Алматы 22.09.2023 3532

В этот день. Война диктаторов

Ровно 43 года назад, 22 сентября 1980 года, началась ирако-иранская война. Или ирано-иракская – без разницы. Учитывая, что никто не особых результатов от нее для себя не получил. Это, по сути, была война диктаторов, стоившая их народам 750 тысяч жизни и около триллиона долларов по курсу того времени, не считая побочных потерь, которые коснулись не только этих стран. Но что важно знать об этом затяжном конфликте?


«На западном фронте без перемен». Эта фраза кочевала из номера в номер в немецких газетах времен Первой мировой, став названием романа Эриха Марии Ремарка, который в свою очередь трижды был экранизирован, причем два раза одноименные фильмы были завалены «оскарами» (в 1930 году – два и в 2023-ем – четыре). Но мы вспомнили об этом из-за того, что практически по всей линии ирако-иранского фронта тоже особых перемен не было – все восемь лет войны велась так называемая позиционная борьба. Описывать ее нет особого смысла, так как даже сами иранские и иракские СМИ предпочитают не акцентировать на это внимание. Лучше мы расскажем предысторию конфликта.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В этот день. Татарбунарское восстание

В этот день. Куликовская битва… фейков

В этот день. С Новым годом!

Вообще, можно сказать, что вооруженное противостояние между странами назревало в течение десятилетий (если слишком глубоко в историю не заглядывать, а делать упор на сложившуюся после Второй мировой административно-политическую систему). Поводов для разногласий было множество, причем, некоторые аспекты намеренно раздувались политиками с обеих сторон для собственного популизма и укрепления образа врага. Но одним из наиболее острых вопросов был территориальный спор вокруг реки Шатт-эль-Араб, как транспортного пути в Персидский залив. Незадолго до ВМВ Ираку при поддержке Великобритании удалось отхватить этот коридор (за исключением пары участков, оставшихся за оппонентом), и тогда казалось, что это надолго, учитывая советско-британскую оккупацию Ирана, о которой мы недавно рассказывали.

Но в 60-х годах Иран стал резко подниматься как в экономическом, так и геополитическом планах, а Ирак, напротив, стало лихорадить политическая нестабильность. Воспользовавшись этим, в 1969-ом Тегеран разорвал соглашение по Шатт-эль-Араб и взял контроль над рекой. Багдат, по сути, ничем не мог ответить, кроме выражения официального протеста и скрытой поддержки арабским сепаратистам. Еще через пару лет Иран оккупировал три острова в Ормузском проливе, что в дальнейшем стало поводом для развязывания Ираком «освободительной войны», но на тот период ему не хватало сил и, как казалось, решительности.

В 1979 году в обеих странах случились знаковые события, прямо сказавшиеся на них вплоть до сегодняшнего дня: в феврале в Иране под руководством Хомейни произошла исламская революция, свергнувшая шахский режим, а в июле в Ираке к власти пришел Саддам Хусейн. Начались взаимные угрозы, использование сепаратистских настроений, были зафиксированы перестрелки в пограничных регионах, теракты, в том числе и в других странах (в Лондоне было захвачено посольство Ирана), стали оглашаться упреки на площадке ООН. Стало понятно, что вооруженное противостояние неизбежно – вопрос только в том, кто и когда его начнет. Начал Саддам, опасаясь экспорта исламской революции и посчитав, что сил у него достаточно, чтобы осуществить быструю победоносную войну, вернув стране влияние над транспортным коридором, заодно захватив богатые нефтью территории, тем самым повысив свой авторитет в стране.

Забегая вперед скажем, что молодой на тот момент диктатор, мягко говоря, переоценил свои возможности. Впрочем, сил Ирана на то, чтобы существенно переломить ход войны. Обе стороны ослабляли внутренние кризисы, как политического, так и экономического характеров. Впрочем, понятно, что война диктаторов вряд ли могла иметь другие результаты. Кстати, именно на ее последствиях мы намерены сделать акцент, тем более, как мы уже отмечали, ход конфликта малоинтересен с исторической точки зрения даже для обеих сторон.

Но совсем ничего не сказать мы, конечно, не можем, поэтому отметим основные моменты. Так, уже через полгода после вторжения Ирак понял, что блицкрига не получится, да и Иран стал предпринимать (с переменным успехом) контрнаступления и различные боевые действия на территории врага, в том числе при помощи боевиков Иракского Курдистана. Багдад и Тегеран стали искать возможности закончить войну, стараясь извлечь из этого свои выгоды. Реальная возможность представилась в июне 1982-го, когда Израиль вторгся в Ливан. Вскоре Хусейн созвал пресс-конференцию, на которой заявил, что Ирак готов вывести свои войска с территории Ирана (тем более, там неудачи следовали одна за другой) и даже признать себя агрессором, возвратившись к границам, установленным Алжирским соглашениям 1975 года. Повод с идеологической стороны был почти идеальным – оказать военную помощь братскому Ливану.

В свою очередь некоторые силы в Тегеране предложили противнику предоставить свою территорию для прохождения иранских войск в сторону нового конфликта. Не теряя времени Саддам объявил одностороннее прекращение огня и стал выводить войска, но Хомейни колебался, хотя большинство его сторонников призывало к миру. Однако что-то пошло не так. 12 июля Совбез ООН принял резолюцию №514 о немедленном прекращении огня, с которой Ирак тут же согласился, но Иран не принял ее условия, призвав иракцев свергнуть Саддама, а уже на следующий день две танковые дивизии пересекли границу. Война разгорелась с новой силой.

Отметим, что Ирак в то время поддерживался одновременно и США, и Советским Союзом, причем, СССР умудрялся поставлять оружие и Ирану. И это учитывая, что в то время Союз мировым сообществом был признан агрессором в отношении Афганистана, где уже стал терпеть первые серьезные поражения. В целом же, если говорить о геополитической обстановке, то она переживала значительные изменения, да и очередной виток «Холодной войны» достиг своего максимума.

К 1988 году продолжалась «позиционная война», в которой даже небольшой успех сторонами воспринимался как великая победа. При этом, внутренние дела каждой из сторон оставляли желать лучшего. На этом фоне в августе после освобождения иракской территории и продвижения в глубь территории Ирана Саддам Хусейн заявил о полной победе в войне. Хомейни, который буквально за месяц до этого категорически отвергал любое перемирие, согласился на переговоры. 20 августа 1988 года перемирие официально вступило в силу.

Если говорить о последствиях войны, то они были тяжелейшими для обеих сторон, что усугублялось тем, что никто из них не одержал фактической победы. В ходе конфликта, по разным данным, погибло до 200 тысяч иракских и 500 тысяч иранских солдат, а также не менее 20 000 мирных жителей. Ранения получили не менее полутора миллиона человек. Огромный ущерб был нанесен экономике двух стран – Ирак в общей сложности потерял 342 млрд долларов, увеличив внешний долг на 110 миллиардов, а Иран потерял порядка 650 млрд долларов.

Были и другие последствия. Благодаря иракской пропаганде и «головокружении от успехов» в 1990 году Хусейн вторгся в Кувейт (об этом мы тоже как-то писали). Вообще, если под конец войны диктатуры Ирака и Ирана испытывали колебания, то после ее окончания авторитаризм там усилился. Также укрепилось положение в регионе США, Саудовской Аравии, Франции, Великобритании, Израиля и, конечно же, СССР, хотя там тоже все шло к развалу. К слову, во многом благодаря ирако-иранскому конфликту Москва завязала дипломатические контакты с ОАЭ, Кувейтом и Оманом, да и с Тегераном взаимоотношения вышли на новый уровень, который можно назвать «союзом диктаторов» (сейчас на фоне вторжения в Украину и поставок Ираном вооружений России, это приобрело для сторон военно-материальную выгоду).

Также различные эпизоды этой войны вошли во многие профильные учебники – о том, как надо и как не стоит вести локальные вооруженные конфликты. Впрочем, кое-кто эти уроки не воспринял, рассчитывая «взять Тегеран (Киев) за три дня». Но это уже другая история…

Фото из открытых источников


Мирас Нурмуханбетов