят несколько другой характер и несут совершенно другие функции, чем даже аннексия Крыма и образование под кураторством Москвы так называемых ДНР и ЛНР в 2014 году. В нынешней обстановке прошедшие «акты плебисцита» в большей мере часть военно-тактической операции, чем политический ход. Если учитывать успешное контрнаступление украинской армии, то можно констатировать, что Кремль несколько запоздал с этой операцией.

Кроме этого, любые референдумы, посягающие на конституционный строй РК и ее территориальную целостность запрещены. Мы понимаем, что такие запреты есть и в Конституции Украины, что не могло остановить сепаратистов Донбасса и Крыма. Точно также были проигнорированы прежние российско-украинские соглашения, хотя, следует отметить, что межгосударственные договора Казахстана и России более четко и ясно сформулированы и расписаны по пунктам. Важным фактором в этом является, «кстати, полностью делемитированная» самая протяженная в мире сухопутная граница.

Понятно, что Кремль, если захочет, может проигнорировать все эти договора, но весь вопрос в том – захочет ли? Что может его подвигнуть к принятию столь опрометчивых решений? В этом плане провал «специальной военной операции» и, как следствие, желание сорвать злость на более слабом противнике уже не выглядит реальным. Да, высшее руководство России в последнее время демонстрируют нелогичность и абсурдность принимаемых решений, но не до такой же степени, чтобы рубить сук, на котором сидят. Мы уже упоминали о том, что РФ сейчас в большей мере зависит от РК, чем РК от РФ. В первую очередь, в экономической сфере.

С другой стороны, Москве сейчас позарез нужны политические и военные союзники. В последнее время она разными способами привлекает на свою сторону Астану, напоминая о ранее взятых на себя обстоятельствах. Тут речь не только об ОДКБ, но и о двустороннем казахстано-российском договоре о военном сотрудничестве. Есть вероятность, что Россия какими-то методами захочет принудить Казахстан к «союзничеству», но Акорда уже несколько раз дала понять, что мы будем исходить из норм международного права. Впрочем, даже если говорить о нормах Договора о коллективной безопасности или аналогичного казахстано-российского соглашения, то в них речь идет о военной помощи и поддержке лишь в случае с агрессии в сторону одной из сторон соответствующего договора.

А ведь все понимают (даже если не все говорят), что это Россия вторглась на территорию другого государства, а не наоборот. И независимость «квазигосударств» никто из членов того же ОДКБ не признал (кроме Беларуси), да и прошедшие референдумы вряд ли признает. Заявления Москвы и самого Путина о том, что Россия воюет не с Украиной, а с НАТО тоже всерьез не воспринимаются Казахстаном, Кыргызстаном и другими странами СНГ, поэтому можно быть уверенными, что мы не будем втянуты в конфликт – по крайней мере, на стороне агрессора.

Но тут появилась другая проблема – российские мигранты (релоктанты, уклонисты, дезертиры – суть не в названии), среди которых могут быть «засланные казачки». Есть версия, что отсутствие должного контроля на той стороне границы было для того, чтобы пропустить к нам «разный элемент». Однако, если исходить из этого, то логично было бы, что «казачки» и так могли пройти. В противовес можно сказать, что «убеганты» сейчас в страхе и не будут слишком себя проявлять, опасаясь выдворения на родину. Ну, разве что коллективный Путин издаст указ, что спасителям «русского мира» в Казахстане гарантируется долговременная отсрочка от отправки «на Украину». Но все это, согласитесь, из области конспирологии.

Другое дело, что нагнетание обстановки с «русские бегут» могут использовать внутренние силы, в том числе и для дестабилизации обстановки и манипулирования протестными настроениями. Ведь у нас президентские выборы на носу, если кто забыл.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов