Алматы 11.02.2022 16925

Қырықы. 40 дней памяти

Абсолютно всех людей на планете объединяет только две вещи – все они рождаются и умирают. Разные народы на протяжении тысячелетий выработали свои ритуалы по каждому из них, и несмотря на то, что под влиянием «мировых религий» они сейчас во многом стали схожими, но остаются некоторые кардинальные различия. Сегодня, накануне 40 дней трагических событий января 2022 года, мы хотели бы рассказать о главных шагах по проводам усопшего, поведав значение некоторых из них.


Ритуалы, связанные с похоронами и поминками у казахов, являются, наверное, самым ярким синтезом различных религий. Как бы странно и, на первый взгляд, нелепо это бы не звучало. Причем, здесь мы видим не только смешение Ислама и Тенгрианства, но и других направлений мировоззрения. Многие из нас даже не задумываются над значением тех или иных ритуалов, даже хорошо зная их последовательность и догматику, даже не сомневаясь, что все делается по мусульманским обычаям. Как оказалось, далеко не все.

Действительно, несмотря на то что у большинства народов, особенно, исповедующих «мировые религии» с их многочисленными ответвлениями, много общего по части ритуальных мероприятий, имеются существенные различия даже среди единоверцев. Казахи здесь тоже отличились (в хорошем понимании этого слова). В чем именно?

Последний дом

Начнем, наверное, с чисто визуального – с кладбищ. У современных казахов существует три основных надгробных сооружения. Это мазар (кумбез), төртқұлақ (ограда в виде четырехугольника) и құлпытас (каменная стела). Есть, конечно, вариации, но это, подчеркнем, основные виды. При этом, лишь последний из них можно в какой-то мере называть «мусульманским», так как именно такие сооружения, вместе с простой каменной плитой, устанавливаются на могилах ортодоксальных магометан (арабов, если быть точнее). Кстати, у них очень редко встретишь роскошные надгробья, если не считать фамильные склепы высших слове общества и прославленных шейхов.

Однако традиция устанавливать құлпытас была на территории Казахстана еще задолго до прихода сюда Ислама. В некоторой мере (но без прямых параллелей) этому может быть свидетельством каменные балбалы, которые можно встретить на всей территории Великой степи, а начали они появляться еще в середине I тысячелетия до нашей эры. Кстати, кулпытасы позднего средневековья чаще всего встречаются в Северном и Западном Казахстане, а в Мангыстау их ставят до сих пор. В отличие от арабских или, скажем, чеченских надгробных стел, здесь можно увидеть не только надписи (данные о погребенном), но и рисунки-символы, которые могут рассказать о нем, чем он занимался при жизни. Например, корабль, швейная игла и даже магазинные весы.

Эпохой ранних кочевников (2,5 тысячи лет назад) датируются и прототипы мазаров – купольных надмогильных сооружений. Они были сделаны из сырцового и иногда обожженного кирпича, поэтому до наших дней практически не сохранились. Повторимся, здесь может быть некоторая схожесть, скажем, с купольными ритуальными зданиями (святилищами или мечетями), возведенными по исламским традициям, но это говорит лишь о том, что многие подобные сооружения просто имеют одни и те же более древние корни. Например – курганы и пирамиды, о чем мы как-нибудь в другой раз более подробно расскажем. Тоже самое касается надмогильных оградок. Они чаще всего четырехугольной формы, но встречаются также и шести-восьмиугольные. Можно с уверенностью сказать, что это отголоски более древних цивилизаций.

Если говорить в целом про кладбища, то у казахов (у кыргызов и некоторых других народов) есть одно немаловажное, но существенное отличие от всех остальных практически по всему миру. Вы никогда и нигде не встретите рассказов из казахского фольклора, в которых бы погост представлялся бы зловещим местом. Напротив, именно там обитали добрые духи – аруахи, о которых мы не раз говорили – помогающие даже чужестранцу, не говоря о родном кочевнике, который мог случайно или нарочно забрести на ближайшее кладбище.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Да помогут нам духи предков!

Казахская демонология: Духи в помощь

Провожая «возвращенца»

Здесь стоит отметить немаловажную деталь. Многие, даже сами современные наши соплеменники, считают, что строить шикарные кумбезы – это, грубо говоря, «казахские понты». Да, в какой-то мере и по определенным личностям, так и есть, но для большинства это все же – дань уважения к усопшему. Может быть, это делается подсознательно, но главное, что это делается не для выделения среди живущих, а для удовлетворения ушедших.

Подчеркнем, что из всех синонимов смерти (как биологического акта) у казахов чаще всего используется «қайтыс болды», то есть «вернулся». Впрочем, у некоторых народов тоже есть схожие термины, но нужно отметить, что в прежние времена, когда умирал пожилой человек, то это было схоже с праздником – родные, близкие и друзья искренне радовались его возвращению (в Вечное Небо). Траур устраивался и оплакивание устраивались только, когда уходил молодой человек. Были некоторые различия, если он погибал в бою или же от болезни (или несчастного случая), но не такие противоречивые.

За последние 100-300 лет в Казахстане мусульманские обряды погребения во многом вытеснили доисламские (тенгрианские или другие). Некоторые из них адаптировались под национальные обычаи, как, например, по чтению Корана непосредственно на месте погребения и другим вещам. Безусловно, основные исламские догматы при похоронах соблюдаются, но скажем так – ортодоксальные мусульмане из Аравии или даже Турции сильно бы удивились, как это происходит в Казахстане.

Но много говорить о ритуалах этой части похорон не станем – в том числе, чтобы не вызвать лишних теологических споров. Просто скажем, что сам момент погребения у кочевников мог затянуться на два-три дня (у мусульман принято хоронить назавтра и лучше до полудня) – чтобы далеко живущие родственники могли успеть приехать и попрощаться с телом. Но, опять-таки, это зависело от географии и времени года (погодных условий).

Поминай и помни

Отметим, что в разных регионах страны поминки называют по-разному. Есть два основных термина – это «ас» и «қатым». Но, по существу, они не противоречат друг другу. Первое – это в большей степени накрытие поминального дастархана, а второе (слово «катым» имеет арабские корни – «хитам») относится к чтению заупокойных молитв.

Ас, как трапеза в честь «возвратившегося», безусловно, существует у многих народов и поддерживается практически всеми религиями (но лучше без алкоголя). Это важная ритуальная часть мероприятия, как в день похорон, так и через определенное время – через 7, 40 и 100 дней, а также через год и 9 лет. Впрочем, годовщину могли провести и «в удобное время» – нередко перенести на лето или раннюю осень. Это, как вы понимаете, делалось ради того, чтобы собрать больше гостей, а чем больше людей, тем аруах чаще будет вспоминаться добрым словом. Как мы говорили в прошлом материале, на такие мероприятия могли даже устроить скачки и другие яркие зрелища – чтобы и у живых этот день и этот человек подольше остались в памяти.

На поминках могли встретиться даже кровные враги, а нередко это даже было поводом для заключения перемирия. Это знали не только казахи, но и наши соседи, о чем отмечали в своих исследованиях. Ни о каких инцидентах или мало-мальском негативе в такие дни даже речи не могло быть – это невозможно было себе представить. По некоторым свидетельствам, одно из крупных восстаний 1916 года в Тургайской степи возникло из-за того, что мужчин попытались рекрутировать на тыловые работы, не дождавшись окончания отведения годовщины одного местного старейшины. В декабре 1986 года власти указывали проводить похороны и поминки жертв Желтоксана «без шума», но при этом не вмешивались в ритуалы (просто соглядатаев отправляли), а вот Жанаозен-2011 запомнился перевернутыми казанами с жертвенным мясом. Это было похоже на некий «контрольный выстрел» - теперь уже в родных погибших людей.

Поэтому даже чисто из политических (не говоря про человеческие и религиозные) соображений не стоит мешать проведению необходимых ритуалов. В любом случае, на 40-денвные поминки нужно приходить с зачехленными саблями…

Фото из открытых источников:

https://e-history.kz/


Мирас Нурмуханбетов