Алматы 17.10.2022 2664

Что же будет с русскими и с нами?

Казахстан собирается вводить новые ограничения, связанные с миграцией. На этот раз это касается получения вида на жительство (ВНЖ). Понятно, что нововведения имеют прямое отношение к наплыву россиян в Казахстан, но их надо рассматривать вкупе с другими происходящими событиями. В том числе с тем, как реагирует на это в правовом плане высшее руководство наших стран. Кроме этого, нас могут ожидать и другие риски, а релоканты уже в скором будущем добавят в свою копилку проблемы некоторые другие, в том числе те, которые заставят их покинуть нашу гостеприимную страну.


Прошел почти месяц с момента подписания президентом России указа «о частичной мобилизации». На сегодня ажиотаж на границах вроде бы спал, но проблема не рассосалась вместе с очередями по ту сторону самой протяженной в мире сухопутной границы. Кстати, полностью делемитированной, но, к сожалению, еще не до конца демаркированной. Однако новые сложности могут возникнуть и по эту сторону казахстано-российской границы.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Российские призывники бегут в Казахстан, спасаясь от путинской войны

Релоканты как средство политики

Неприкасаемые: как на самом деле относятся к россиянам в РК

Часть из этих грядущих проблем мы описывали в прошлый раз, а сейчас остановимся лишь на некоторых из них, с акцентом на то, как их будут решать или уже решают власти Казахстана и России. И начнем, пожалуй, с того, как ситуация выглядит глазами россиянина, оказавшегося в Казахстане – так будет легче понять, что и как. Так, одна из главных трудностей – найти жилье – все еще актуальна, хотя уже не в таких масштабах, как даже неделю-две назад. В то же время надо учитывать, что определенная часть релокантов еще не определилась, в каком городе или поселке страны собирается устроить долговременную точку и, вообще, будет ли оставаться в Казахстане.

К слову, число транзитников, но теперь уже вынужденных, через некоторое время может увеличиться, но об этом ниже. Сейчас же констатируем, что власти на республиканском уроне так ничего существенного не предприняли в этом плане. Тем более, надо не забывать, что невольными жертвами взлета цен на жилье и аренду квартир стали наши с вами сограждане, и помощь им нужно оказывать не на период 2023-25 годов, а прямо сейчас.

Другой так и не решенной проблемой, с которой надо что-то делать «здесь и сейчас» остается трудоустройство и рынок рабочего труда. Пока иски здесь не такие явные, а правительство и акиматы на местах что-то пытаются говорить (иногда даже делать), но, как говорится, нужно предпринимать превентивные меры, причем – еще вчера.

Впрочем, наши власти нельзя упрекнуть, что они ничего загодя не делают. Так, неделю назад заканчивался срок обсуждения на сайте «Открытые НПА» поправок в приказ министра внутренних дел №992 «Об утверждении Правил выдачи иностранцам и лицам без гражданства разрешения на временное и постоянное проживание в Республике Казахстан». Они касались того, что претендентам на ВНЖ теперь надо будет предъявлять заграничный паспорт (до этого времени можно было обойтись национальным или внутренним), а справку об отсутствии судимости необходимо предоставить в бумажном виде (раньше достаточно было электронной копии).

Как мы уже отмечали, это создаст определенные (а для некоторых – непреодолимые) трудности, так как за справкой надо будет возвращаться на родину или отправлять за ней своих родственников, которым могут и не выдать. А если и выдадут, то в ней может как-то быть упомянуто, что парень скрывается от выполнения гражданского долга. Что касается получения заграничного паспорта, то, по нашим данным, очередь на его получение в посольстве РФ или ее местных консульствах растянулась на многие месяцы вперед.

В общем, многие россияне, еще не успевшие обустроиться, чтобы подать на ВНЖ, при этом не имеющие на руках справку и загранпаспорт, с тревогой следили за казахастанскими новостями – обновили ли правила. Но они дождались другого. Там же, на сайте «Открытые НПА» появился проект дополнительных поправок в тот же приказ №992, но теперь он уже касается претендентов на ПМЖ. Там много технических деталей, которые касаются частных случаев и зависят от субъективных моментов. Но пока ясно, что тот, кто решил попросить разрешение на постоянное место жительство в Казахстане, не должен переезжать с место на место.

О других нюансах пока трудно говорить, так как возможны изменения в приложениях к настоящему приказы, а именно – в тех самых формулярах и требованиях, которые заполняются «услугополучателем». В любом случае, у наших гостей, которые имеют желание остаться на подольше, такое желание может пропасть. Действительно, создается впечатление, что наше правительство делает все, чтобы избавиться от лишних проблем привычным для себя способом – ограничениями, запретами и жесткой бюрократией. Нам, конечно, не привыкать, а вот для россиян это может быть шоком. Хотя, наверное, многие из них уже готовы.

С другой стороны, такой подход не может не радовать Кремль, который особо критично не выражался в сторону «убегантов» (в том числе на полях саммита в Астане), но латентно может поблагодарить Акорду за то, та создает проблемы «предателям и дезертирам». Положительной новостью это может стать и для некоторой части казахстанцев – для тех, кто искренне считает, что такие гости нам не нужны и они могут нести с собой большие неприятности. Кроме этого, снижение числа «понаехавших» логично повлечет за собой снижение тех же тарифов на аренду квартир.

Однако сейчас трудно говорить о том, были ли достигнуты какие-то договоренности по этому поводу между президентами Токаевым и Путиным. Ведь Касым-Жомарт Кемелевич в самом начале обещал поговорить с российским коллегой на эту тему, но как-то не вышло. Или же это было сделано скрытно и через посредников. Впрочем, даже трудно себе представить, о чем мог быть такой разговор, с какими предложениями. Ведь главным логичным ходом для перевода ситуации в положительное русло – это было бы отказ от «частичной мобилизации». Путин в Астане сказал, что в ближайшие неделю-две они наберут желаемые 300 тысяч, а потом все пойдет на спад. Однако верить российскому президенту перестали уже сами россияне.

В общем, мобилизация вряд ли остановится – демон агрессора требует новых и новых жертв, причем, не только со стороны воинов противника и мирных жителей, но и своих же солдат. Поэтому можно ожидать, что охота за призывниками будет продолжаться и далее. Более того, теоретически она может начаться и здесь. Для начала вручать повестки будут в консульствах и посольстве, куда релоканты станут приходить за теми же паспортами, справками или просто за консультацией. Отметим, что при дипломатических корпусах есть военный атташе с целым штатом сотрудников и прямым подчинением Министерству обороны РФ. По идее, атташе вполне может исполнять функции военного комиссара, а его подчиненные – играть роль работников военкоматов со всеми вытекающими последствиями.

И другое. Если у нашего «союзника» так дела и будут продолжаться дальше, то противников войны будет еще больше. Только это уже будут не какие-то пацифисты или латентные антипутинисты, а просто те, кто не хочет умирать и боится оказаться в тюрьме. Более того, в социальном плане среднестатистический представитель новой волны мигрантов окажется на пару ступенек ниже те, кто приезжал в феврале-августе и приезжает в сентябре-октябре. У них уже точно нет накоплений, позволяющих прожить какое-то время не работая, не говоря о том, чтобы перебраться куда-нибудь в Турцию или Израиль. Также могут пойти нелегалы – те, кто уже в черных списках российских военкоматов. Понятно, что таких будет в десятки или даже сотни раз меньше «официальных», но все равно это вызывает определенные риски и опасения. Впрочем, это уже совершенно другая история.

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов