Алматы 03.02.2022 13241

Аттан! По коням!

Казах и конь понятия не только хорошо совместимые, но и неразделимые. Это, как ни странно, касается даже современных наших соплеменников, видящих лошадей только на праздновании Наурыза или в ходе тура выходного дня где-нибудь за городом. Как бы то ни было, у большинства захватывает дух и просыпается что-то внутри, когда мы видим скачки, грациозную иноходь или даже көкпар. Однако немногие знают, что те же скачки делятся на многие категории, и просто так то или иное соревнование не устроишь. Поэтому немного расскажем об этом – может пригодиться в беседе с собеседником или при разгадывании сканворда.


Действительно, любовь к лошадям у казахов (впрочем, не только у нас) в крови. И это немудрено – тысячелетиями они не только сопровождали нас всю жизнь, но и были движущей силой развития культуры и самой нации. причем, движущей силой во всех смыслах – и в прямом, и переносном, и культурном, и так далее.

Логично было бы упомянуть и о том, что конина и ее производные была и остается одним из главных блюд на большей части территории Казахстана, что также является важным «фактором казаха». Этому, наверное, можно было посвятить отдельный материал (мы как-нибудь расскажем о национальной кухне отдельно), тем более что поговорка «мы есть то, что едим» в этом плане довольно уместна. Однако сегодня речь о другом, но стоит напомнить о том, что лошади делятся на много пород, среди которых выделяются три основные группы – ездовые, тяговые и мясные. Поэтому шутка о том, что любая казашка ждет своего принца на белом и вкусном коне хоть и смешная, но немного неправильная по сути.

Еще пару слов о породах и типах. Как утверждают специалисты, в казахском языке существует более 70 (некоторые говорят, что 100 и более) терминов, применяемых к лошадям. Используя одно слово? можно определить не только ее породу, но и масть, возраст, предназначение, а также норов, выносливость и даже принадлежность ее хозяина к какой-либо социальной группе.

Конные соревнования у кочевников тоже были разные, несмотря на внешнюю схожесть – особенно сейчас, когда они по всем признакам приобрели чисто спортивные признаки. Конечно, большинство из них ранее имели чисто прикладное значение – точно так же, как современная стрельба из лука, метание ядра, или борьба қазақша күрес. Проще, то есть, максимально упрощенно говоря, это были некие учения перед военными операциями, которые, как известно, тоже различаются по продолжительности, тактике, назначению и ожидаемым итогам. Кроме этого, подобные игры-учения выявляли какие из игроков-воинов больше подходят для первоначальной атаки, кого лучше задействовать в обороне или резерве, а кто лучше всех пригодится в качестве гонца-скорохода.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Ашамай. Икс. Керей таңба

Играй, казах! Настоящий наурыз!

Ну и, конечно же, такие соревнования приносили удовольствие – и организаторам, и участникам, и зрителям. Это, пожалуй, главное сходство между играми-учениями тысячелетней давности и скачками сегодняшнего дня. А теперь, как и обещали, познакомимся с видами скачек. Понимаем, что многим их названия знакомы, а вот, чем они различаются между собой, помнят не все, тем более, далеко не всегда соревнования зацикливались только на скорости и выносливости лошадей или ограничивались этим.

Но начнем все же с «классических» скачек, с байги (бәйге). Их устраивали постоянно – по поводу или без оного, а иногда сама байга становилась поводом праздником. Немало было случаев, когда подобные соревнования проходили после поминок или годовщины смерти какого-нибудь уважаемого человека. Отметим, что у кочевников издревле смерть пожилого человека не являлась трауром в привычном смысле слова – скорее даже праздник, на котором люди радовались, что хороший человек вернулся на Небо. На такие мероприятия собиралось до 15 тысяч человек, причем, независимо от социального положения «вернувшегося». Скачки по такому поводу запоминались надолго, о них слагались легенды и песни, в которых упоминался как «виновник торжества», так и победитель соревнований. В принципе, на это и было рассчитано – на долгую память в народе.

Сама байга, как таковая, делилась на две основные категории – аламан-бәйге и құнан-бәйге. Если во втором варианте использовались жеребцы-двухлетки, то в первом – скакуны от трех лет. Дело в том, что кунан-байга – это скачки на короткие (сравнительно короткие) дистанции, подлиннее того, что на ипподромах, но обычно в зоне видимости зрителей. В общем, на несколько километров. Кунан, в свою очередь, мог быть разнообразным и включать в себя какие-то дополнительные преграды и препятствия, для чего важна была и сноровка наездника. А вот аламан чаще всего был настоящим испытанием для лошади и подразумевал длинные и сверхдлинные дистанции – на 10, 15, а иногда и 20 километров. В старину дистанция достигала и 50 км.

Если кунан чаще можно было видеть на свадьбах-тоях, то аламан был практически обязательным в программе празднования Наурыза. Точно также, как и известная игра қыз-қуу – догони девушку. Это очень древний обычай, уходящий корнями к ранним кочевникам. Возможно, первоначально имел сексуальный подтекст – джигит должен был догнать красавицу, а если не получится, то лучше убегать, так как она через определенное время разворачивается и скачет за неудачником, чтобы хорошенько пройтись по нему камчой. А если ему удастся ее догнать, то может взять ее в жены. Ну или просто поцеловать, как сейчас.

Большой популярностью до сих пор пользуется кокпар – и не только у казахов или кыргызов, но и у многих других центральноазиатских народов. Наверное, подробно рассказывать о соревновании, где две команды забирают друг у друга тушу козла (или барана), не стоит, но отметим, что такие игры могли длиться целый световой день, а иногда они предотвращали межродовые конфликты – они решались в пользу того, кто победил в кокпаре.

Соревнования по стрельбе из лука верхом на лошади («жамбы ату») считается очень трудным и является показателем мастерства, но у саков и тюрков это было в порядке вещей. С детства кочевников учили управлять коней при помощи ног (ребенку привязывали ноги к большому полену, и он подпрыгивая, должен был поворачивать его в разные стороны), а руки должны были быть свободны для оружия – лука со стрелами или секиры с мечом. Кстати, в персидской армии, например, на коня усаживались сразу два человека – возничий и стрелок, и для античного мира это считалось крутым. Ну, пока они с саками-скифами не познакомились (в бою).

Но мы отвлеклись. Были и более мирные игры. Например, «Теңге алу». Из ее названия, «подними монету». Правила просты, но только в теории – игрокам-всадникам нужно было собрать как можно больше монет, завернутых в платочек и разбросанных по полю. Кстати, таки игры также часто устраивались на поминках и свадьбах. Более сложной считалась игра «Тымақ ұру» или «Сбей тымак (шапку)». На установленный в рост (или чуть ниже) наездника шест надевали тымак, показывали его игроку, а потому завязывали ему глаза, и он камчой должен был сбить шапку. Веселья было даже больше, чем в классических жмурках.

Существовали и другие игры на лошадях, совмещенные с борьбой, такие, как «Аударыспақ» (нужно было свалить соперника с лошади, а еще лучше – вместе с ней) и многие другие. Некоторые из них безвозвратно утеряны, какие-то перестали быть актуальными (например, что-то вроде искусства верховой езды). Но число таких игрищ могло посоперничать с наземными видами казахских единоборств и соревнований. В любом случае, они продолжают радовать наши глаза и сердца, а иногда хочется и самому оседлать лошадь с призывом «Аттан! По коням!». Правда, он чаще по другим поводам звучал, но мы все же осмелились взять его в заголовок…

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов