Алматы 28.07.2022 19881

Торегожина как фактор краха либеральной революции

Поскольку либеральная идея в Казахстане изначально была подхвачена людьми, отторгнутыми системой, выстраиваемой Нурсултаном Назарбаевым, иерархия внутри этого кажущегося разношерстным сообщества выстроена по пирамидальной схеме — как и сам режим. Только в данном случае на вершине пирамиды — экс-чиновники высокого ранга, вроде небезызвестного Мухтара Аблязова или уже подзабытого Акежана Кажегельдина. Кстати, с него и началось строительство пирамидальной иерархии в либеральном сообществе.


Но сегодня речь не о нем, да и вообще не о верхушках этой пирамиды — в разное время условным «царем горы» становились различные абортированные системой чиновники и бизнесмены, даже Булат Абилов побыл им краткий миг. После которого он, к слову, закуклился в своей бизнес-жизни на долгих девять лет. Правда, бабочкой за этот период ему стать не удалось.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Театр одного актера: Абилов объявил о создании партии

Аблязов и его совковые комплексы

Заговорщики включили План Б

Доверие невинных - самый полезный инструмент лжеца

Зиждется вершина этой пирамиды не на активистах — это просто пушечное мясо, легко пускаемое под нож репрессий, что позволяет иметь в загашнике энное количество «жертв режима», фотографиями которых можно трясти на митингах. Нужны люди, своего рода рекрутеры, чтобы набирать армии новых активистов — они и есть основа всей этой либеральной пирамиды. В нашем случае их роль играют так называемые правозащитники. И вот в связи с январскими событиями, когда мы несколько месяцев подряд наблюдаем, как всякие Бути выстраивают себе политические имиджи на той трагедии, незаметной остается миссия правозащитников — или агентов новой смуты, как бы мы это назвали. Высветим ее на примере наиболее яркой «правозащитницы» — Бахытжан Торегожиной.

Глава общественного фонда «Ар. Рух. Хак», хоть и имела тягу к гуманитарным профессиям, закончила факультет автоматики и систем управления алматинского политеха. Словом, формально, правозащищать кого-то там она не может, поскольку не юрист по специальности, как ее коллега Евгений Жовтис. Тем не менее, именно Торегожиной принадлежит идея составить список «жертв Января», с которым периодически носятся либералы. Несмотря на явные баги в виде фамилий граждан, которые, как установило следствие, принимали активное участие в беспорядках и боях с силовиками, а также живых людей, не имеющих отношения к январской вакханалии.

В судьбе Торегожиной, напомним, учившейся на тогда казавшимся бесперспективным направлением, которое десятки лет спустя назовут IT и накачают деньгами, ключевым эпизодом стало знакомство с Сергеем Дувановым на ниве общественной деятельности. В нее Торегожина ударилась, отлынивая от учебы, а после распада СССР и прихода капитализма и вовсе сделала ее своим основным источником доходов. Сергей Дуванов в ту пору работал штатным летописцем отставного премьер-министра Акежана Кажегельдина. Кажегельдин активно окучивал либеральную идею, создав под это дело целую партию — РНПК (Республиканская народная партия Казахстана). На хозяйстве в РНПК пребывал бывший правительственный пресс-секретарь Амиржан Косанов. Словом, тот еще террариум единомышленников.

Влившись в партийные ряды РНПК, Торегожина получила определенное материальное стимулирование, и главное, перспективы карьерного роста. Тогда, к слову, в недрах РНПК созрело НПО под названием «Ар. Рух. Хак». Руководить им был назначен один из ближайших соратников Кажегельдина — Курылыс Сулейменов. Торегожина подвизалась кем-то пятым в третьем ряду.  

И потихоньку ей удалось пройти по головам и подсидеть Сулейменова, а после перерегистрации НПО в общественный фонд встать у руля организации, получив прямой доступ к ее кассе. А там и Кажегельдин сбежал за границу под тяжестью уголовного преследования.

 Функционеры РНПК в этот момент приуныли, но весьма скоро им подвезли новую кормушку в виде Демократического выбора Казахстана, в который сбились почти все представители новой буржуазии Казахстана, чтобы свалить всемогущего на тот момент Рахата Алиева. Как только это произошло, благоразумные сразу отошли от ДВК, менее разумные создали «Ак жол». В ДВК остались два фанатика революционных процессов — Галымжан Жакиянов и Мухтар Аблязов. Может, и они тоже вышли бы, но против них велись уголовные дела, и пацаны решили идти до конца.

На этом этапе два обеспеченных политика сорили деньгами, подпитывая ими всех, кто готов истерить в СМИ и на митингах. Торегожина оказалась в числе первых, и когда между Жакияновым и Аблязовым произошел раскол, примкнула к последнему. Параллельно ей открыли возможность сосать западные гранты, тогда-то Торегожина окончательно заделалась правозащитницей, активно окучивая две потенциально денежные темы: строительство гражданского общества и защита прав человека.

Совмещая эту деятельность с работой на Аблязова, Торегожина в свое время создала молодежную организацию «Кахар» — аналог грузинской «Кхмары», поучаствовавшей в «революции роз», и украинской «Поры», ядра «оранжевого» Майдана. У нас ее «кахаровцы», впрочем, не сотворили ничего яркого, кроме расписывания заборов и других поверхностей в Алматы слоганами, причем иногда разжигающими межнациональную рознь. Однако так состоялся первый опыт рекрутинга «активистов» под знамена либеральной оппозиции.

С тех пор Торегожина промышляет и этим, подгоняя на акции протеста тем, кто готов за это заплатить, десятки активистов. Сейчас активно работает над «январской» повесткой, задача которой — держать тему беспорядков в тренде, тех, кто уже задержан, объявлять жертвами режима, равно как и вообще всех, кто погиб в те дни.

Несложно догадаться, что в этой деятельности Торегожина вполне может иметь не один, а несколько источников финансовых вливаний, поскольку бенефициаров того, чтобы январская трагедия оставалась в тренде, достаточно много. Причем, в тренде не столько само событие, сколько его трактовка — кровавый режим расстрелял мирных демонстрантов. Подобным Торегожина занималась уже по итогам жанаозенских беспорядков 2011 года. Так что работа ей знакома. Оттого и методичка такая сейчас, вызывающая неслабое чувство дежавю. Но на самом деле это просто халтура, как и вся предыдущая деятельность Торегожиной.

А вы спрашиваете, почему ни одна из попыток переворотов не удалась. Не доверяйте такую работу любителям. Любителям легких денег. 

Фото из открытых источников


Нурлан Исмагулов