Алматы 04.01.2022 11216

Равнее равных. Право на сословие

Один из первых материалов в наступившем году (с чем вас и поздравляем, кстати) можно и нужно было посвятить поздравлению президента Токаева – там было, что разобрать с точки зрения права. Однако события в Мангыстау заставили несколько пересмотреть наши планы. Эти дни обнажили четкую грань между «мы» и «они», и это, как ни странно, отмечено и в нашей Конституции.


Действительно, новогоднее обращение Касым-Жомарта Кемелевича можно было разобрать на цитаты с дальнейшим их анализом. При всем желании покритиковать президентский рапорт, надо признать, что некоторые моменты сеяли определенную надежду, хотя его слова не были облачены в конкретные цифры, как, скажем, в строках ежегодного послания народу. Например, особо обратило на себя внимание объявить 2022-ой – Годом детей, что особенно актуально было на фоне предновогодних инцидентов в наших детсадах. Однако в нашем правовом ликбезе мы уже довольно подробно рассказывали о правах ребенка в Казахстане, поэтому повторяться не будем.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Право на чистый воздух

«Социалка». Иждивенцы или имеют право?

Право на право


Кроме всего прочего, господин Токаев обратил внимание на власть имущих. В частности, он сказал: «Нас всех ждут большие дела. Особая ответственность возлагается на тех, кто облечен властью. Мы обязаны трудиться с полной отдачей, чтобы обеспечить благополучие граждан». В идеале этот тезис очень хорошо сочетается с концепцией «Слышащего государства» и некоторых других похожих проектов, рожденных в Администрации второго президента или же инициированных им самим. Но с чем мы имеем дело в реале? Можно ли на этот раз заглянуть между строк поздравления и конкретно этой фразы?

Можно и нужно. В первую очередь необходимо понять, кого президент имел в виду под «мы», говоря про ожидание больших дел – всех казахстанцев, независимо от социальной и политической принадлежностей, или же только госслужащих? Дальнейшее уточнение про «облеченных властью» конкретизирует эту тему, а про «обязанность трудиться» с одной стороны вдохновляет, а с другой – немного умиляет.

Но речь тут на самом деле о глубокой пропасти между власть имущими и ничего не имущими, о том, что на практике закон у нас по-разному относится к тем и другим. Конечно, об этом в разных интерпретациях говорилось и прежде, но дело в том, что такое положение у нас фактически узаконено.

Сначала мы обратимся к статье 14 Конституции РК. Второй ее пункт мы уже несколько раз рассматривали – в нем речь идет о недопустимости какой-либо дискриминации по какому-либо принципу, и сейчас настала пора вспомнить о первом – «Все равны перед законом и судом». Действительно, эта норма вызывает у многих улыбку, точно также, как гарантия отсутствия цензуры или того же права на мирные собрания. Напротив, казахстанцы удивятся, если кто-нибудь из власть имущих попадет под следствие и получит наказание, как «простой смертный», причем, речь идет не о коррупционных преступлениях, а об «обычных» - например, ДТП. Но здесь речь идет не только о правосудии, но и обо всем законодательстве.

В международном праве это называется «равенство перед законом» или «равноправие» и является одним из важнейших принципов демократии вместе с классическим либерализмом. Это звучит банально, поэтому сильно расписывать все принципы равноправия мы не станем, но озвучим один из главных – отсутствие сословий. Это точно также, как свобода слова сочетается с запретом на цензуру. Но если в нашей Конституции и то, и другое упоминается, то со сословиями не все так просто. Так, в третьем пункте 20-ой статьи, кроме прочего, говорится о недопустимости пропаганды сословного превосходства. Это может показаться очень правильным – безусловно, нельзя такое пропагандировать и эта норма, по идее, должны быть заложена в Основном законе. Но если немного вдуматься, то выходит нелицеприятный факт. Какой?

Само упоминание понятия «сословие» говорит о том, что у нас в Казахстане оно существует и даже узаконено. В классическом (или даже энциклопедическом) понимании оно само по себе предусматривает четко выраженные социальные и правовые различия определенных категорий граждан. То есть, сословия – это социальные группы людей, отличающихся по правовому положению. Таким образом, у нас априори существует правовое различие между разными категориями казахстанцев и, соответственно, отсутствует равноправие.

Более того, этот факт также подтвержден в Уголовном кодексе Республики Казахстан, а конкретно – в незабвенной статье 174 – о возбуждении какой-либо розни, в том числе сословной. То есть, мы имеем дело не только с конституционной нормой, но и с репрессивной (уголовно наказуемой) реакцией государства на ее нарушение.

Следует подчеркнуть, что в Конституцию за четверть века вносились десятки изменений и дополнений, но понятие «сословие» из него так и не убрали. Таким образом, власти официально признают, что казахстанцы делятся на «наших и ваших» (кто из них кто – это другой вопрос) и угрожают всеми способами тем, кто вдруг вздумает доказать обратное. По большому счету, именно поэтому 174-ую статью УК РК называют «политической», и ряд судебных процессов доказывает это. В том числе, и суд по «жанаозенскому делу» в 2012 году, который, среди прочего, показал, что обычным гражданам не стоит возмущаться тем, что другие соотечественники живут лучше, благодаря «сословной принадлежности». Это лишний раз подчеркивает деление на власть имущих и остальных граждан.


Мирас Нурмуханбетов