Алматы 26.09.2022 5542

Россияне в Казахстане. Риски и возможности

Ситуация с наплывом россиян в нашу страну постепенно нормализуется, а точнее – становится стабильно напряженной. Поэтому после первых дней эмоций настала пора подумать, как нам с этим жить дальше и чем все это может закончится? Как обычно, постараемся не уходить далеко правовой точки зрения проблемы.


Начать, наверное, стоит с того, кто едет. Несмотря на кажущуюся однородность потока, все же он делится на несколько категорий – по возрасту, менталитету, образованию и так далее. Несомненно, основным поводом для того, чтобы сорваться в Казахстан (Грузию, Армению, Финляндию, Кыргызстан) является указ о «частичной мобилизации». Но нужно отметить, что среди них оказалось немало тех, кто ранее уже задумывался над переездом, а указ Путина стал лишь спусковым крючком.

Однако и немало таких, кто буквально сорвался, прихватив с собой лишь один чемодан и друга, который тоже не хочет «быть мясом». Едут и целыми семьями. Выясняется, что многие до этого момента не покидали не только страну, но и пределы своей области. Но это их дела. А как их можно назвать? Мы не будем приводить примеры, как их нарекали в СМИ и соцсетях, но скажем, что под понятие «беженцы» они никак не подходят, особенно с позиции казахских властей. Уж подавно это не те, кто претендует на политическое убежище.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

«Казахстан – следующий». Возможно ли такое?

Какие страны Путин может попытаться «защитить» в следующий раз?

Крах путинских амбиций

По большому счету, они сейчас просто иностранные граждане, временно пребывающие на территории РК. Если такое пребывание продлится более трех месяцев, то правовой статус надо будет менять или обойти (объехать) нормы закона, выехав из страны и обратно въехав в нее. Ну и если (когда) они пойдут устраиваться на работу, то статус тоже несколько изменится. Лишь бы закон не нарушали, чтобы не перейти в другую, отрицательную категорию. Но об этом ниже.

Можно ли называть их дезертирами? С правовой точки зрения – нет. Даже учитывая поправки в законодательство (включая Уголовный кодекс РФ), подписанные Путиным в минувшую субботу. Там, напомним, те, кто уклоняется от воинской службы и те, кто покинул расположение воинской части были приравнены к единому наказанию (до 10 лет лишения свободы, в условиях мобилизации или военного времени), однако для того, чтобы быть привлеченным по этой статье УК, нужно получить повестку (именно повестку, а не предписание).

Если говорить с эмоциональной точки зрения, то все они, независимо от пола и возраста, проголосовали ногами против политики Кремля и вполне могли быть латентными «несогласными» и до 21 сентября. Но все же это беженцы, если не с юридической, то с фактической точки зрения – они бегут от перспективы оказаться в действующей армии. Сказать точно, каков процент из них до этого участвовал в мероприятиях поддержки «специальной военной операции», клеил Z-свастику на машину и так далее, но то, что таких среди всего потока в Казахстан не так уж и мало, можно говорить с уверенностью.

Представляют ли они угрозу для нас? Тут, наверное, лишнюю панику сеять не надо, но и бдительность терять не стоит. В первую очередь это касается властей. Если вырвать из контекста первого пятничного сообщения МИД РК, то у нас в приоритете остаются вопросы национальной безопасности. Это несмотря на существование ряда двусторонних соглашений, норм договора ЕАЭС и ТС и так далее.

Не хотелось бы глубоко уходить в конспирологию, но учитывая украинский опыт, можно предположить, что среди этого потока могут быть и «засланные казачки», а также латентные приверженцы «русского мира». Между нами говоря, у наших спецслужб есть кое-какие наработки в этом направлении, но вот среди казахстанцев все же существуют и крепнут опасения по этому поводу. Более того, такое мнение является наиболее распространенным в соцсетях, однако, по нашему мнению, есть куда более реальные риски, которые проявляются уже сегодня.

Наплыв россиян вызвал резкий рост цен на жилье и его аренду. Этот факт уже обыграли в прессе, также обратив внимание на то, что стали появляться случаи, когда хозяин квартиры, поднимая цены, стал вынуждать нынешних арендаторов съехать, фактически выгоняя на улицу накануне холодов. Это, конечно, пока не повсеместно, но уже сейчас звучит как тревожный сигнал. Ведь надо учитывать, что 99 процентов из тех, кто снимает квартиры и времянки, это наши с вами сограждане, и делают они это не от хорошей жизни, порой отдавая за аренду большую часть своего заработка.

Не нужно быть экономистом и социологом, чтобы сказать, что это чревато усложнением и даже обострением социально-экономической ситуации в стране. Но в таких условиях социум уже будет видеть причиной своих бед не правительство и (или) местные власти, а именно «понаехавших» с характерным цветом и разрезом глаз, говором и так далее. А если они еще будут занимать рабочие места, то это лишь станет дополнительной вязанкой сухого хвороста на тлеющие угли протестных настроений.

В общем, эту тему можно продолжать и продолжать, и хорошего настроения это не прибавит. Пора задуматься, что делать? Как этому противостоять? Какие превентивные и фактические меры нужно предпринимать? На настоящий момент нет особых правовых возможностей, чтобы, скажем, закрыть границу для граждан России и (или) начать тотальную проверку уже въехавших россиян.   С другой стороны – закрыть границы, это подсобить путинскому режиму, и именно этим оправдываются некоторые европейские страны, говоря о предоставлении возможности въехать к ним тем, кто бежит от мобилизации. Но, опять-таки, если вспомнить о приоритете национальной безопасности, то определенные механизмы можно найти.

На наш взгляд, некой профилактической мерой может стать регистрация вновь прибывших и ранее здесь осевших россиян. Что касается работы, то здесь в большей мере нужно сделать упор на работодателей, не забывая о законе о государственном языке. Заставить государство никого не может, но напомнить об этом необходимо. А вот про рынок жилья и аренды, то здесь нужно хорошенько поработать налоговым органам, как бы это нехорошо не звучало.

Но главный аспект – это, конечно же, реакция общества. В этом плане есть один немаловажный показатель. Это то, что многие казахстанцы, независимо от национальности, бросились помогать приезжим. На фоне роста тарифов на такси и аренду, всеобщая и часто бескорыстная поддержка выглядит жизнеутверждающе. Люди готовы предоставлять кров, помогать советом, есть даже предложения просто перенести вещи, так как деньгами или бесплатной квартирой помочь не в состоянии.

Хочется верить, что это и есть главный маркер казахстанцев, который в первую очередь видят россияне, оказавшиеся заложниками собственного бессилия что-либо изменить у себя в стране и фактически бегущие от своих страхов. Такие вещи выше правовых основ и юридических документов, связывающих Россию и Казахстан. Однако оптимизм оптимизмом, но реальность диктует свои правила. Уже на этой неделе поток беженцев спадет и может сойти на нет, но не потому что кончится запал, а просто российская стороны введет существенные ограничения (уже вводит по некоторым регионам). И тогда казахские власти должны честно ответить, сколько россиян закрепилось в РК и собираются ли они как-то их контролировать. В общем, в ближайшее время тема «русские бегут» сменится на «русские пришли» и всем нам, в том числе пришедшим, надо будет хорошенько подумать над тем, как с этим жить дальше в столь тревожное время.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов